Первородный грех белорусов и стагнация экономики

Сергей Николюк, Свободные новости
25 апреля 2020, 09:56
Когда кто-нибудь станет вас уверять, что главной характеристикой белорусского общества является единство, — не верьте. Сложно найти общество, в котором раскол проявлялся бы столь наглядно.

Но что понимать под расколом? Возьмем, для примера, Польшу. На президентских выборах в 2015 году Анджей Дуда в первом туре набрал 35% голосов, его главный соперник, действующий президент Бронислав Коморовский — 34%. Третьим финишировал независимый кандидат Павел Кукиз с 21% голосов.

Раскол? Раскол. Он особенно наглядно смотрится на фоне 83,5% белорусского образца в 2015 году.

А если обратиться к американскому опыту? Что не президентские выборы, то страна пополам. В 2016 году за Дональда Трампа проголосовало 46% избирателей, за Хиллари Клинтон 48%. Зигзаг американской демократии. Победителя на президентских выборах определяют не по голосам избирателей, а по голосам выборщиков. По голосам же выборщиков победа Трампа была убедительна: 306 против 232.

А что с расколом? А ничего. Аналогичные результаты голосования в странах западной демократии — норма, а не исключение, и пестрота электоральных предпочтений единству подобным обществам угрозы не несет, так как в этих обществах сложился базовый консенсус.

Присмотримся к польскому парламенту. Можно ли себе представить, чтобы депутаты спорили по поводу геополитического выбора страны? «Навеки с Россией, с нашими славянскими братьями!» — кричат одни. «Ни в коем случае! Мы европейцы! В Евросоюз и в НАТО!» — возражают другие. Крик, гам. Еще немного и до мордобоя дойдет.

Споры в польском парламенте идут непрерывно, но по второстепенным, с нашей точки зрения, проблемам. Спорят о деталях, в которых имеет привычку прятаться дьявол, но не о направлении движения.

«Государству-нации, — поясняет социолог Александр Филиппов, — присущ некий специфический базовый уровень солидарности, некое ядро солидарности граждан. Важно именно наличие такого ядра, поскольку все поголовно не могут быть тесно сплоченными».



Время чарки и шкварки

Существует ли такое ядро в Беларуси? Открываю самую солидную газету страны. Читаю: «Опыт перестройки и 90-х годов с бесконтрольным разгулом СМИ показал, что они не могут решать социальные проблемы, а могут только их бесконечно усугублять и политизировать, стравливая население».

Так и слышится речь не мальчика, но мужа, а если точнее, члена постоянной комиссии по образованию, культуре и науке Палаты представителей Сергея Клишевича. Тезка! Но это, пожалуй, все, что между нами может быть общего.

Начало 90-х — лучшие годы моей жизни! И не потому, что я был на 30 лет моложе, хотя и потому тоже. Но прав, трижды прав депутат, говоря о бесконтрольном разгуле СМИ. Пусть и не долго, но он существовал. Я об этом знаю не понаслышке, так как работал директором популярной в те годы газеты «Свобода».

Но потом пришел тот, кто и сегодня с нами. Газету закрыли. Это была первая, но не последняя газета в моей жизни, на которой государство для народа отрабатывало свои принципы взаимодействия с негосударственными СМИ.

Настало время деполитизации с ее массовой абыяковастью до всего, что выходит за пределы повседневных забот. Настало время чарки и шкварки. И надо признать, что до конца «нулевых» возможность выпить и закусить у среднестатистического белоруса с каждым годом прибывала.

Естественно, тут же нашелся тот, кто связал экономические успехи с курсом, который он сам и придумал. В этом логичном, на первый взгляд, объяснении имелась одна нестыковочка: если успехи объясняются курсом, то чем объяснить стагнацию в десятых годах? Курс-то не поменялся.

Тем, кто не верит в стагнацию, предлагаю сравнить среднюю зарплату в долларовом эквиваленте в 2010-м и в 2020-м. За 10 лет она если и изменилась, то в сторону понижения.


С предателями не разговаривают

Почему же в условиях отсутствия бесконтрольного разгула СМИ экономика перестала расти? Вроде бы мы все делаем правильно: на посулы представителей «пятой колонны» не поддаемся, на работу не опаздываем и на выборах всех уровней голосуем только за самых достойных кандидатов. Многие из нас даже верят всему, что говорят по телевизору, а экономика расти отказывается.

Не исключено, что причину следует искать в первородном грехе, в ослушании Божьей воли нашими прародителями. Вкусив от древа добра и зла по своей воле, они тем самым впервые столкнулись с проблемой выбора.

Бесконтрольный разгул СМИ льет воду на ту же мельницу. Ключевое слово тут не существительное «разгул», как многим может показаться, а прилагательное «бесконтрольный». Но для того и проголосовало большинство белорусов в 1994 году за сильную президентскую власть, чтобы бесконтрольность в стране свести к минимуму. Ее и свели.

Лучшего примера неспособности к ослушанию, чем работа белорусского парламента, пожалуй, и не привести. Никакими соблазнами не возбудить в депутатах желания сорвать запретный плод. Они живут в раю, но не в том смысле, что все их материальные и духовные потребности удовлетворены, а в том, что не сталкиваются с необходимостью отличать добро от зла.

В мире, смысл существования которого заключается в выполнении вышестоящих указаний, таких понятий просто не существует. Рай в чистом виде, ибо выбор — самое тяжелое испытание, которое выпадает на долю каждого из нас.

«В поте лица твоего будешь есть хлеб», — сказано в Писании. Но пот — он не от тщательного пережевывания пищи. Прежде чем приступить к трапезе, хлеб необходимо вырастить. Для чего в ежедневном режиме приходится неоднократно совершать выбор, координируя при этом свой выбор с выбором других. Без институтов, обеспечивающих мирное сосуществование граждан с разными взглядами и интересами, тут не обойтись. Такими институтами, в частности, являются парламент и независимые СМИ.

Кто в нынешнем парламенте защищает мои интересы и интересы моих читателей, представители какой фракции? Может быть, господин Давыдько? Он у нас главный специалист по СМИ. Но я для него предатель, а с предателями не разговаривают.

После 1996 года иной фракции, кроме фракции главы государства, в парламенте нет. И неважно, из какого количества палат состоит наш законодательный орган. Нынешний — из двух. Но с таким же успехом он может состоять из трех или четырех. Всех вариантов по корректировке Конституции не перечесть.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ