"Физруки спасут эту страну!" Как учитель единственной белорусскоязычной школы района не дает ее тихо закрыть

Алесь Пілецкі, Уладзь Грыдзін, "Радыё Свабода"

Фото: Уладзь Грыдзін, "Радыё Свабода"
Павел Кендысь семь лет работает учителем в небольшом деревенской школе и никогда не имел проблем с районным начальством. Пока те не решили объединить его школу с соседней.

Учебное заведение в деревне Омеленец Каменецкого района Брестской области появилось еще в 19 веке, когда здесь открыли народное училище. В межвоенный период действовала польская школа, затем -- белорусская. В конце 70-х годов 20 века школа переехала в два деревянных здания, где размещается и сейчас. В здании побольше - администрация и старшие классы. В меньшем - начальные классы и столовая.


В настоящее время в Омеленецкой школе 52 ученика и 15 учителей. В прошлом году районное начальство приняло постановление закрыть школу, а детей возить в школу посёлка Пограничная, за 18 километров. Причина - несоответствие санитарным нормам. В школе нет горячей воды, туалет - на улице.


В школе в Омеленце учатся более 50 детей

Средняя школа в Омеленце - единственная беларусскоязычная на весь район (есть еще базовая в Каленковичах). Закрытие очередной белорусской школы могло бы пройти тихо и незаметно. Но не прошло. Взбунтовался местный физрук Павел Кендысь. Взбунтовался так, что о закрытии небольшой школы, расположенной на самом краю страны, узнали в Администрации президента.

«Директор созвал собрание учителей и рассказал о планах закрыть школу, - рассказывает Павел. - Потом начал по одному учителей к себе в кабинет приглашать. Я прихожу, а у него там табличка. В табличке -- список учителей, сведения о них и столбик с заголовком: "Желательное место работы". Директор спрашивает у меня: "Где, Павел, хотите работать?" Я ему говорю - в Омеленецкой средней школе. После этого мы электронную петицию составили, письма в Брест и Минск послали, и началось. У районного начальства паника. Директор школы -- мой однофамилец, тоже Кендысь. Когда Виктор Грицук из отдела образования петицию увидел с подписью Кендыся, то сразу на телефон и в школу звонить…».


Павел Кендысь работает в Омеленецкой школе семь лет. Сейчас преподает физкультуру и географию


«Твой телефон уже КГБ прослушивает»

После электронной петиции и обращений в Администрацию президента у преподавателя физкультуры и географии Павла Кендыся начались долгие разговоры с начальством. Сначала с однофамильцем-директором, а потом и с руководителем отдела образования Каменецкого райисполкома Виктором Грицуком.

«Директор-то поехал в Каменец на совещание, оттуда сразу ко мне, - рассказывает Павел. - Это после того было, как сюда Tut.by и "Радио Рация" приезжали. Слышу, собака лает. Выхожу из дома, а там директорская "Нива", и он у ворот. Директор мне говорит, что сам Грицук хочет со мной поговорить по телефону. Но мне он звонить не будет, потому что мой телефон уже КГБ прослушивает. Поэтому он позвонит на телефон директора, а тот даст мне трубку. Ну, поговорили мы. Я ему тоже сказал, что хочу, чтобы школа в Омеленце осталась. И что тут можно сделать ремонт, вместо того, чтобы все закрывать».


До истории с закрытием школы учитель даже получал грамоты из рук того самого Виктора Грицука

Петицию о сохранении единственной белорусскоязычной средней школы Каменецкого района подписали уже более 2300 человек.

Из райисполкома пришел ответ на обращение с просьбой сохранить учебное заведение. В нём говорится, что в 2018 году на каждого ученика Омеленецкой школы государство выделило 5844 рубля 20 копеек. По словам чиновников, это гораздо больше норматива финансирования по Брестской области, который равен 2606 рублям 61 копейке.


Павел живет в собственном доме вместе с матерью. Отец умер несколько лет назад

В декабре, говорит Павел, ученики, родители, учителя собрались на очередное собрание. Было и руководство.
«Полный зал в Доме культуры собрался. Я взял микрофон и спросил: "Дети, на каком языке вы хотите учиться?" Все как один сказали, что на белорусском. После этих слов Грицук встает, говорит, что очень рад, и командует детям - "Уходите". А я говорю ученикам - "Оставайтесь". В результате с помощью директора их из зала вывели».


В Омеленце живет несколько сотен человек. Большинство работает в местном сельскохозяйственном предприятии


«Голову оторву!»

Запись спора учителя с чиновником попала в интернет, набрала тысячи просмотров.
Руководитель отдела образования Виктор Грицук позже дал интервью местному блогеру Алексею Голикову.


«Я составил протокол собрания и послал в Администрацию главы государства, - продолжает Павел Кендысь. - Еще и жалобу добавил на поведение Грицука и Зайчука (председатель Каменецкого райисполкома Валентин Зайчук). За некорректное поведение и игнорирование белорусского языка. Собрали подписи местных жителей - 30 человек. Ответа оттуда пока нет».


Здание клуба, где проходило декабрьское собрание

Вскоре после декабрьского собрания тактика местных властей изменилась. Виктор Грицук предложил оставить в Омеленце начальную школу-сад. Или базовую вместо средней. Часть учителей согласилась.

«Во вторник, 14 января вдруг директор объявляет родительское собрание, - продолжает Павел Кендысь рассказывать о своей «школьной войне” - Никогда такого не было, всегда в субботу. А тут вторник. Все поняли, что-то серьезное будет. Много пришло людей. Обычно мало приходит, а тут много. Сначала директор выступил, потом завуч. А после сам Грицук в зал заходит с заместителем председателя райисполкома Шпаком. Тут же мягкие кресла принесли, дали "дорогим гостям" слово. А они начали родителей склонять к тому, чтобы те согласились возить детей в школу Пограничной. Родители не хотят. Спрашивают, почему хотя бы базовую школу не сохранить здесь, почему вообще надо закрывать нашу? Я встаю и говорю - "Уважаемые родители, кто за то, чтобы ваши дети учились здесь?" Конкретный вопрос. Все руки подняли. Грицук на меня - "Сядь! Голову оторву ". Я ему говорю - попробуй ».

Родители и родные учеников Омеленецкой школы в разговоре со Свободой высказываются осторожно. Признаются, что хотели бы сохранить школу и нет желания отправлять детей в Пограничную. Однако также беспокоятся за детей и переживают, чтобы районное начальство от образования им не навредило. Высказаться открыто под своими именами люди отказались.


«Если они закроют школу, на Омеленце можно ставить крест»

Павлу Кендысю 35 лет. Родился в Сибири, за пять тысяч километров от Омеленца. Родители решили начать там новую жизнь, но вскоре после развала СССР вернулись на Родину. Учился Павел в той же школе, где сейчас работает. После 11 классов пытался поступить в Брест на истфак, но не получилось. Пять лет работал в Беловежской пуще, затем снова пошел в университет, на этот раз на геофак. После учёбы устроился в родную школу, где работает уже семь лет.


В школе нет горячей воды, туалет на улице. По словам учителя географии и физкультуры, это можно исправить за относительно небольшие деньги

«Если они закроют здесь школу, то на Омеленце можно ставить крест, - убеждён Павел. - Никакая нормальная молодая семья сюда не поедет. Кому это нужно? Сейчас школа, Дом культуры, магазин, почта, детский сад. Был ФАП, но закрыли. Зачем нам здесь ФАП, если есть "прекрасная амбулатория" за 12 километров? Закрыли. Так и школу закроют. Столовая была. Пригнали МЧС, они по кирпичу её разобрали, и все. И со школой так же. Зачем делать туалет внутри, зачем бойлер вешать, если можно школу просто ликвидировать?»


Директор Омеленецкой школы Николай Кендысь отказался говорить о судьбе учебного заведения

Пока же Омеленец выглядит ухоженной деревней на несколько сотен жителей. Большинство из них работает на местном сельхозпредприятии. Зарплаты относительно неплохие. Павел говорит, что зарабатывает в школе более 1000 рублей, и это для Омеленца примерно средняя зарплата.


По закону в случае закрытия Омеленецкой школы районное начальство должно предложить Павлу новую работу. Но Павел говорит, что у чиновников много способов найти недостатки в работе учителя и не продлить с ним контракт. Это одна из причин того, что в настоящее время отстаивают Омеленецкую школу фактически два человека. Хотя в начале было больше.


Недавно в Омеленце отремонтировали церковь. Ремонт длился несколько лет

«Учителя разделились на три группы сейчас, - говорит Павел. - Одна - это я и учительница русского языка Вера Николаевна Философ. Она очень умный и морально высокий человек. Она и на первом собрании выступала. Вторая группа учителей фактически заняла "коллаборационистскую" позицию. Среди них есть те, что в начале подписали петицию о сохранении школы, но потом "соскочили", когда я предложил письма в Администрацию писать. Им предложили оставить начальную школу, они и довольны. Ещё кто-то в стороне наблюдает за всем. Смотрят, чья возьмёт. А потом скажут, что были на нашей стороне. Но прорвёмся. Физруки спасут эту страну!»


Составлять петиции, писать обращения и размещать новости о ситуации вокруг Омеленецкой школы Павлу Кендысю помогает администратор группы «Каменецкая показуха» в социальной сети «ВКонтакте» Алесь Онищук. Там же появляются записи собраний, посвящённых будущему Омеленецкой школы. Онищук «прославился» в районе ещё до истории со школой, когда развернул кампанию по замене урн. Результатом этого стало личное знакомство с руководителем райисполкома Валентином Зайчуком, который приехал к блогеру прямо на работу в местное отделение таможни.


Так выглядит русскоязычная школа в Пограничной, куда районные власти предложили возить детей

Директор Омеленецкой школы, однофамилец Павла, Кендысь Николай разговаривать с журналистами Свободы отказался. Сказал, что «он здесь ничего не решает, а лишь выполняет приказы районного начальства».

Глава Каменецкого отдела образования Виктор Грицук в день приезда «Свободы» в Каменец посещал праздничный концерт по случаю 80-летия образования Каменецкого района. В управлении образования сообщили, что по этой причине встретиться с чиновником никак не получится. На предложение поговорить по телефону Виктор Грицук ответил коротко: «До свидания».

Заметили ошибку нажмите Ctrl+R

Читайте также

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники