Инцидент с Тихановским: как СМИ его освещали

Павлюк Быковский, Media IQ
3 июня 2020, 09:43
Скриншот с сайта TUT.BY
Инцидент с задержанием 29 мая в Гродно популярного видеоблогера Сергея Тихановского (канал «Страна для жизни») стал важным политическим событием президентских выборов, пишет Павлюк Быковский для Media IQ. Он разделил СМИ на тех, кому сразу всё было ясно, и тех, кто пытался разобраться.

Была ли провокация – дистанция от оценки


В материале TUT.BY о задержании 29 мая Сергея Тихановского есть подзаголовок «Несколько провокаций», но в самом тексте оценка инцидента сделана с оговоркой на мнение свидетелей: «Как рассказали очевидцы происходящего, во время пикета в отношении Тихановского пытались устроить несколько провокаций. Это были женщины, которые заявляли, что сами они за Лукашенко, но «пришли посмотреть на это чудо». Аналогично и в сообщении местного онлайн-издания Hrodna.Life: «Участники пикета рассказали, что произошла провокация, после которой Тихановского увезли, вероятно, в отдел милиции».

Поскольку речь идет о новостях, то тут важно соблюдение принципа отделения мнений от фактов, журналисту нужно воздерживаться от оценочных суждений.

Присутствие на месте событий не делает его экспертом и в ряде случаев мешает ему трактовать происходящее беспристрастно, поэтому важны наличие и соблюдение редакционных стандартов освещения конфликтных ситуации, работа редактора, который в тиши своего кабинета меньше вовлечен в происходящее.

Поэтому отметим как плюс тот факт, что названные издания дистанцировались от оценки, и как минус – ссылку на обобщённый псевдоисточник: свидетели хором расценили происходящее как провокацию.

Попытки разобраться. Работа с версиями


Понятно, что читатели хотят знать «на чьей стороне Небесное воинство, а стало быть, и правда». Однако в конфликтной ситуации это неочевидно, иногда это вообще не возможно установить, не говоря уже о том, чтобы сделать это по горячим следам.

TUT.BY и «Радыё Свабода» попытались разобрать инцидент детально, чтобы аудитория смогла сделать выводы.

В материале TUT.BY от 30 мая «Задержание Тихановского и «нападение на милиционера» в Гродно. Давайте внимательно посмотрим видео» автор старается избегать оценочных суждений и сухо излагает факты. Оценки и ярлыки есть в приведённых диалогах героев материала. Важно, что в этом тексте отсутствует поставленный редакцией ярлык «провокатор», читателю предоставлена возможность решить идёт ли речь о провокации или стечении обстоятельств.

Не менее детально разбирается в произошедшем «Радыё Свабода» в материале от 30 мая «Пахвілінна. Як зладзілі правакацыю і затрымалі Ціханоўскага ў Горадні», но уже в заголовке есть оценка инцидента как провокации.

Факт: Тихановский и его сторонники называли происходящее провокацией. Была ли провокация спецслужб или стечение обстоятельств – материал не даёт оснований для ответа.

Сюжет


Две дамы приставали к Сергею Тихановскому с вопросами от проведения акций во время коронавируса до где его жена Светлана, почему её нет на сборе подписей. Это продолжалось относительно долго (минут пять), Тихановский назвал одну из дам провокатором, но при этом в ходе словесной перепалки на какие-то её вопросы отвечал, на какие-то – нет. Можно обратить внимание, что дама и Тихановский уже расстались, потом он продолжил броуновское движение по площади и вновь на неё наткнулся. Словесная перепалка возобновилась, женщина хваталась за одежду Тихановского и кричала: «Слышишь, Сергей? Не убегайте, Сережа! Слышишь, ты? Ты чё, вообще офигел?».

Тут на сцене появляются два милиционера. Но почему кто-то решил, что милиция пришла на её зов? Да, Тихановский назвал её провокатором, да, она пожаловалась милиционерам: «Я задала вопрос человеку, он от меня убегает». Непонятно:

• почему милиционеры хватали Тихановского за руку?

• хотели ли они задержать Тихановского?

• привлёк ли их шум и они пытались разобраться что происходит?

• в результате чего один из этих милиционеров оказался на асфальте?

Можно предположить, что Тихановский считал себя жертвой провокатора, не понимал, чего от него хочет милиция и пытался уйти, а милиция после этого инстинктивно пыталась его задержать. В уже не словесной потасовке пострадал милиционер – по крайней мере упал. Почему после этого включился в дело ОМОН – вполне понятно, так же как и возбуждение уголовного дела за насилие в отношении сотрудников органов внутренних дел.

Что осталось неясно


• оказалась ли дама на месте происшествия случайно и случайно же сцепилась языком с Тихановским?

• может быть, они с подругой хотели потроллить Тихановского?

• может быть, она выступает за сохранение status quo в стране?

• может быть, её действительно попросили спровоцировать Тихановского на словесные оскорбления, чтобы показать, например, на БТ?

• может быть, её действительно попросили спровоцировать Тихановского для создания оснований для задержания?

• может быть, они с Тихановским работали в паре, чтобы продемонстрировать его преследование агентами режима?

• может быть, это была провокация, чтобы создать повод для возбуждения уголовного дела?

Возможны и иные версии.

Невозможно без проведения хотя бы минимального расследования проникнуть в суть событий и определить, какая из версий верная. Нельзя забывать, что версия сама по себе ничего не доказывает, а лишь помогает устанавливать и исследовать факты. Она является лишь предположением, представлением о событии, вероятностным объяснением фактов.

Отличие новостной и объяснительной журналистики


Автор новостного материала не может себе позволить смешивать свои версии и достоверные факты, но может публиковать оценки происходящего участниками конфликта и свидетелями.

В колонках мнений, аналитических материалах автор имеет право на субъективизм и может делится личными оценками, объяснять факты. Преобладающий способ медиапотребления в соцсетях и мессенджерах в итоге все равно перепутает для аудитории где были новости, а где были мнения, но сами издания всё же оставляют «хлебные крошки» (breadcrumbs), рубрикацию, чтобы пользователю было легче понять где он находится.

В новостях факт имеет источник, что позволяет оценивать достоверность. В публицистике атрибуция источника не является обязательным требованием, так как автор по определению ссылается на общеизвестные факты.

Другое дело, когда автор считает фактом то, что является чьим-то предположением.


Теория заговора в домыслах вместо фактов


В рубрике «Блогі» на «Радыё Свабода» политолог Валерий Карбалевич 30 мая пишет, что «Затрыманьне Ціханоўскага адбылося ў выглядзе добра падрыхтаванай спэцапэрацыі, якую Лукашэнка агучыў загадзя». И более развернуто: «Арышт Ціханоўскага адбыўся ў выглядзе добра падрыхтаванай спэцапэрацыі. Былі жанчына, якая кідалася на блогера, падзеньне міліцыянта (пра якое казаў Лукашэнка за чатыры гадзіны да таго), АМАП, які чамусьці якраз чакаў побач у аўтобусе, апэратыўнае паведамленьне на канале «Беларусь-1».

Это объяснительная журналистика, и автор может интерпретировать факты – версия про провокацию имеет право на существование. Но действительно ли президент Александр Лукашенко «агучыў той сцэнар, які абмяркоўваўся зь ягоным удзелам ці пра які яго праінфармавалі. І не ўцярпеў пра яго паведаміць загадзя»?

Да, такую версию постфактум после задержания Тихановского публикует вечером 29 мая «Радыё Свабода» в материале со ссылкой на пресс-службу президента: «”На міліцыянта наваліліся. Правакацыя…”. Што Лукашэнка сказаў за 4 гадзіны да затрыманьня Ціханоўскага ў Горадні». Ранее без предсказания будущего высказывание президента цитировало агентство БелТА: «”Мужики там кипишь подняли, где-то кто-то ходит, кричит. Недавно мне пресс-секретарь доложила: милиционера оскорбил (участник пикета. - Прим. БелТА), когда ему сделал замечание. Они приезжают крутые, на джипах все - по 10-12 машин. В чужой город приехали, выстроились и пошли по площадям, улицам…”, -- заметил президент».

Лукашенко говорит «оскорбил», а не избил или повалил. Можно предположить, что речь идёт об инциденте в Могилеве 5 мая с инспектором ГАИ, а не участковым, как в Гродно: Тихановский заставил инспектора ГАИ представиться (вряд ли это можно назвать оскорблением), TUT.BY пишет о том, что водителя брендированного каналом «Страна для жизни» микроавтобуса хотела задержать милиция, «но собравшиеся вокруг мужчины — подписчики канала просто не пропустили к нему силовиков».

Автор упомянутой выше новости на «Радыё Свабода» не знал или не вспомнил о могилевском инциденте и сделал вывод: «Пра канфліктныя выпадкі з удзелам міліцыі падчас выбарчых пікетаў ніводнага з кандыдатаў раней не было вядома». Фактически утверждение верное, так как могилевский инцидент был ещё до 8 мая – до назначения выборов.

Пресс-служба президента и агентство БелТА своей припиской к цитате главы государства, что речь идет якобы об «участнике пикета», сдвинули событие из прошлого в будущее: в Могилеве 5 мая не было пикета по сбору подписей за выдвижение жены блогера Светланы Тихановской кандидатом в президенты, а была встреча блогера с подписчиками его канала «Страна для жизни», которую правоохранительные органы расценили как несанкционированный митинг (по крайней мере некоторых организаторов встречи с такой формулировкой осудили на административный арест 8 мая). В итоге многие поверили, что Лукашенко по ошибке слил инцидент, который состоялся на четыре часа позднее, а в некоторых новостных материалах появились догадки вместо фактов (манипуляционный приём).

Кстати, автор «Беларусь 1» 31 мая также ошибочно трактует могилевский инцидент от 5 мая как часть сбора подписей за выдвижение кандидата в президенты: «...та же компания, собирая подписи, заодно решила научить сотрудника ГАИ правилам дорожного движения». Впрочем, в данном случае, скорее всего, речь идёт о банальной ошибке, а не о манипуляции.

Мнение должно иметь имя. Пропаганда может быть анонимной


При изложении инцидента с Тихановским негосСМИ в некоторых случаях делают ошибки, но по крайней мере пытаются установить факты. В госСМИ всем всё ясно, они вещают свою правду, в которой постулируют, кто прав и кто виноват.

В этом плане показателен выпуск программы «Главный эфир» на телеканале «Беларусь 1» 31 мая (текст «Сбор подписей в Гродно превратился в агитационный митинг» и видео на YouTube). Здесь сконцентрировано присутствуют маркеры нарушения стандарта отделения мнений от фактов: есть эмоциональная окраска, оценочные суждения, риторические вопросы, высмеивание, запугивание, обесценивание.

Текст содержит манипуляционные приёмы буквально в первом предложении: «Пока правительство думает, как поддержать граждан в непростое время, кое-кто период электоральной кампании использует в своих целях, не заботясь ни о безопасности, ни о нормальном поведении в обществе, ни об избирательном законодательстве» (сравнение несравнимого и контраст, где свои хорошие, а их оппоненты – плохие).

В тексте множество несвойственных новостному стилю манипулятивных оценок, которые:

создают негативное отношение к герою («На вид вся компания скорее похожа на паханов, которые якобы приехали рубить правду-матку»).

выражают личное мнение автора («Есть стойкое ощущение, что провокаций хотели сами» – у кого есть такое ощущение?),

дегуманизируют («В общем, компания себе подобных. И уж очень диссонирует с образом абсолютного большинства людей»),

навешивают ярлыки («Вот так, агрессивно и с оскорблениями, эти в кавычках "политические деятели" общались с молодым человеком, который просто выполнял свою работу»),

выражают домыслы и передержки, догадки вместо фактов («Вот с полгода назад он (Николай Статкевич – Прим.) вещает против России. И вот уже он на Комаровке подпевает Тихановскому. Товарищ Статкевич, так вы с кем? Определитесь. Ведь связь Тихановского с Россией многие называют очевидной (именно там он и выколачивал свои капиталы последние пять лет, пока не решил стать блогером и клянчить деньги в интернете у белорусов)») и т.д.

Отчасти материал похож на колонку мнений ведущего «Беларусь 1» Сергея Гусаченко, но по сути является анонимным – у этого сюжета нет автора, в отличии от других сюжетов выпуска «Главный эфир». Концентрированное использование манипуляционных приемов с явной целью очернения блогера Тихановского и представление деятельности оппозиции на выборах как выполнение иностранного заказа («А импортный "продакшен" нам точно не нужен. Пусть возвращается разработчикам - людям, очевидно, не бедным, но и не желающим нашей стране ничего хорошего») – свидетельствует о том, что это пример пропаганды.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ