Похороны в Витебске: “К гробу и телу нельзя было прикасаться“

Перевод b-g.by
1 апреля 2020, 22:54
Фото: belsat.eu
Женщина умерла раньше артиста театра Виктора Дашкевича, который официально считается первым случаем смерти пациента с коронавирусом в Беларуси.

Жительница Витебска Александра Чепик умерла утром 30 марта в витебской больнице. В свидетельстве о смерти женщины написано «другая вирусная пневмония (COVID-19)». На похороны побоялись прийти даже близкие друзья, пишет «Радио Свобода».


«Какой фрагмент? Это коронавирус!»

Александре Чепик было 73 года. Она жила в Витебске. Женщина умерла раньше артиста витебского театра Виктора Дашкевича, который официально считается первым случаем смерти пациента с коронавирусом в Беларуси.

Как рассказала дочь покойной Наталья Чепик, примерно в середине марта она сама заболела. У нее был сильный кашель и высокая температура. Женщина лежала в витебском тубдиспансере. Однако ей не ставили диагноз «пневмония». По ее просьбе ей сделали тест на коронавирус, но тот дал отрицательный результат.


Около двух недель назад заболела ее мать Александра Чепик. По словам дочери, у женщины была высокая температура, до 40 градусов. Сначала она отказывалась идти в больницу. Однако через какое-то время ее положили в витебский кожновенерологический диспансер, а через несколько дней перевели в Витебский областной клинический специализированный центр (бывший железнодорожный госпиталь). Как рассказала ее дочь, у женщины диагностировали пневмонию, а потом нашли и коронавирус.

«Дней 5-6 назад мне сказали, что у нее нашли (коронавирус – прим. РС). Эпидемиолог мне позвонила и сказала, что у нее нашли фрагмент коронавируса. Потом я перезвонила в больницу, в реанимацию, где моя мама лежала, и там мне сказали: «Какой фрагмент? Это коронавирус!» – пересказывает разговор Наталья.

Последние 5-6 дней мать находилась на аппарате искусственной вентиляции легких. К тому же, у нее еще в декабре обнаружили бронхиальную астму.

Главный врач Витебского областного клинического специализированного госпиталя Валерий Денисенко подтвердил, что Александра Чепик действительно находилась у них на лечении и умерла.

«Она теперь находится на экспертизе. Вся информация у нас закрыта, не даем. Да, лежала. Врачи наши героически боролись за жизнь, это я могу сказать. У нас профессионалы высокого класса. Мы боролись за ее жизнь и сделали все возможное. Обеспечение у нас очень хорошее. Был ли у нее коронавирус, экспертиза даст заключение, мы не можем дать», – сказал БелаПАН Валерий Денисенко.


«Они ставят даже не пневмонию, а ОРЗ, ОРВИ. Умалчивают»

Где мать могла подхватить коронавирус, Наталья не знает, – за границу ни сама она, ни мать в последнее время не выезжали.

«Возможно, она без мен подцепила это где-то, в поликлинике, может. Она передачу мне возила. А может – в магазине. Здесь не угадаешь», – говорит собеседница.

«К сожалению, спасти ее не смогли, как ни старались. Она должна была жить, жить, жить. Она у меня молодая, энергичная. Коронавирус так скосил. Это настолько обидно, обиднее не бывает. Пусть бы сердце остановилось. Она мучилась под дыхательным аппаратом. Очень жаль. Я сейчас от одиночества скучаю, не могу. Это мой самый близкий человек на всей земле», – плачет Наталья.


Положительный тест на коронавирус. https://www.svaboda.org

По мнению Натальи, настоящие цифры больных коронавирусом в Беларуси скрывают.

«Туманят они. Они ставят даже не пневмонию, а ОРЗ, ОРВИ. Умалчивают… Они говорят: кое-какие люди, которые говорят, что у нас коронавирус, и словно панику [разводят] … Я не паникер по жизни. Я люблю рассказывать, что на самом деле происходит … Я у врача спрашиваю: «Это эпидемия?» – «Нет, у нас нет эпидемии». Даже глядя по вызовам – мы ждали скорую три часа. Огромное количество [пациентов]. Уже потом не хватало [мест], так ложили и в нашу больницу, и в кожвен, и в железнодорожную. Представляете, сколько людей с пневмонией лежат. У некоторых очень плохо заканчивается», – говорит Наталья Чепик.

1 апреля Наталья похоронила мать. На похороны пришли только она, православный священник и «люди, которые копали» яму. Дочь была в маске и перчатках.

«Выдали тело, приоткрыли крышку гроба, чтобы увидеть. А так закрыт гроб был. К гробу и телу нельзя было прикасаться. Я, естественно, не смогла поцеловать ее, прикоснуться. То, что я сделала: одежду, которую несла ей, в которой она была когда-то в праздники, красивое платье… Я просто поцеловала это платье, ибо по-другому никак. Передача моего поцелуя ей, ее телу», – рассказывает Наталья о прощании.


Свидетельство о смерти. https://www.svaboda.org

Больше никто не пришел попрощаться, хотя Александра, несмотря на пенсию, вела активную социальную жизнь.

«Сколько моя мама значила в жизни других людей! Она всем помогала. Была щедрой, великодушной, все хорошие качества, которые существуют, можно ей приписать. Человек настолько человечный был и любил людей, что должна была собраться большая толпа людей. Она очень активна. У нее не заканчивались дела. Ее по телевидению показывали. Она с депутатом провела работу, сказала: «Там проблемы, там дороги нет, там крышу сделать в доме, торец утеплить». Ей нужна была беготня, неблагодарная работа. Она делала все для людей. Это человек широкой натуры. Человек – душа компании. Много-много людей должны были прийти», – с сожалением рассказывает дочь.


«Выйди вон, выйди отсюда, из маршрутки»

Подруги покойной звонили Наталье и говорили, что боятся.

«Подруга матери рассказала у себя на работе, что подруга умерла от коронавируса. Он сказали: «Если ты пойдешь туда [на погребение], то больше не приходи». Ее морально подавили, и она со своим мужем не пришла», – говорит Наталья.

Саму Наталью чуть не выгнали из городской маршрутки, когда она разговаривала с врачом по телефону о ее диагнозе.

«Люди боятся даже разговоров. Сказали мне: «Выйди вон, выйди отсюда, из маршрутки», хотя я в маске ехала. Сейчас молчать надо и в маске ходить, так как люди все в панике», – говорит собеседница.

Вещи матери, которые были в больнице, ей отдали. Женщина сначала думала их сжечь. Однако врачи заверили, что бояться нечего, так как проводится их химическая обработка.

«Мне сказали: не бойтесь. Можно пользоваться, а можно сохранить как память», – говорит Наталья.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ