Класковский: Давление в белорусском политическом котле будет нарастать


2 июля 2020, 09:44
Александр Класковский. Фото: TUT.BY
О самых интересных аспектах нынешней политической кампании руководитель аналитических проектов БелаПАН Александр Класковский рассказал во время вебинара «Пандемия и выборы», организованного «Центром подготовки медиаспециалистов Медиатренер», пишет baj.by.

Многие журналисты и заангжированные в политическую деятельность граждане ожидали, что нынешняя избирательная кампания будет чрезвычайно скучной. Но она разворачивается динамично, драматично и непредсказуемо.

Как подавать медийной аудитории «горячие» темы кампании, ориентироваться в информационных и пропагандистских течениях, разоблачать фейки, избегать ловушек, использовать различные жанры и платформы для продвижения контента.

Предлагаем вам конспект лекции.

Как «корона» повлияла на выборы


Были разговоры о переносе выборов, введении чрезвычайного положения;

Праймериз правоцентристов сорвались;

Казалось, что стала тяжелее задача собрать подписи. Правоцентристы де-факто сдались без боя. А новые фигуры заткнули за пояс старую оппозицию;

Политика Лукашенко касательно эпидемии оттолкнула от него часть электората, насторожила номенклатуру;

Запад завяз в своих проблемах, мало обращает внимание на ситуацию в Беларуси;

Кремлю также не до белорусского вопроса (при том что власти раздувают версию про «руку Москвы» в этой политической кампании).

Новые фигуры. «Подписная революция»


Традиционная оппозиция провалилась, выпала из фокуса внимания;

Новые фигуры: Бабарико, Цепкало, Тихановский;

Бабарико, Цепкало - представители истеблишмента с программой реформ, модернизации страны;

Тихановский разбудил улицу;

«Подписная революция» показала, что масса белорусов недовольна несменяемостью власти. «Кто угодно, только не он».


Сбор подписей: разрыв шаблона


Старая оппозиция утверждала, что собрать 100 000 подписей в условиях пандемии нереально, но примеры Бабарико, Цепкало, Тихановской свидетельствуют о другом;

Феномен «подписной революции» произошел как раз вопреки пандемии;

Независимые медиа хорошо и честно освещали этот этап;

Схема оппозиция vs. власть устарела?


Раньше многие медиа рисовали биполярную схему;

В этой кампании партийная оппозиция не играет большой роли;

Появилась своеобразная третья сила;

Но после этой кампании роль традиционной оппозиции может усилиться, так как у нее есть опыт и структуры;

Многое зависит от того, насколько партийная оппозиция сумеет перестроиться.

Общество политизируется


Раньше избирательная борьба была прежде всего делом оппозиции, теперь к политике стали присоединяться новые слои общества;

Происходит политизация обывателей. Но у них нет политического опыта и закалки;

Поэтому репрессии могут оказаться достаточно эффективным сдерживающим инструментом;

Новые фигуры: эйфория не для журналистов


Мы видим энтузиазм неофитов, для которых новые фигуры стали кумирами;

Журналисты должны сохранять трезвость оценки;

У нас не измеряются рейтинги. На эту тему много спекуляций и фейков;

Вопрос о степени популярности Бабарико, Цепкало открыт;

«Рука Москвы»?


Такой нарратив выгоден белорусскому руководству;

Ничто не исключено, но нужно исходить из презумпции добросовестности того или иного политика;

Медиа могут и должны отражать различные версии, однако при этом следует железно основываться на фактах и не вестись на пропагандистские вбросы.

Хочет ли Кремль сбросить Лукашенко на этих выборах?


Подвинуть Александра Лукашенко с должности не так проста;

Такие сценарий требует больших ресурсов, масштабной организационной работы, массированной воинственной пропаганды;

Пока что признаков такого сценария нет;

Кремлю, пожалуй, лучше, чтобы Лукашенко пока что оставался, но был ослаблен;

В таких условиях легче навязать «углубление интеграции».

Нарративы государственной пропаганды


«Лукашенко борется не за кресло, а за независимость»;


«Против Беларуси проводится зговор внешних сил. Сдадимся - будем под плетью ходить»;


«Противники Лукашенко - марионетки Москвы, экстремисты, фашисты, злодеи»;

«Мы были в лаптях и без штанов».


Идейный кризис верхов


У Лукашенко нет сильной программы развития страны;

Его кампания будет на очернении оппонентов, страшилках о внешней угрозе;

Глава государства и пропаганда ошибались в месседжах (о России: с одной стороны — вмешательство в выборы, угроза независимости, с другой — между нами «ничего не искрит»).

Силовой сценарий: как никогда рано


Власть перешла к силовому сценарию уже на этапе сбора подписей;

Репрессии проводятся, прежде всего, чтобы не допустить роста уличной активности, уличный протест наиболее пугает, мерещится «Площадь»

Масштаб репрессий может превзойти то, что было в 2010 году.

Уличная активность. Призрак «Площади»


Неслучайно первый удар был по Тихановскому;

За решеткой Статкевич, Северинец, блогеры Кабанов, Петрухин, Цыганович, Неронский, Лосик и другие;

Власти встревожены мобилизационными возможностями социальных сетей и мессенджеров;

Гайки будут зажиматься как в реале, так и в интернете.

Медиа попадают под раздачу


Журналистов стали винтить на акциях;

Штрафы белсатовцам;

Сгустились тучи над «Радыё Свабода»;

Следует обратить внимание на заявления нового министра информации Игоря Луцкого - ограничивать население от «вредной информации»;

Снова политзаключенные


Белорусские правозащитники уже признали политзаключенными Тихановского, Виктора и Эдуарда Бабарико, ряд блогеров и активистов;

«Международная амнистия» также признала их узниками совести;

Но Брюссель и Вашингтон о политзаключенных пока что не говорят.

Лукашенко политзаключенные не нужны, но…


Силовой сценарий уже реализовывается, однако Лукашенко пока что старается не перегибать трость (в его понимании);

Режиму важно сохранить отношения с Западом;

Но удержание власти - прежде всего, любые расходы для этого для Лукашенко приемлемы.

Введет ли Запад санкции по итогам этой кампании?


Прежняя политика санкций оказалась не очень эффективной;

На Западе сегодня по большому счету заинтересованы в стабильности белорусского режима;

Боятся подтолкнуть Лукашенко к России, боятся танков Путина на Буге и у Сувалковского коридора;

Решения Запада будут зависеть от уровня репрессий.

Социальные сети: возможности и ловушки


Чувствуешь общественное настроение, отслеживаешь реакцию на громкие события;

Но стоит понимать, что ты - в информационном пузыре;

Есть иллюзия: вся Беларусь поднялась, вся Беларусь против Лукашенко.

О рейтинге Лукашенко и социологии


Сам Лукашенко взялся опровергать мем «Саша 3%»;

Голосования на сайтах нерепрезентативны;

Российские источники делали фейковые вбросы якобы о соцопросах в Беларуси;

Признание руководителя Института социологии: уровень доверия Лукашенко в апреле в Минске был 24%;

Электоральный рейтинг и доверие к политику — не тождественные понятия.

Независимая социология придушена;

Но есть опросы Satio, BEROC, исследовательского центра ИПМ, Белорусской аналитической мастерской Вардомацкого и др;

Нужно по возможности опираться на цифры, а не на эмпирические ощущения;

Оппозиционность может искажать оптику.

Аналитика сильна прогнозом


Проще объяснять и раскладывать по полочкам то, что уже произошло;

Но людей больше интересует, что будет;

Некоторым читателям хочется, чтобы аналитик предрекал победу над режимом;

Некоторые упрекают: почему вы даете пессимистический прогноз?

Важно, чтобы прогноз был обоснован;

Опираться на мнения экспертов.

Работа с экспертами


Аналитика должна в значительной степени основываться на экспертных мыслях;

У нас много авторских колонок, но это чаще очень субъективная публицистика, чем взвешенная аналитика;

Экспертное мнение может украсить и информационный материал;

Нарабатывать базу экспертов. Такая база особенно важна во время пандемии, когда мало непосредственных контактов;

Нужно самим включать мозги


Вместо того, чтобы делать аналитику, звонят эксперту и делают материал на основании того, что он наговорил;

Ленятся даже двум экспертам позвонить;

Проще пересказать чьи-то слова, чем самому включить мозги;

Прогноз может быть вариативен


Аналитик не пророк;

Сама жизнь вариативна, она не запрограммирована на 100%. Ну, кто ждал этой пандемии?

Прогноз также во многих случаях может быть вариативен. Не стоит этого стесняться;

Иногда мы ищем конспирологию там, где имеет место банальная глупость;

В последнее время белорусская власть много ошибается (поведение во время эпидемии и др.)

Что будет после 9 августа?


У Лукашенко нет сильной программы развития Беларуси;

Недовольство никуда не денется;

Если нет популярности, усиливается ставка на силу, репрессии, запугивание;

Давление в белорусском политическом котле будет нарастать.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ