Борис Желиба: «Цены будут расти. Девальвация белорусского рубля продолжится»

Александр Томкович, sn-plus.com
14 мая 2020, 09:21
Борис Желиба. Фото: Радио «Свобода»
Доктор экономических наук, профессор Борис Желиба ответил на вопрос, как Беларусь «профукала» 60 миллионов евро.

— Скажите, мы уже «пролетели» мимо европейской помощи в 60 миллионов евро на борьбу с коронавирусом?

— Там мониторят ситуацию в каждом государстве и видят, какие меры принимает правительство. Там прекрасно знают, что Беларусь не объявляла всеобщего карантина, экономика в целом работает. Официально серьезных потерь нет. А раз так, то и необходимости в экстренной помощи нет.

— Перефразирую знаменитый мультик: 60 миллионов евро — это «большая куча»?

— Для Беларуси это были бы существенные деньги. Не думаю, что они пошли бы на нужды населения. Скорее всего, правительство распорядилось бы ими по своему усмотрению. Вполне ожидаемо, что эти деньги направились бы на поддержку государственных предприятий. Для правительства это сейчас предпочтительней — многие границы и рынки закрылись.

На мой взгляд, часть этих денег было бы резонно напрямую направить на повышение зарплат медперсоналу, который сейчас находится, можно сказать, на фронте, работает на передовой, как говорят военные, медики несут людские потери.

Увы, не случилось…

Что касается пенсий и пособий — думаю, нет. Деньги не попали бы в Фонд социальной защиты населения. У него свой бюджет. Естественно, из года в год он меняется. Однозначно лишь то, что он постоянно не сводит концы с концами и постоянно получает трансферты из республиканского бюджета.

Сейчас там будут проблемы. Есть риск задержки пенсий и социальных пособий, потому что налоговые отчисления снижаются, выручки тех, кто занимается обслуживанием населения, становятся почти нулевыми.

Проще говоря, денег на эти цели становится все меньше и меньше.

— Многие предвещают белорусской экономике коллапс, который будет пострашнее пандемии. А вы?

— Такие мнения есть. Как я уже сказал, потери неизбежны. Особенно в экспорте, потому что российский рынок тоже почти закрылся и не сможет покупать все белорусское в прежних объемах. А это наш основной торговый партнер.

На этой почве многие предсказывают белорусской экономике катастрофу, но я не столь радикален. Будет тяжело, но катастрофы я не ожидаю.

Во-первых, у нас не объявлен тотальный карантин, и экономика худо-бедно работает.

Во-вторых, я считаю, Беларусь получит какую-то международную помощь, поскольку она ведет переговоры с МВФ о чрезвычайном кредите на сумму в 900 миллионов долларов.

Кроме этого, мы просим денег у России по линии бюджетной помощи. Просим у Китая…

Помогут и европейские источники. Тот же Европейский банк реконструкции и развития, Европейский инвестиционный фонд.

Конечно, не в таких масштабах, как прежде, но помощь будет. Мы влезем в дополнительные долги, что скажется на бюджете, который и так этими долгами сильно обременен.

Будет тяжело, но как-то выкрутимся.

— Очень знакомо: денег нет, но вы держитесь… Элементарное отсутствие денег многие считают причиной отсутствия карантина. А вы?

— Вопрос, действительно, перед каждым государством и правительством стоял и стоит очень жестко. Либо тотальный карантин, вплоть до запрета выхода из дома. Тогда будет падение экономики, уменьшение ВВП, но умрет меньше людей. Многие так и сделали.

Либо другой вариант — работает экономика, но умрет больше людей.

Какой вариант выбрали белорусские власти, знают все…

— Но нам же говорят, что никто от коронавируса не умирает. И некоторые этому даже верят…

— Думаю, таких немного.

Подавляющее число людей знает, что статистика у нас, мягко говоря, неполная, что цифры и причины смерти в ней маскируются. Остается только гадать, на какою цифру умножать официальные данные. Кто-то предлагает умножать на четыре, кто-то на пять.

По политическим причинам статистика в Беларуси необъективна, и это неправильно.

А слова «что жрать будем» и вовсе преувеличение. Месяц-другой есть нам будет чего, потому что существуют запасы продовольствия, медицинских препаратов. Мы бы продержались и сохранили бы жизни какому-то числу наших соотечественников. Особенно преклонного возраста.

Эксперты, пользуясь российскими данными, подсчитали, что на лечение одного человека уходит примерно 1500 долларов. Если мы умножим на количество реально заболевших, получится десятки миллионов долларов. Наш ВВП за первый квартал был около 12 миллиардов долларов. Легко сопоставить, где потери будут большими…

Белорусские власти выбрали экономику. Именно этой жестокой арифметикой они пока и руководствуются.

— Что нас ждет в будущем?

— Повторюсь, я оптимист и верю, что через месяц-другой коронакризис закончится. Но, несмотря на жестокий выбор спасения экономики, без потерь нам не обойтись.

Цены будут расти. Девальвация белорусского рубля продолжится, но не такими темпами, как обещают некоторые. Не будет курс в три рубля за один доллар. Уже не первый год в руководстве нашего Национального банка достаточно профессиональная команда. Они удержат рубль от самых мрачных прогнозов. Думаю, к концу года по отношению к сегодняшним показателям он вырастет на 10—20 копеек.

Вряд ли зарплаты бюджетников, пенсии, социальные пособия в будущем вырастут. Правительство будет поступать здесь по ситуации.

Наши начальники не любят «затягивать пояса» за свой счет. Ненормально, когда предприятие убыточно, а директор получает зарплату на порядок больше других и постоянно ее повышает.

Ни в одной стране мира нет такого, чтобы половина бюджета уходила на содержание правительства, парламента, разного ранга чиновников. На мой взгляд, структуру бюджета нужно перестроить в пользу медиков. Причем сделать это очень быстро.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ