Латынина назвала единственное действие, после которого против Путина восстанет даже ФСБ


Фото: kremlin.ru
Юлия Латынина в программе «Код доступа» на «Эхе Москвы» прокомментировала показания Ахмеда Закаева, которые были оглашены на Парламентской ассамблее ОБСЕ во время доклада, посвященному убийству Немцова.

— Напомню, что и ПАСЕ и ОБСЕ сейчас занимаются этим делом. И вот докладчица ОБСЕ Маргарет Седерфелт, которую назначили весной, которая должна доклад представить в июле следующего года. 7 июля прошли спецслушания. Российской делегации направили спецприглашение. Российская делегация ничего на это ничего не сказала.

И, конечно, на мой взгляд, на этих слушаниях произошла абсолютная сенсация, которая в итоге будет посильнее «Боинга». Я имею в виду показания Ахмеда Закаева. Я вам честно скажу, что картина убийства Бориса Немцова у меня сформировалась в голове. Первый звонок этой картины прозвенел еще тогда, когда никто не был арестован, и вдруг Кадыров заявляет, что убийца Немцова — это враги Путина, которые хотели подставить Путина. И потом арест чеченцев из этого спецназа, потом неуловимых Геремеев, которые не открыл дверь и поэтому его не могут допросить.


И у меня в голове сложилась вполне себе картина, которая была, в сущности, очень обидной для Кремля, которая подкреплялась утечками. Я не знаю, насколько они были справедливы, но постоянно утекали, что Путин был в ярости после этого убийства, что было несколько бригад киллеров, что было несколько целей, не только Немцов, соответственно, они остались живы. И всё это складывалось для меня в такую непротиворечивую картину, которую я для себя называла «Готский король при не очень сильном римском императоре».

Было много таких историй в истории Рима. Например, был император Феодосий. Он был не совсем слабый император. Он как раз очень цепко держался за власть, но, тем не менее, он очень сильно зависел от готов, перед которыми он капитулировал, которых он не смог победить, соответственно, которых он использовал против своих политических противников, других претендентов на престол, и, соответственно, за это довольно серьезно платил.

Вот, например, историк Зосим рассказывает историю, когда готы, которые были близки к императору и у них даже были золотые кольца, подаренные императором, они ехали просто мимо какого-то городка, какой-то крепости и решили на нее напасть и ограбить. А начальник этой крепости дал этим близким к императору готам, бой. И, соответственно, после этого начальника крепости судили и уволили с формулировкой «Как ты посмел сопротивляться друзьям императора?!» И была такая неприятная история для Феодосия в Салониках, когда готы повздорили с населением города и перебили 7 тысяч человек.

И перед Феодосием была ужасно сложная дилемма. Он мог сказать, что это произошло без его команды, и тогда бы все решили, что готы ему не подчиняются. Он мог сказать, что это произошло по его команде, и тогда это была бы ужасная жестокость. И Феодосий выбрал второй вариант. Он сказал, что «да, это я велел». И, конечно, это привело вскоре после смерти Феодосия к распаду империи, к деградации власти.

И это была для меня такая унизительная история власти, которая демонстрирует свое всесилие.

Закаеве дал показания в ОБСЕ о том, как он связался с Немцовым, и сказал, что его хотят убить. И тот не сильно в это поверил. И, прежде всего, бросилась смотреть, был ли Путин в Чечне, и к своему удивлению увидел, что да, 10 декабря был митинг на Болотной. И вот 20 декабря — это был день ЧК, — Владимир Путин с Золотовым посетил Кавказ. И даже специальное сообщение, что он заехал в местных отдел ФСБ в Гудермесе и там провел совещание. Ну, знаете, если Путин приехал в Гудермес, где находится резиденция Кадырова, то не только, чтобы сообщить, что надо создавать рабочие места.

С другой стороны, опять же понятно, что у Путина есть способ встретиться с Кадыровым и не приезжая к нему в Гудермес, и мы никогда об этом не узнали. Так что эти показания, с другой стороны, это немножечко по типу «под этим дубом я зарыл сокровища, а вот и дуб».

И я подумала, что немудрено, что на меня это произвело такое впечатление, потому что любая разводка на то и задумана, чтобы произвести впечатление. И, возможно, всё было, например, наоборот, что Путин приехал, ему во время приезда такую услугу предложили и он принял. Потому что, согласитесь, прошло три года между этой историей и убийством.

Что меня очень насторожило в показаниях Закаева — три вещи. Первая — это фантастическая история про аресты, которые явно Путин не будет обсуждать с Кадыровым. Это как бы не вопрос полномочий Чечни.

Ну, и второе — это как раз фантастическая история о том, что Путин собирался чеченскими батальонами разгонять московские митинги. Эта история ходила еще в декабре 11-го года. И, с моей точки зрения, абсолютно черный пиар. Это вроде Трампа и «золотого дождя». Потому что в чем угодно можно подозревать Владимира Владимировича, но у него абсолютно безошибочный инстинкт человека, который всеми силами хватается за власть. И понятно, что есть единственное действие, после которого власть точно будет потеряна и после которого против Путина восстанет даже ФСБ — это если напустить чеченцев на русских.

Третий вопрос — это, конечно, то, что эта утка рассказана в показаниях Закаева как серьезная, к нему очень серьезно подрывает доверие. И третий вопрос: чего Закаев молчал столько лет? Он публичная фигура. И представляете, убили Немцова и Закаев говорит: «Слушайте, вот было так-то и так-то». И тут берут исполнителей, и они оказываются из чеченского батальона...

С другой стороны, есть февраль 12-го года, когда Путин сообщает, что оппозиция готовит сакральную жертву, то есть прямо говорит… Как-то странно, встает лидер страны и сообщает, что один из лидеров оппозиции будет убит, он это знает, предотвратить не может, но знает, что это сделают враги Путина.

В общем, я напомню, что все эти разговоры, о которых говорит Закаев, и убийство Немцова разделены тремя годами, что они произошли при сильно других обстоятельствах, которые не вяжутся с тем, что говорит Закаев. И вот когда я стала проверять, что думают другие…

Владимир Кара-Мурза сказал, что он никогда не сомневался, что санкция на убийство одно из лидеров оппозиции могла прийти только с самого верха. Я говорила с Сергеем Соколовым, тем самым, которого Бастрыкин вывозил в лес, потому что Сергея Соколова я считаю одним из немногих наших российских журналистов-расследователей, которые профессионально занимаются расследованием, с одной стороны, политических дел, с другой стороны, именно с технической стороны. И Соколов говорит, что это скорее разводка, и перед нами, как во всякой разводке поставлены рядом события, которые были связаны не так и не тем, как сообщает Закаев.

Я могу сказать, что держусь точки зрения. Соколова. Но надо понимать, что эти показания будут жить своей жизнью, и никто в Европе на фоне Скрипалей и Боинга не будет разбирать частности.
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации

Заметили ошибку нажмите Ctrl+R

Читайте также

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники