Кризис после пандемии. Ставка на «зеро»

Александр Обухович, БелГазета
22 мая 2020, 09:17
В общественном дискурсе прорисовались по меньшей мере четыре стратегии вывода страны из системного экономического кризиса.

Во-первых, стратегия власти. Она заключается в отсутствии всякой стратегии. Задача для власти - до выборов поддерживать социально-политическую стабильность любой ценой. Мы это уже проходили в 2010-11гг.: фанфары Всебелорусского собрания перед выборами и обвальная девальвация через несколько месяцев после них. И ползучая деградация экономики в последующие десять лет. Сегодня это может обойтись стране значительно дороже, поскольку мир уходит от нас все дальше.

Во-вторых, глядя на беспомощность власти, все шире распространяется в массах желание инкорпорации в Россию. В большинстве случаев - без всякой радости, но и с нынешней властью еще страшнее за будущее.

Да, «национально озабоченная» оппозиция вопиет за независимость. Но ведь, кроме крика, за душой ничего нет. Да и весь крик прекрасно объясняется заботой о грантах и сохранением рабочих мест гуманитариев, содержать которых в таких количествах государство сегодня уже не может.

Я тоже против инкорпорации. По другой причине: не верю, что Россия в состоянии выйти из нынешней стагнации. Действующая там модель разграбления страны дает для этого слишком мало шансов.

В-третьих, имеется концепция стратегии от ИПМ и BEROC. Достаточно профессиональный анализ (Дмитрий Крук) показал бесперспективность существующей экономической модели и наличных производств, не способных вывести экономику на траекторию развития. А наличие «черных лебедей» от Александра Чубрика (нефть, внешний долг, протекционизм, COVID-19) гарантирует спад в экономике (от 3,5% до 18%).

Выход эта команда видит в путях, аналогичных «вашингтонскому консенсусу»: поддержание финансовой стабильности, открытость иностранным инвестициям, скудные накопления направлять исключительно на цели социально-политической стабилизации и при возможности на построение инновационной экономики. Включая увеличение финансирования научных исследований. Для поддержания финансовой стабильности они считают возможным рассчитывать и на поддержку МВФ.

Такая стратегия не выглядит обоснованной: все «черные лебеди» уже «приплыли». Кризис начался. Об этом свидетельствуют и падение экспорта, и разрешение предприятиям не начислять амортизацию, и идущие сокращения. Как численности, так и зарплат. И ничто не свидетельствует о том, что после хотя бы частичного восстановления спроса на внешних рынках удастся восстановить объемы производства товаров и услуг. Поскольку и технический уровень, и финансовое состояние наших экспортеров по сравнению с конкурентами только ухудшится. А без притока валюты мы не сможем профинансировать ничего. Придется начинать эмиссию, игнорируя финансовую стабильность.

И уж совсем абсурдной выглядит идея выхода из кризиса через инновации. Освоение почти любых инноваций - крайне капиталоемкий процесс. Для наших предприятий, почти начисто лишенных оборотных средств (спасибо Нацбанку за «финансовую стабилизацию»), инновации непосильны. Да и шансы их перехватить у конкурентов очень велики. Инновации, как и расходы на науку вообще, - форма субсидирования чужих бюджетов. Тем более при невосприимчивости наших предприятий и к инновациям, и к научным разработкам вообще.

В-четвертых, имеется либерально-романтическая «стратегия» от Ярослава Романчука. С абсолютной верой в «невидимую руку рынка» эта «стратегия» предполагает минимизацию участия государства в экономике, развитие частного бизнеса как опоры экономики. В реальности - мелкого частного бизнеса.

Эти идеи противоречат сложившейся хозяйственной практике. Мелкий бизнес всегда был кормом для крупного. А сегодня, в кризис, и подавно. Мелкие производственные фирмы в России закрываются тысячами. С начала 2000-х отслеживается мало-мальский успех малых фирм, которые немедленно выкупаются, или из них переманивают ведущих специалистов.

Ни одна из господствующих в общественном дискурсе стратегий не предполагает реиндустриализацию, разработку активной промышленной политики, создания институтов для управления экономикой. Хотя нет и быть не может волшебных рецептов вывода страны на траекторию развития. Тем более в условиях 20-летнего господства «белорусской модели», когда сначала нужно разобрать ее завалы. Нужен упорный труд и концентрация собираемых по крохам ресурсов на протяжении 10-15 лет.

А для начала - доверие к тем, кто будет тащить экономику из болота «белорусской модели». Вряд ли нынешняя власть располагает таким кредитом доверия и способна сформировать программу действий. А кто тогда?
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ