"Военные в шаге от того, чтобы перестать подчиняться приказам"


Хуан Гуайдо на митинге своих сторонников в Каракасе. 23 января 2019 года. Фото: Carlos Garcia Rawlins / Reuters / Scanpix / LETA
Участник народных протестов в Венесуэле - о том, почему вся страна вышла на улицы и что будет дальше.

23 января Хуан Гуайдо во время многотысячной демонстрации в столице Венесуэлы Каракасе объявил себя исполняющим обязанности президента страны; в качестве такового его уже признали США и большинство стран Латинской Америки.

Гуайдо — 35-летний лидер венесуэльской Национальной Ассамблеи, оппозиционной президенту страны Николасу Мадуро; тот обвиняет в происходящем правительство США.

После заявления Гуайдо на улицах венесуэльских городов начались столкновения между сторонниками оппозиции и полиции, есть жертвы — при этом многотысячные акции протеста против Мадуро продолжаются.

«Медуза» поговорила о том, что происходит в стране прямо сейчас, с 41-летним венесуэльским журналистом Жанфредди Гутьерресом:

- 23 января я вместе с женой и тестем, который, кстати, раньше никогда не выходил протестовать, был на марше в Маракайе. Я много раз за последние годы выходил на улицу, но очень давно не видел такого количества людей. Там были молодые люди, мамы с маленькими детьми, пенсионеры, инвалиды.

Мы присутствуем при возрождении духа нашего народа. Еще год назад, после протестов 2017 года мы чувствовали себя побежденными, бессильными. Вы же знаете, что из Венесуэлы при Мадуро уехали четыре миллиона человек, 15% населения? Сейчас отчаяние сменяет надежда.

Накануне марша полиция заблокировала улицы и специально заставила нас идти через бедные, самые неблагополучные и опасные районы города. Власти хотели столкнуть нас с чавистами, спровоцировать беспорядки, испугать нас. Ничего не вышло. Ситуация изменилась.

У режима каждый раз все меньше и меньше средств, чтобы подкармливать сторонников и собирать марши в свою поддержку. Мадуро ночью позвал людей охранять президентский дворец, и почти никто не пришел.

Да, около 20% венесуэльцев продолжают поддерживать власть. Они делятся на две большие группы: так называемая «боливарианская буржуазия», разбогатевшая при действующем режиме, и «дядьки Чавеса» — живущие по заветам Маркса потребители официальных СМИ, которым государство платит пособия.

Последние как раз и были классической аудиторией проправительственных маршей, но даже они потеряли мотивацию. Поэтому мы спокойно прошли через бедные районы, никто на нас не нападал. В толпе кричали: «Вы нас больше не напугаете! Мы не боимся!»

Когда марш дошел до центральной площади около кафедрального собора, она не смогла вместить всех участников демонстрации. Нас было много, очень много. Пока еще рано делать какой-то серьезный анализ, но уже точно можно сказать, что эти протесты куда более массовые, чем в 2017 году.

В Каракасе взбунтовался не только средний класс, но и бедные районы, которые раньше были абсолютно лояльными режиму.

Я смотрю телевизор и вижу, как вся военная верхушка выражает поддержку Мадуро. Но люди на улицах знают, что солдаты, младшие офицеры и рядовые полицейские думают иначе. Они в шаге от того, чтобы перестать подчиняться приказам. В двух штатах — Карабобо и Яракуй — полицейские не стали подавлять акции протеста и пропустили людей. Такого раньше не бывало.

"Военные в шаге от того, чтобы перестать подчиняться приказам"

Личный архив Ж. Гутьерреса

Лично я, моя семья и друзья — мы все поддерживаем Хуана Гуайдо. Он из поколения студенческих лидеров 2007 года. Гуайдо давно в политике, но раньше всегда был на вторых и третьих ролях. Он на 100% соответствует тому запросу, который есть в венесуэльском обществе.

Молодой, без негативного бэкграунда, готовый взять на себя ответственность и — в отличие от чавистов и старых лидеров оппозиции — всегда в костюме и при галстуке. Не профессиональный политик, а молодой серьезный инженер.

Однако нужно четко понимать, что успех Гуайдо — результат того, что оппозиции, наконец, удалось объединиться; за ним стоит команда с четким планом. Обратите внимание на его выступления — они умные и неагрессивные. Их основной посыл: «Чависты и протестующие, хватит насилия! У нас есть общее будущее! Давайте подумаем о нем».

Его предложение амнистии для военных, [выполнявших приказы режима Мадуро], — отличный ход. Правда, мне кажется, что президентом Гуайдо себя провозгласил немного преждевременно. Мог бы подождать еще немного и собрать побольше сил, но так уж вышло.

За три дня протестов — 16 погибших и несколько сотен задержанных. Жутко, но как бы странно это ни звучало, Венесуэла к такому уже привыкла. Сегодня — день выплат субсидий, поэтому те, кто их получает, снимают деньги и пытаются быстро купить все, что смогут, — еду и товары первой необходимости.

Сейчас люди надеются — и ждут, изменят ли свою позицию военные и полицейские. Еще важно, готовы ли мировые лидеры, поддержавшие Гуайдо, по-настоящему надавить на Мадуро.

Надеюсь, что военного вторжения не случится. Знаю, что есть много людей, которые этого хотят — под тем предлогом, что другого выхода нет: правительство Мадуро настолько преступно, что само не уйдет — некуда.

Я думаю иначе. Нужно предложить амнистию для военных и чиновников среднего звена и искать выход посредством этого. Что-то вроде того, что было в Чили [после Пиночета]. К счастью, Гуайдо придерживается ровно такой же позиции.

Заметили ошибку нажмите Ctrl+R

Читайте также

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники