Беларусь выбирает между российской интеграцией и кабалой МВФ

Ольга Соловьева, ng.ru

Фото: © Sputnik / Наталья Селиверстова
Беларусь хочет занять на внешних рынках в следующем году около 1,5 млрд долл., в том числе для рефинансирования выплат в 3,5 млрд долл. по внешнему долгу. Об этом в четверг сообщил глава Минфина Беларуси Максим Ермолович. Минск собирается искать деньги у Международного валютного фонда (МВФ). Положение в братской республике осложняет отказ Москвы расширять финансовую помощь без реальной интеграции союзных государств.

Беларусь хочет начать обсуждение программы структурных реформ с МВФ. «Мы хотим предложить обсудить итоги реализации мер, принятых правительством, и возможность программы МВФ для поддержки структурных реформ», – цитирует Максима Ермоловича агентство Reuters.

Ранее в Минске сообщали, что могут вернуться к идее размещения евробондов на сумму до 1 млрд долл., если не найдется более дешевых источников заимствований. А с этим дешевыми источниками у Беларуси, похоже, проблемы.

Минск уже просил у России льготный кредит на сумму свыше 630 млн долл., но эти просьбы так и не увенчались успехом. Тот же Ермолович теперь сообщает, что поступление искомых средств в бюджет следующего года не заложено.

Еще одна надежда Минска была связана с требованиями к Москве о выплате постоянной компенсации за проведение в России так называемого налогового маневра в нефтяной отрасли. Этот маневр предполагает увеличение внутренних цен на сырую нефть до среднеевропейского уровня. По расчетам белорусских чиновников, подорожание российской нефти лишит их суммы в 800 млн долл. за два года – 2019-й и 2020-й.

В июле 2018 года Госдума РФ в третьем чтении приняла законопроект о завершении налогового маневра. Законопроект предусматривает постепенное снижение ставки вывозной таможенной пошлины на нефть с 30 до 0% от цены нефти в течение шести лет начиная с 1 января 2019 года. Доходы российского бюджета будут компенсированы за счет увеличения налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), который будут платить недропользователи при добыче нефти и газового конденсата. При этом будут сохранены действующие льготы по НДПИ. Также были введены два отрицательных акциза. Один из них компенсирует отмену экспортной пошлины и увеличение НДПИ для того, чтобы компании сохранили свою налоговую нагрузку на уровне до начала налогового маневра. А второй – демпфирующий отрицательный акциз, который применяется в зависимости от ценовой конъюнктуры на мировых рынках, в зависимости от экспортной альтернативы.

Примечательно, еще совсем недавно Минск оценивал свои потери от маневра значительно скромнее. Так, в середине сентября глава Государственного таможенного комитета Беларуси Юрий Сенько сообщал, что Беларусь потеряла с начала 2019 года 502 млн белорусских рублей (253,52 млн долл.). При этом основная часть этой суммы – около 146 млн долл. – была компенсирована за счет НДС и «платежей, уплаченных физическими лицами при ввозе товаров, в том числе по акцизам и утилизационному сбору».

Замминистра финансов Беларуси Дмитрий Кийко заявлял, что Минфин страны оценивает потери бюджета в 2019 году от налогового маневра в нефтяной сфере России в 600 млн белорусских рублей (почти 300 млн долл.).

Москва весьма критически воспринимает претензии Минска на выплату каких-либо компенсаций, связанных с налоговым маневром. Так, еще в конце прошлого года глава Минфина РФ Антон Силуанов заявлял, что налоговый маневр – внутреннее дело России, а если белорусские нефтепереработчики хотят таких же условий, нужно проводить «равновыгодную политику». Позже он и вовсе объявил, что какая-либо компенсация Беларуси из-за налогового маневра в российской нефтяной отрасли возможна только после того, как стороны согласуют общий подход по интеграции экономик. Это же условие теперь касается и других вопросов в финансовых взаимоотношениях двух стран.

Пресс-секретарь главы правительства Олег Осипов также называет рассуждения Минска о потерях бюджета страны из-за налогового маневра России странными. «Невозможно потерять то, что тебе не принадлежит. Так называемые потери бюджета Беларуси из-за изменения российского законодательства (налогового маневра) не относятся к существующим обязательствам России перед республикой, в том числе финансовым», – подчеркнул он.

Текущую задолженность Беларуси перед РФ также сложно назвать скромной. По оценкам, государство должно своему крупнейшему соседу свыше 7,5 млрд долл. При этом Москва летом отказалась рефинансировать текущую часть долга. Многие эксперты полагали, что все это – часть системного давления РФ на Беларусь, и в целом можно говорить о наметившемся похолодании в отношении двух стран. «Направлений экономического давления на Беларусь много: помимо замороженного кредита это и нефтяной маневр, вопрос о цене на газ после 2020 года, нетарифные торговые ограничения, а также трения по вопросу стоимости белорусской АЭС», – перечислял старший научный сотрудник Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра Дмитрий Крук.

Интеграция с РФ – это, похоже, последнее, о чем готов думать белорусский лидер. Иначе чем еще можно объяснить его необычное поведение на международных встречах с участием России? Так, за отказ от компенсации потерь в связи с налоговым маневром Александр Лукашенко заявил, что РФ может потерять последнего союзника на западном направлении.

С проблемой интеграции связывают многие эксперты и недавний быстрый отъезд Лукашенко из Еревана в ходе последнего саммита Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Об ухудшении отношений заставляет думать и недавняя «высылка» из Беларуси ряда российских дипломатов. Так, с начала года Минск покинули советник-посланник посла России в Беларуси Алексей Сухов, атташе по вопросам обороны Роман Спиридонов, а ранее – посол РФ в Беларуси Михаил Бабич. В Минске, в частности, обиделись на заявления посла о том, что именно Москва кормит Беларусь ежегодной финансовой помощью. Кроме того, 80% белорусского сельхозэкспорта приходится на РФ. Что примечательно, Бабич теперь назначен первым замглавы Минэкономразвития по взаимодействию с СНГ и вопросам Союзного государства.

Впрочем, Россия действительно остается крупнейшим торговым партнером Беларуси. На нее приходится 40% белорусского импорта и 55% белорусского экспорта, признают в Минске.

Безусловно, речь идет об ухудшении экономических отношений Москвы и Минска, соглашаются эксперты «НГ». «Выразилось это сначала в виде отказа в предоставлении последнего транша кредита Беларуси со стороны Антикризисного фонда ЕАЭС, потом в отказе Москвы предоставить межгоскредит и наконец в отказе компенсировать налоговый маневр. Последнее не только напрямую бьет по белорусскому бюджету, но и приводит если не к убыткам, то к недополученной прибыли белорусских нефтепереработчиков», – говорит старший аналитик компании «Альпари» Вадим Иосуб. Образовавшийся дефицит бюджета Беларусь будет покрывать путем наращивания внутренних и внешних заимствований, а также увеличивая изъятие в бюджет прибыли госпредприятий, рассуждает он. «Нет сомнений, что Минск найдет средства на покрытие дефицита. Но на более длительном горизонте белорусская экономика окажется недоинвестированной», – считает эксперт.

«Почти за 20 лет строительства Союзного государства России и Беларуси отношения между Минском и Москвой никогда не были идеальными. Однако для Минска Москва – это ключевой инвестор, притом что Россия не только крупнейший, но и наименее требовательный в части погашения обязательств кредитор», – отмечает аналитик компании «Алор» Алексей Антонов.

Заметили ошибку нажмите Ctrl+R

Читайте также

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники