Еще один "дурной пример" из Беларуси, приглянувшийся в России

"Салiдарнасць"

Иллюстративное фото
В Госдуме РФ активно предлагают вернуться к практике смертной казни.

Поводом стала трагедия в Саратове. Девятилетняя девочка пропала утром 9 октября, когда ушла в школу. Через сутки стало известно, что тело ребенка нашли возле гаражей. Ночью местные жители вышли на стихийный митинг и потребовали от полиции выдать им предполагаемого преступника.

СК опубликовал видео, на котором задержанный по подозрению в убийстве мужчина дал признательные показания и ответил, что раскаивается в совершенном преступлении.

Вскоре в официальном аккаунте Госдумы ВКонтакте появился опрос о необходимости вернуть смертную казнь в России, в котором предлагалось три варианта ответа на вопрос «Как вы считаете, нужно ли вернуть смертную казнь для убийц детей и педофилов?»: «да», «нет» и «другое».


По данным на утро 14 октября, проголосовали больше 142 тысяч человек. Причем, первый вариант ответа – оказался в лидерах.

Многие российские обозреватели и правозащитники, тем временем, бьют тревогу.

– Я противник смертной казни. Но вовсе не из гуманистических соображений, – рассуждает на Эхе Москвы Антон Орехъ. – Я считаю, что для маньяков, педофилов, террористов казнь – слишком быстрый и легкий выход. Чик – и отмучился. Пожизненное содержание в суровых условиях и ежедневное понимание того, за что ты сидишь и того, что никогда отсюда не выйдешь, на мой взгляд, гораздо тяжелее.

Есть, конечно, и другие соображения. Мировая практика жестокости показывает, что суровость наказания никак не влияет на преступность. Бандиты идут на убийство и не боятся никакой казни. На преступность влияет только эффективность раскрываемости и неотвратимость наказания. Пусть даже не такого серьезного – но неизбежного.

Кроме того, казнь необратима. И ошибку, если она будет, уже не исправишь ничем. Самый яркий пример – дело Чикатило (витебский маньяк Геннадий Михасевич, за 14 лет убийств с подачи правоохранительных органов БССР за его преступления были осуждены 14 невинных человек – один из них расстрелян, – Прим. С.). Известно, что по этому делу был казнен, в том числе и другой человек, вина которого так и не была доказана.

Мы не можем верить ни в объективность расследования, ни в беспристрастность суда. В стране в промышленных масштабах практикуются пытки, а под пытками можно выбить какие угодно признания.

В России мизерный процент оправдательных приговоров, зато тысячи и тысячи приговоров вынесены с нарушением законов и процедур. В такой системе смертная казнь – это огромный риск отправить на тот свет невиновного человека.

Но смертная казнь – это крутой лозунг. В год совершаются тысячи кровавых, жутких, безумных преступлений, в том числе и в отношении детей. Бороться с этим очень тяжело. А вот прокричать с трибуны, что надо кого-то поставить к стенке – проще простого. Потому депутаты и омбудсмены так и оживились, опережая друг друга с предложениями кого-нибудь расстрелять или повесить. Они, в общем, ничего другого предложить и не могут.

***

Отметим, Беларусь – единственная страна в Европе и СНГ, где в качестве высшей меры наказания людей убивают. По этой причине Беларусь остается единственной страной на континенте, которая не является членом Совета Европы.

С 1990 года в РБ было расстреляно более 400 приговоренных к высшей мере наказания. За все это время был помилован лишь один человек.

Заметили ошибку нажмите Ctrl+R

Читайте также

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники