Витебчанка, у которой от коронавируса умер муж:“ В больнице творится настоящая мясорубка“


17 апреля 2020, 17:12
Иллюстрация: БелаПАН
Шокирующая история о ситуации в Витебске.

Светлане 40 лет. Сейчас она находится в одной из витебских больниц с воспалением легких. Ее 53-летний муж умер в другой больнице с подтвержденным коронавирусом. Она не могла попрощаться со своим любимым человеком. «Радыё Свабода» публикует ее историю.


«Как Игорь заболел»

«Сначала у него была температура и диарея. Это были выходные. Через несколько дней все нормализовалось. Он пошел на работу. Появился небольшой кашель, подскочила температура. Затем заболела я. Я только пришла с работы и все началось... Я позвонила Игорю и врачу. Она сказала пить "Ангримакс". Прошло пару дней, мужу не стало лучше, снова позвонила своему врачу, не отпустила Игоря на работу. Врач сделала направление на снимок для мужа и меня.

Это было в понедельник, 6 апреля. У него обнаружили пневмонию, а у меня - нет. Игорь не хотел идти в больницу. Он сказал, что не вернется оттуда. Кто бы мог подумать... Мы сели в машину и поехали в больницу. Машина так и стоит на стоянке. Мне было плохо. Я провела его и пошла на троллейбус.

Позже стало известно, что тест на коронавирус был положительным».



«Как я заболела и умер Игорь»

«В четверг, 9 апреля, я снова позвонил доктору и попросила снимок. Однако идти не было сил, решила, что завтра поеду. Пневмония. Я пошла в больницу. В пятницу Игоря перевели в реанимацию, потому что ему не хватало воздуха, чтобы дышать.

Он был переведен в реанимацию во вторник, 14 апреля. Я говорила с ним, если можно так сказать. Было 2 часа дня. В 3 часа дня мне позвонил мой двоюродный брат - он работает в больнице, сказал, что состояние Игоря тяжелое, но стабильное, что врачи сделают все, что возможно, и подключат его к аппарату искусственной вентиляции легких.

Все это было сделано. Затем Игорь перестал созваниваться со мной. Я не сомневаюсь, что врачи сделали все возможное, потому что мой брат спросил, а Игорь сказал, что если он выйдет, он напишет спасибо докторам.

В полночь Игоря не стало. Утром я ждала звонка моего брата, и он выразил свои соболезнования. Никто не звонил мне из больницы. Первый звонок был из морга. Это реалии. Человек умер в час ночи, а в 10 часов утра ты еще ничего не знаешь.


«Он вытащил меня из онкологии»

«Почти 8 лет назад Игорь вытащил меня из онкологии. Он ходил туда как на работу, утром и вечером. Мы многое пережили вместе. Мы были почти всегда вместе.

Он пришел к Богу со мной после моей болезни. Хотя он был православным, он ходил со мной в костел и на исповедь, хотя, как говорила моя бабушка, «крестился по-православному». Бог один, и мы праздновали как католические, так и православные праздники. Когда мы ездили в Миоры, чтобы повидаться с моей мамой, мы всегда заезжали, как он говорил, к Евфросинье в монастырь. (Евфросиньей звали его мать).

После очередного медицинского обследования в онкологии мне сказали, что у меня рецидив. Я пошла на работу, прошло три месяца после лечения. «Химия» началась снова. Перед этим испытанием мне приснился сон, в котором я увидел Евфросинью, и она сказала, что поможет мне.

После одного курса химиотерапии меня отправили на обследование. Если бы кто-нибудь увидел глаза докотра! Она была шокирована и сказала: «Потрясающий результат! Это невозможно!» С тех пор я знаю, что у Бога нет ничего невозможного...

Игорь очень любил церковные праздники. Мы ездили в Будслав, Браслав, Шумилино. Я помню, как он гордился тем, что нес хоругвь на праздник Тела Божия.

У Игоря была любимая шутка о себе. Впервые, когда он пришел в костел со мной, он не знал, как себя вести. Я сказал: Делай то, что делают все люди. Когда пришло время передать «знак мира», Игорь сказал: «Привет!», Потому что он не понимал, что значит передавать знак мира. В общем, он любил шутить».


«О больнице. Это мясорубка»

«По крайней мере 50 человек сидят в очереди, чтобы добраться до больницы. Cидят и больные, и здоровые, все вместе, в масках и без, в перчатках и без. Любой, кто не болен, обязательно заболеет.

Они положили его, анализ на коронавирус был взят только на следующий день. Завтра будет неделя, тест не готов. Это наши реалии. Ужас, страх.

Медсестрам не хватает средств защиты. Они надевают подгузники, затем одежду, а сверху, как я называю, «парник» (защитный костюм - Прим.). В такой одежде сложно даже просто гулять, а не что-то делать. Это реалии.

Иногда мы долго ждем, потому что нет систем для установки капельниц. Иногда они используют системы дважды, просто оставляют их на столах. Это реалии. Мне сложно написать все это, много мыслей, переживаний, воспоминаний.

Я пишу все это ради ваших близких и ради каждой минуты, которую вы проводите вместе, чтобы все поняли, что эта инфекция уже в Беларуси, что все серьезно. И, конечно же, в память о моем муже...

Спасибо всем, дорогие люди, за ваши молитвы, за вашу поддержку, за то, что вы есть в моей жизни. Все, что мне нужно сделать, это принять волю Всемогущего».
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ