Как Венесуэла погружается в средневековье

Алексей Калмыков, ВВС

Соседи с тревогой наблюдают, как рушится Венесуэла. Фото: Getty Images
Экономика страны лежит в руинах, еды не хватает. Миллионы бегут от разрухи за границу. Такого кризиса Латинская Америка не видела за всю свою современную историю. И он вызван не войной и не природной катастрофой.

Его сотворили за два десятилетия Уго Чавес и Николас Мадуро. Они разорили богатую людьми и ресурсами страну под лозунгами мировой социалистической революции и победы над американскими империалистами.

Чавес умер, но Мадуро продолжает его дело и на этой неделе вступил в должность президента на второй шестилетний срок.

Оба президента увлеченно печатали деньги, отнимали собственность, регулировали цены и занимали за границей сотни миллиардов долларов.

Они проедали все нефтяные доходы и жили не по средствам, списывая неудачи на козни США. Они разрушили нефтяную промышленность, довели страну до пустых полок, инфляции в миллион процентов и полного обесценения местной валюты.

Они подавляли инакомыслие, свободу прессы и жестоко разгоняли протесты. Мадуро фактически отменил оппозицию, избрав себе отдельный карманный парламент в 2017 году.

А в мае прошлого года выиграл президентские выборы, которые оппозиция бойкотировала, а Запад и ведущие страны Латинской Америки назвали фарсом.

Большинство иностранных правительств проигнорировало инаугурацию 56-летнего Мадуро. Своих представителей прислали меньше двух десятков стран – в том числе Китай, Турция, Иран и Россия, которая давно поддерживает социалистические власти Венесуэлы.

В прошлом году Кремль отправлял туда для обмена опытом сначала экономических советников, а потом – стратегические бомбардировщики-ракетоносцы Ту-160.

Нищая, авторитарная и хорошо вооруженная Венесуэла – головная боль для соседей. И второй срок Мадуро обещает ему значительно больше проблем во внешней политике, поскольку кризис выплеснулся за пределы страны миллионами беженцев и мигрантов.

Ситуация в регионе начинает накаляться: страны Латинской Америки до сих пор держали двери открытыми для бегущих венесуэльцев, однако добросердечность обходится им все дороже: как экономически, так и политически, поскольку не все довольны наплывом иностранцев и расходами на их содержание.


Бегут быстрее, чем от войны

Как Венесуэла погружается в средневековье

«Каракас стал похож на Галисию времен Франко». Фото: Getty Images

Из Венесуэлы уже убежало более трех миллионов человек, согласно официальным данным соседних стран, однако ООН уверена, что реальная цифра выше, поскольку далеко не все регистрируются.

И поток усиливается – ежедневно не менее 5 тысяч человек отправляются за границу, в основном пешком в Колумбию, Эквадор и Перу.

Большинство оседает в испаноговорящих странах региона, а некоторые перебираются через океан, в Испанию. Туда, по разным оценкам, уехали примерно четверть миллиона венесуэльцев. Многие из них – дети испанцев, например Кандидо Сонгас. Он бежал от бедности и репрессий франкистской Испании в Венесуэлу в 1950-х. Теперь ему под девяносто, и он вернулся в Мадрид – по той же причине.

«Я был счастлив в Венесуэле. И никогда не задумывался о возвращении, – рассказал он. – Но Каракас стал похож на Галисию времен Франко. Я был тогда мальчишкой, еду продавали по карточкам. Стоишь у магазина в огромной очереди, а перед носом захлопывают двери: все продали, ничего не осталось».

Теперь уже венесуэльцы просят испанцев приютить их, однако в прошлом году из 12 875 их прошений об убежище были удовлетворены только 15.

– Эти люди бегут не от катаклизмов и не от войны, – говорит Клаудия Варгас Рибас из Университета Симона Боливара в Каракасе. – И не стоит забывать, что все страны региона – развивающиеся. Приток такого количества людей усложняет внутриполитическую ситуацию в них.

Миграционный кризис по ту сторону Атлантики давно затмил европейский кризис 2015 года. Тогда Европа приняла более 1 млн человек. За последние два-три года Венесуэла увеличила мировую армию беженцев и мигрантов больше, чем разрушенные войной Афганистан или Судан.

Страна лишилась как минимум каждого десятого жителя, а общее число уехавших уже сопоставимо с населением Грузии или Молдовы и вскоре может подобраться к населению трех стран Балтии.

Власти Венесуэлы не согласны с этими оценками. Мадуро в прошлом году утверждал, что реальная эмиграция в четыре раза ниже оценок ООН. Вице-президент Делси Родригес говорила, что цифры раздуты «вражескими государствами», которые ищут повод для вооруженного вторжения.


Хроника свободного падения

Экономика Венесуэлы переживает шестой подряд год экономического спада, и надежды на выход из пике давно растаяли. Стране нужно возвращать больше 100 млрд долларов внешних долгов, а единственный источник валюты и средств для поддержания элементарных условий жизни – экспорт нефти –сокращается вслед за добычей.

С инфляцией свыше 1 миллиона процентов Венесуэла в прошлом году заняла место в истории рядом с Веймарской республикой 1920-х годов и Зимбабве 2000-х.

Еще в июле МВФ предупреждал, что «коллапс экономической активности, гиперинфляция, быстрое ухудшение ситуации с доступностью базовых услуг (медобслуживание, энергообеспечение, водоснабжение, транспорт, общественный порядок) и дефицит продовольствия по льготным ценам привели к масштабной миграции, которая оборачивается проблемами для соседних стран».

Прогноз подтвердился: миграция с тех пор резко ускорилась и начала сказываться на экономике всего региона, сообщил на этой неделе Всемирный банк.

По его оценкам, в ближайшие годы кризис будет стоить соседней Колумбии 0,2-0,4% ВВП в год.

«В то же время, в средне- и долгосрочной перспективе приток мигрантов в Колумбию может оживить экономику за счет увеличения рабочей силы, потребления и инвестиций», – говорится в отчете банка.

Венесуэльской же экономике ничего не светит, полагает базирующийся в США Всемирный банк.

Мадуро увлечен нетрадиционными практиками – от привязки боливара к неторгуемой криптовалюте до наполнения резервов центробанка нефтью, причем еще не найденной. Прошлым летом он напечатал новые деньги и заменил ими старые. Заодно Мадуро провел деноминацию – отсек у боливара пять нулей.

Не сработало, говорят экономисты и характеризуют состояние венесуэльской экономики даже не как кризис или спад, а как крах.

«Обрушение экономики Венесуэлы усугубилось, и нет никаких признаков того, что недавняя деноминация валюты оказала какое-либо значительное влияние на продолжающуюся гиперинфляцию», – пришел к выводу Всемирный банк.

Венесуэла – самая богатая нефтью страна в мире. Ее доказанные запасы превышают 300 млрд баррелей – это больше, чем у Саудовской Аравии (266 млрд) и вдвое выше, чем у Ирака или Ирана.

Нефть была источником денег для крестового похода Чавеса против империалистов за социалистическую революцию во всем мире. Мадуро продолжил его дело. Однако по пути они отняли у иностранных нефтяных компаний все, а свою госкомпанию загубили непрофессионализмом и коррупцией.

Когда Чавес пришел к власти на грани веков, страна добывала почти 3,5 млн баррелей нефти в сутки. К 2017 году производство упало до 2 млн баррелей, к осени прошлого года – до 1,5 млн, а к новому году, по данным агентства Рейтер, и вовсе до 1,2 млн баррелей.

Государственной нефтяной компанией управляют военные. Восстановить добычу могут только иностранные нефтяные компании, но мало кто верит в то, что Мадуро хочет и может привлечь их, учитывая полное отсутствие денег и репутацию падкого до экспроприации марксиста.

Заметили ошибку нажмите Ctrl+R

Читайте также

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники