“Не знаем, как справимся на пике“. Анестезиолог из Вроцлава сравнивает эпидемию в Польше и Беларуси

Денис Дзюба / МВ, belsat.eu
1 апреля 2020, 17:50
Медики измеряют температуру жителям Вроцлава. 4 марта 2020 года. Фото: Krzysztof Kaniewski / Zuma Press / Forum
Сегодня в Польше вступили в силу очередные ограничения в связи с эпидемией коронавируса: в частности, закрылись отели, парки и бульвары, а выйти из дома несовершеннолетним можно только в сопровождении взрослых. Нарушителей режима ждет штраф от $ 1200 до $ 7260. Правительство Польши заявляет, что только максимальное ограничение контактов между людьми поможет заполонить ситуацию с распространением инфекции.

Младший ассистент клиники анестезиологии и интенсивной терапии Университетской клинической больницы во Вроцлаве, уроженец Беларуси Артур Мацуткевич, рассказывает «Белсату» о том, как лечат коронавирус в Польше и карантин какого типа должна объявить Беларусь.

- По последним данным, в Польше официально 2055 больных COVID-19. Насколько, по вашему мнению, эта цифра отличается от реального количества больных?

- Это трудный вопрос – как говорят, «бабка напомнила». У половины больных на COVID-19 нет симптомов или они напоминают обычную простуду. К тому же есть больные, у которых инкубационный период может тянуться до двух недель или дольше. Полагаю, настоящее количество больных в мире отличается от официальных цифр в 3-5 раз. Это касается и Польши. Общая ситуация здесь – как в большинстве стран мира, за исключением таких стран, как, например, Италия и Испания. На этом этапе Польша более-менее справляется с выявлением и лечением вируса.

- Как выглядит обнаружение коронавируса в Польше?

- Ситуация с тестированием меняется каждые несколько дней. На сегодняшний день тесты делают людям с контактом первого уровня (то есть тем, у кого был непосредственный контакт с больным – вместе работали, жили и так далее) и людям с симптомами болезни (например, сухим кашлем). Людей, подозревающих, что у них был контакт с больным, отправляют на карантин, но при появлении симптомов им делают тест.

Если у больного только легкие симптомы и он хорошо себя чувствует, он сам едет в ближайшую инфекционную больницу (или больницу, в которой есть инфекционное отделение). После разговора с больным и замера температуры врач-инфекционист принимает решение, что делать дальше.


Если состояние не позволяет больному доехать до больницы, его транспортирует «скорая». Для теста берут мазок из горла или мокроту из бронхов. Потом тест присылают в санэпид, а пациента изолируют в специальной палате до момента, пока не придет результат.

В моей больнице продолжительность теста зависит от того, в какое время прибывает пациент. Скорее всего, тест могут сделать в течение восьми часов. Но если человек поступает ночью (а санэпид не работает круглые сутки), то ждать можно от 16 до 20 часов. Обычно больница получает результаты на следующий день. После этого принимается решение: транспортировать больного в инфекционную больницу или – если результат теста отрицательный – лечить на месте.


С 1 апреля в Польше запрещено посещение пляжей. На снимке: женщина гуляет по морскому берегу в польском Сопоте 28 марта 2020 года. Фото: Reuters / Forum

Средняя стоимость стандартного полного теста методом PCR (генетический тест, позволяющий выявить РНК вируса в пробе, взятой у пациента. – Прим. «Белсат») стоит 700 злотых, то есть около $ 200. Стоимость теста покрывает Национальный фонд здоровья. (В случае иностранцев – Министерство Здравоохранения. – Прим. «Белсат»).

- Известно, что от коронавируса нет ни прививки, ни лекарства. Согласно исследованию медиков из Ухани, использование лапиновира и ритонавира в качестве лекарств против COVID-19 не влияло на выздоровление пациентов. Какими лекарствами лечат больных коронавирусом в Польше?

- В Польше и в других западных странах от лечения лапиновиром и ритонавиром стараются отступать.

То, что лечение этими препаратами было неэффективным, объясняется тем, что мы впервые столкнулись с этим вирусом. Но лечить как-то надо – никогда не было так, что первое же примененное лекарство давало эффект. Сейчас идет активный поиск различных схем лечения и различных препаратов.

Согласно последним рекомендациям ВОЗ, лицам с более легкими симптомами дают ассельтамивир. Тем, у кого симптомы более тяжелые, дают ассельтамивир и хлорохин (противовирусное лекарство от малярии). Если есть риск пневмонии или она уже развивается, дают также антибиотик. Также идут исследования лечения фовипировиром и ремдесивиром.

Чтобы оценить эффективность лекарств, нужно провести исследования – к сожалению, ретроспективные: пациентов лечат по разным схемам, после чего кто-то выздоравливает, а кто-то-нет. Ученые будут сопоставлять данные и смотреть, в какой группе пациентов была большая смертность, сколько дней выздоравливали больные и так далее. Это не эксперимент: врачи просто пытаются спасать больных теми препаратами, механизмы деятельности которых потенциально могут принести максимальный эффект. И только ретроспективное исследование позволит найти полноценное, доказанное наукой лечение.

- Как ваша больница готовится к эпидемии?

- Согласно решению Минздрава, польские больницы разделили на три цвета. «Красные», или «корона+», принимают пациентов с коронавирусом, пока нет массовой эпидемии. В каждом воеводстве есть еще около одной-двух «розовых» больниц, которые будут принимать пациентов в случае ухудшения ситуации по итальянскому или испанскому сценарию. «Белые» больницы пока не задействованы в лечении больных коронавирусом, но они стараются назначить один или два отдела для изоляции таких пациентов.

Моя больница не планирует лечить людей с коронавирусом, но у нас также есть две изоляционные палаты и два отделения для стабильных пациентов с более мягкими симптомами. Также ищем защитные костюмы, очки и маски.

Пока неизвестно, станут ли «белые» больницы при расширении эпидемии «розовыми» или «красными». Мы не знаем, получится ли у нас сдержать возрастание и выровнять его быстро. Несмотря на то, что пока ничего не предвещает итальянского сценария, мы должны быть подготовлены, так как в любую минуту состояние эпидемии может измениться как в лучшую, так и худшую сторону.

- Чему или кому должны быть благодарны поляки за довольно неплохую статистику по тем заболеваниям и смертностям?

- Будем откровенны: с момента первого зарегистрированного больного прошло почти четыре недели. Это, можно сказать, начало. Пока, действительно, цифры по умершим страшно совсем не выглядят (по состоянию на 31 марта в Польше умер 31 человек. – Прим. «Белсат»). Наверное, заслуга польского государства в том, что здесь закрыли границу, запретили массовые мероприятия и рекомендовали людям изолироваться дома. Благодаря этому число больных растет потихоньку. Если бы эти меры власти ввели раньше, ситуация в Польше выглядела бы еще лучше.


Пустынные улицы Варшавы после введения польскими властями карантина в связи с эпидемией коронавируса. 15 марта 2020 года. Фото: Kuba Stezycki / Forum

В целом показатели нужно будет анализировать напоследок: потери подсчитывают после войны. Мы еще не знаем, как у нас получится сопротивляться вирусу на пике эпидемии, когда количество заболеваний будет высокое, а число тех, кто выздоровел – низкое.

По разным подсчетам, пик должен был быть на прошлой неделе. Но из-за того, что инкубационный период вируса – около 14 дней, первого больного зарегистрировали только более трех недель назад, а карантин был введен с опозданием на неделю (то есть потенциально больные, приезжавшие из других стран, ездили к друзьям, ходили в торговые центры и так далее), полагаю, пик наступит через неделю или две – если обнаружится большое количество контактов больных.

Сложнее всего вычислить, когда эпидемия пойдет на спад. Теоретически, вирус хорошо переживает такие температуры. Например, грипп умирает после 20 градусов. По словам китайцев, коронавирус выдерживает температуры до 60 градусов. Это логично, если летучие мыши на самом деле были одним из источников вируса: температура их тела достигает 48 градусов.

Но есть информация, что коронавирус плохо себя чувствует при ультрафиолете – его оболочка высыхает и рушится.

Если карантин даст плоды, если люди будут дальше следовать мерам безопасности – например, самоизоляции, – если появятся результаты исследований различных схем лечения, а в середине мая установится хорошая погода, то в июне должно наступить уменьшение новых больных.


28 марта 2020 года. Парк Планты в Белостоке. С 1 апреля парки и бульвары закрыты для посещения на неопределенный срок. Фото: Agencja Wschod / Forum

- Вы были подписантом письма белорусских врачей зарубежья с призывом к нашим властям ввести карантин. Известно ли вам что-то о реакции чиновников на него? Как ваше письмо комментировали врачи в Беларуси?

- Из-за большого количества работы и нехватки времени я сейчас поддерживаю преимущественно контакты только с ближайшими друзьями, они читали и согласились с этой петицией.

О реакции государства на это письмо у меня на данный момент нет информации – хотя, думаю, они где-то в кулуарах эту петицию могли обсуждать.

Кажется, государство хочет проскочить эту эпидемию. Пока болезнь у больных не начнет обостряться, а люди не начнут умирать, пока общество не поднимет этот вопрос, петиции и обращения, которые не будут массовыми, государство будет пытаться игнорировать.

- Что может общество сделать в нашей ситуации?

- Мы уже можем похвалить общество за то, что оно делает. Хотя не было никакого приказа сверху, многие айтишники перешли на работу из дома. Знаю, что на другие режимы работы перешли некоторые кафе и бары. Общество делает те шаги, которые может, люди стараются самоизолироваться или меньше выходить из дома.

Но, по моему, этого мало. Государство должно вести борьбу с коронавирусом активнее. Оно должна помогать своим гражданам, а не только говорить, что все хорошо.

- При разнообразии карантинов в мире- китайском, итальянском, шведском – у кого нашей стране учиться лучше после того, как мы потеряли столько времени? Что бы вы посоветовали чиновникам из Минздрава, которые будут читать эту статью?

- Любой из национальных вариантов карантина берет истоки из ментальности того или иного народа, а также ситуации в государстве. Жестокость китайского варианта объясняется, в частности, тем, что эта страна столкнулась с вирусом первая и не знала в начале, с чем ведет борьбу. Без карантина, объявившегося в Ухани, было бы невозможно достичь тех результатов, которые получили китайцы.

Вирус быстро распространился по странам, ведь мы живем в глобальном мире. Но не будем обманываться: не все белорусы могут себе позволить куда – то выезжать, например, в Китай. Из-за этого начала эпидемии было у нас спокойное. Стоит добавить, что половину дела сделали наши соседи, которые достаточно быстро закрыли свои границы.

По моему мнению, карантин в Беларуси должен выглядеть как в Польше или напоминать нечто среднее между польским и итальянским вариантом. Это зависит от того, насколько правдиво число заболеваний в Беларуси и насколько сурово нужно ограничивать передвижение людей и проведение мероприятий. Все будет зависеть от того, насколько люди будут соблюдать его правила.

- Можно ли похвалить белорусский Минздрав хоть за что-то?

- Трудный вопрос. По официальным данным, система справляется очень хорошо. Но глядя на весь мир, где рост происходит по экспоненте – как при любой эпидемии, – мне в белорусские цифры очень слабо верится. Мы также не знаем, хватит ли тех больниц и санаториев, которые выделили под места для изоляции пациентов. Об этом нужно спрашивать врачей, которые работают в Беларуси.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ