Стрижак: "В экономике может быть не занят только покойник"

praca-by.info

Андрей Стрижак на встрече, посвященной противодействию Декрету №3 в Гомеле. Февраль 2019 года
Профсоюзный активист из Гомеля – о борьбе профсоюза РЭП с декретом №3.

Praca-by.info публикует расшифровку аудиозаписи эфира на Радыё Рацыя.

– Поговорим о тунеядцах: есть ли активность в 2019 году или ее нет? Тему я взял как раз из твоего Фейсбука: ты написал, что Гомель – это главная точка активности тунеядцев, потому что там идут суды. Что-то изменилось, утихла ли активность?

– Приветствую уважаемых слушателей из Гомеля – «тунеядской» столицы-2019. Да, ты прав в том, что именно в этом городе теперь больше всего активности, связанной с декретом № 3. Буквально вчера мы читали сообщение чиновников о том, что база тунеядцев похудела на 86 тысяч человек, которые были ошибочно внесены в эту базу.

Моя позиция правозащитника, позиция профсоюза РЭП такая, что эта база должна быть ликвидирована полностью, потому что не занятым в экономике может быть только покойник. Те люди, которые работают или не работают в Беларуси, они все равно покупают хлеб и платят за общественный транспорт – они заняты в экономике. Это – абсурдное заявление с точки зрения логики, не только экономики.

Сейчас вместе с Леонидом Судаленко мы будем оспаривать решение тунеядской комиссии про суд. К сожалению, этот путь для нас закрыт, как и в 2017 году суд признал, что это неподсудный вопрос.

Получается, что все другие вопросы можно рассматривать в суде, а вопрос Декрета №3 – почему-то вычеркнут. Но мы не опускаем руки и сейчас пробуем вместе с Марией Тарасенко – женщиной, которая попала в эти списки – пройти другой судебный путь и попробовать взыскать моральный вред, который нанесла женщине тунеядская комиссия.

– Внесла, а потом вычеркнула, так? Напомни эту ситуацию, пожалуйста.

– Не вычеркнула. В том-то и вопрос, что пока не вычеркнула. Одно из наших требований по Тарасенко было в том, чтобы государство не только вычеркнуло человека из списков тунеядцев, но и поставило вопрос о конституционности Декрета №3. Ясно, что это – задача максимум, и что чиновники будут очень бояться пойти на нее, но мы как правозащитники должны заявлять на каждом шагу, что Декрет №3 носит неконституционный характер и нарушает права человека.

– Ты говоришь, про то, что власти сообщили, что 80 тысяч вычеркнули из этих списков, потому что сделали какую-то ошибку. Какая ошибка может быть? Как эти списки составлялись?

– Хороший вопрос! Ведь у чиновников было два года на это дело. Но мы видим неэффесивный подход к этому вопросу: в базу попадают и пенсионеры, и работающие люди. И это вообще вопрос: а насколько эффективно вообще работает наше государство? Другой вопрос – это то, что они уже несколько раз откладывали начало фактического исполнения Декрета. Вчера чиновники еще сказали, что только 54 тысячи полноценных, по их мнению, квитанций будет разослано за февраль. Получается, что даже из этих 524 тысяч, которые они держат в списке, только 54 тысячи – это такие «тунеядцы со знаком качества», которые ну вот уже точно не участвуют в экономике! Такая работа показывает неэффективность всей государственной системы. И то, что она фактически не может реализовать эту абсурдную идею декрета, которая исходит с самого верха. Мы знаем, что обычно происходит в нашей стране. Чиновники обычно спускают такие указания на тормозах, но тут вопрос в том, что Декрет – это личная идея руководителя государства, и из-за этого его идею тащат за уши, но это не очень эффективно.

– Тунеядец со знаком качества – новая интересная формулировка. Расскажи, пожалуйста, как это все технически происходит? Человек, который не работает, должен ждать какую-то бумагу, а потом идти на какую-то комиссию? Как себя чиновники ведут на этих комиссиях? Приходит самая разная информация.

– Если говорить об алгоритме действий человека, который хочет самостоятельно пойти и исключить себя из этих списков, то если человек не работает или знает, что он теоретически может попасть в эти списки, он может самостоятельно обратиться или в эту комиссию, или в систему «Одно окно». Немногие так делают, но кто приходит на эти комиссии, рассказывают, что все очень по-разному. Например, есть практика, что на человека наседают сверху и начинают пытать: «Ты почему не работаешь?» И на ответ, что просто нет работы, а в регионах действительно нет работы или есть за 60 рублей, которые не окупают даже проезд на эту работу – комиссия не может ничего ответить. У комиссии нет возможности устроить человека на те известные «по пятьсот», которые обещает государство. Я лично считаю, что и работа комиссии, и сам Декрет – профанация идеи о трудоустройстве людей. Государство должно создавать условия для развития бизнеса, для создания новых рабочих мест, а не гоняться за людьми, которые пробуют выжить на ту копейку, которую они зарабатывают или за границей, или на родине, но без официального оформления.

– А что делать с теми людьми, которые не хотят работать, которые злоупотребляют алкогольными напитками?

– Право на труд – это право, а не обязанность. Если человек не хочет работать, то пусть не работает. Заставлять его нельзя. Да и толку от такой работы не будет – ни экономике, ни нанимателю. Власть уже пыталась трудоустраивать обязанных лиц по Декрету № 18, и никаких трудовых подвигов они не совершили, а только создали дополнительные проблемы для нанимателя.

Заметили ошибку нажмите Ctrl+R

Читайте также

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники