Невеселая карусель. Кандидатский минимум против президентского максимума

Янка Грыль, БелГазета
22 июля 2020, 01:44
Сердечко, кулачок, викусик - вы же именно этого хотели от выборов, верно? Фото: t.me
Вы уже, наверное, все переболели этим, как я его называю, новым гриппом? Дай бог, конечно, чтобы все переболели... На малой и большой белорусских каруселях прокатились? Все по-честному: расписались, потом опять стали в эту очередь, еще расписались, пошли, сели, по кварталу прокатились, снова в очередь встали? Дай бог, конечно, чтоб все покаруселили. Теперь финальный этап - так сказать, всебелорусская народная карусель. Вот когда закончится весь этот психоз, я вам про нее много чего интересного расскажу. Кроме того, что уже нарассказывал.

Избирательная кампания вступила в финальную фазу: 14 июля ЦИК зарегистрировал кандидатов, которые будут бороться за президентское кресло. Точнее, бороться будут не все - как справедливо отметила глава ЦИК Лидия Ермошина в интервью «Еврорадио», бороться и побеждать предстоит Александру Лукашенко, удел остальных - имитировать борьбу:

«Никто из них не хочет быть президентом, кроме одного лица - действующего президента. Только он один хочет работать президентом, остальные - хотят новые выборы».


Что характерно, это правдивая, реалистичная оценка.

Как и предсказывала «БелГазета», кандидатов пять: сопредседатель ОО «Говори правду» Андрей Дмитриев, экс-депутат ПП НС Анна Канопацкая, жена сидящего в СИЗО блогера Сергея Тихановского Светлана Тихановская, председатель БСДГ, директор ООО «С58 Технолоджиз» Сергей Черечень - и, само собой, фаворит предвыборной гонки. Почему пять? Потому что три - мало, а семь - много, больше вообще в памяти не удержишь. 5 - среднее арифметическое 3 и 7. Удобно и практично, все по заявкам трудящихся.

14-го ЦИК вопреки всем надеждам и упованиям более чем полумиллиона подписантов не зарегистрировал двух кандидатов, которых на среднее арифметическое не спишешь: экс-председателя правления «Белгазпромбанка» Виктора Бабарико (как и Тихановский, пребывающего в СИЗО) и экс-директора ПВТ, экс-посла в США Валерия Цепкало. Цепкало нейтрализовали, забраковав совершенно невообразимое количество подписей, с Бабарико получилось сложнее.


КАЗУС БАБАРИКО


Мотивируя отказ Бабарико, глава ЦИК в качестве обоснования процитировала письмо из КГК, перечисляющее предполагаемые прегрешения Виктора Дмитриевича перед законом: в декларации экс-банкира о доходах и имуществе выявлены «несоответствия» - не указаны находящиеся в собственности материальные средства, недвижимость, доходы от деятельности ряда подконтрольных коммерческих структур и т.п. Кроме того, в выдвижении Бабарико, оказывается, участвовали иностранные организации - «Белгазпромбанк» же, рука Москвы, ага!

ПРЯМАЯ РЕЧЬ. ЛИДИЯ ЕРМОШИНА, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЦИК: 
«Доводы о том, что пока в отношении указанного лица действует презумпция невиновности, несостоятельны, ибо принцип презумпции невиновности применяется только в уголовном праве. Что же касается избирательного законодательства, то доводами и основаниями для отказа в регистрации являются сведения, полученные из иных источников, независимо от возбуждения уголовного дела, которое свидетельствует о том, что декларация недостоверна».


Штаб экс-банкира в лице юриста Максима Знака, понятно, с Лидией Михайловной не согласился. Да и общественность увидела нарушение презумпции невиновности в коллизии, когда кандидата не регистрируют на основании письма следователей о его не получивших оценки суда деяниях. Знак подал в Верховный суд жалобу на отказ ЦИК зарегистрировать Бабарико, но уже 16 июля получил ответ: обжаловать в суде отказ в регистрации кандидатом в президенты может только сам гражданин, выдвинутый таковым. А он, т.е. Виктор Дмитриевич, как мы помним, в СИЗО, и добрые следователи вряд ли отпустят его хотя бы на полчаса отнести жалобу в Верховный суд. Теперь жалобу передают Виктору Дмитриевичу в СИЗО через адвокатов, чтобы он подписал ее и отправил по почте в Верховный суд.

Более того, обстоятельная Ермошина выступила со специальным видеообращением, посвященным казусу Бабарико и поясняющим, чем руководствовался ЦИК.

В Верховном суде ищет правды и Цепкало, тоже намеренный обжаловать отказ ЦИК регистрировать его кандидатуру. Валерий Вильямович объясняет отсутствие взаимности с избиркомом прозаично:

«У нас в Беларуси нет принципа разделения властей, который существует в большинстве развитых стран мира. У нас, к сожалению, есть только одна власть. Она же является и исполнительной, и законодательной, и судебной».


Максим Знак - блестящий юрист, замечательный человек, давний внештатный автор «БелГазеты». Дело не в том, как нужно жаловаться и кому, а в том, что прямолинейная вера в law&order, правовое государство и «согласно действующему законодательству» в условиях политических кампаний работает, мягко говоря, очень специфически. Вспомните, как в 2016г. в США выборы выиграл не тот кандидат, пошли протесты с голливудскими звездами и т.п. - и тут внезапно выяснилось, что в Голливуде все продюсеры - харрасментщики и абьюзеры, уже полвека как насилующие все, что движется. Или как в СССР в 1930-е на фоне дискуссии партийцев о путях развития страны тоже внезапно выяснилось, что все, кто в этой дискуссии проигрывает, - сплошь иностранные шпионы, агенты всевозможных зарубежных разведок, наймиты и диверсанты.

Слава богу, мы-то живем в правовом государстве, без всякого абьюза и харрасмента. Но если у начальства с кем-то возникают проблемы, то обычно выясняется (естественно, всегда внезапно и задним числом), что источник проблем создал, как модно говорить, «лжепредпринимательскую структуру», уклонился от уплаты налогов, дал или получил взятку и т.п. Law&order - с белорусским колоритом и обвинительным уклоном. Так сказать, спор хозяйствующих субъектов о том, кто хозяйствует крепче.


ПРИВЕТ С БОЛЬШОГО ХАПУНА


На решения ЦИК общество ответило протестами, пик которых пришелся на 14-16 июля. Можно сказать, что это тот же формат всебелорусской народной карусели: граждане массово писали жалобы по разработанному штабом Бабарико шаблону, выстраивались в километровые очереди (2-2,5 тыс. человек с соблюдением социальной дистанции - это ого-го!) - сперва в ЦИК, затем в почтовые отделения, куда их любезно переадресовывали ЦИК и ОМОН.

Справка «БелГазеты». 15 июля ЦИК в связи с большим количество желающих подать обращения о регистрации незарегистрированных кандидатов продлила рабочий день на час, до 19.00, после чего силы правопорядка принялись в мегафон уведомлять граждан, что рабочее время заканчивается, а обращение можно подать в электронном или письменном виде. 15-16 июля в ЦИК подано свыше 5 тыс. обращений: 275 - письменно, через приемную, 1060 - по обычной почте, 4067 - по электронной. 16 июля ЦИК прекратил прием личных обращений и жалоб, сделав исключение для кандидатов и их доверенных лиц. Ответы на коллективные (более 10) обращения ЦИК опубликует на своем сайте.


Лидию Михайловну массовый энтузиазм соотечественников не смутил: по ее словам, ответы на написанные по шаблону обращения тоже будут стандартизированными. ОМОН, как обычно, провел «точечные задержания». В итоге Минск зафлешмобило - то тут, то там разворачивались импровизированные акции протеста и задержания. Вот как емко и афористично одно из региональных СМИ описало этот яркий, но, увы, безнадежно предсказуемый сюжет:

«На Октябрьской площади собрались велосипедисты. За велосипедистами по Октябрьской поехали автозаки. Они с криками «Жыве Беларусь!» уехали».


Непонятно, кто кричал, кто уехал, а кто жыве, однако доходило до локальных столкновений протестующих с правоохранителями.

Любая всебелорусская народная карусель рано или поздно трансформируется во всебелорусский народный хапун. Дальше вы знаете: опустевший, полублокированный центр; поезда метрополитена, с 1990-х не останавливающиеся по случаю протестов на одних и тех же станциях; бодрый рокот моторов автозаков.

Справка «БелГазеты». По данным МВД, 14 июля за нарушения общественного порядка задержано более 250 человек, по данным правозащитного центра «Вясна» - более 300. Помимо Минска задержания производились в Гомеле, Бресте, Пружанах, Солигорске, Бобруйске, Столбцах и других городах.


Любая социальная система работает в режиме «вызов-ответ». На стадии сбора подписей инициатива была на стороне протестующих - они навязывали власти повестку, вынуждали рассуждать про большую и малую карусели. Сейчас инициатива на стороне власти: она не зарегистрировала двух кандидатов, способных составить альтернативу главе государства - улица ответила каруселями и потасовками. При этом до 9 августа еще три недели, в течение которых неорганизованный протест будет растрачивать резервы, а организованная власть - сосредотачивать.

Силовые структуры минимум с 2004г. заточены именно на противостояние т.н. «цветной революции». Примерно десятилетие оппозиция убеждала, что «усё вырашыць Плошча». Соответственно именно к этому сценарию и готовилась власть. Весьма вероятно, что она к нему готова и сегодня: любой системе легче дается перенапряжение на протяжении нескольких дней, чем многомесячная затяжная осада.


БЛОК КУЛАЧКА И СЕРДЕЧКА


В штабах как незарегистрированных, так и зарегистрированных кандидатов, похоже, поняли, что Александр Григорьевич руками ОМОНа и Лидии Михайловны перехватил инициативу. Уже 14 июля Мария Колесникова, спикер штаба Бабарико, на пресс-конференции обнародовала набросок новой стратегии, из трех пунктов: 1) участвовать в выборах («Если вы не идете на выборы, тем самым вы голосуете за Лукашенко»); 2) жаловаться (отменить решение ЦИК, зарегистрировать Бабарико и Цепкало, установить на участках камеры, разрешить фотографировать журнал учета избирателей и т.п.); 3) не поддаваться на провокации. Практически по всем пунктам эта повестка совпадает с ожиданиями власти. Ермошина, кстати, уже обвинила штабы Бабарико и Цепкало в организации несанкционированных протестов. Цепкало почти сразу же это опроверг.

16 июля на встрече представителей штабов Бабарико, Цепкало и Тихановской руководство этих штабов в лице Светланы Тихановской, Вероники Цепкало и Марии Колесниковой решило объединить усилия. Обаятельная троица сфотографировалась, жестикуляцией изображая цели кампании - сердечко у Марии, сжатый революционный кулачок у Светланы и «викусик», victory - знак победы, у Вероники. Сердечко, кулачок, викусик - вы же именно этого хотели от выборов, верно? Встреча увенчалась принятием очень трогательной совместной декларации.

ПРОЧИТАНО. FACEBOOK:

«Пять основных принципов нашей предвыборной кампании:

Мы будем призывать избирателей прийти на выборы 9 августа 2020г. и голосовать.

Мы освободим политзаключенных, экономических заключенных, предоставим право на пересмотр дел в независимых и честных судах.

Мы проведем повторные честные выборы после 9 августа 2020г.

Мы будем информировать избирателей о необходимости защищать свой голос разными способами.

Мы будем призывать участвовать в инициативах за честные выборы: «Честные люди», «Право выбора», «Рух Праўда» и др., становиться наблюдателями». Призывать в момент голосования использовать механизмы, которые будут предложены, для фиксации своего голоса и явки».


Еще одни выборы, после 9 августа - это игра вдолгую. Это формирование новой политической силы, а не только смена лиц на более привлекательные женские. Так что все серьезно.

Голоса о том, что раз Бабарико в СИЗО, а Цепкало не зарегистрирован, то объединяться нужно вокруг Тихановской - по сути, технического кандидата Сергея Тихановского (тоже находящего в СИЗО), звучали и раньше. Правда, положение супруга, мягко говоря, резко сужает свободу маневра Светланы. Объединение штабов не гарантирует ей автоматического получения всех голосов Бабарико и Цепкало. Собственно, на фоне остальных трех товарищей по кандидатскому несчастью это самый слабый кандидат, поскольку, в отличие от Сергея, политикой Светлана не занималась, навыков публичных выступлений не имеет, ее оргструктуры, некогда заточенные под антитараканье-тапочную интифаду, разгромлены силовиками в мае-июне.

Лукашенко встретил рождение гендерно-штабной коалиции в присущей ему манере. Посещая 103-ю Витебскую воздушно-десантную бригаду, он заявил: «Нам надо вплоть до Конституции записать определение, чтобы на должность президента не мог претендовать человек, который не служил в армии». Т.е. раз уж ему противостоит женский триумвират, хорошо бы свести к минимуму возможность появления президента-женщины. Александр Григорьевич (как и трио его оппоненток) знает, что в Европе гендерная проблематика в моде, потому сознательно и даже, так сказать, экспортоориентированно троллит и провоцирует: «Если женщина будет претендовать, то заранее ее отправим в витебскую бригаду, чтобы она была подготовленной и могла отличить БТР от БМП». Правда, на всякий случай Лукашенко добавил, что его пытаются столкнуть с женщинами, но этого не получится.

А ведь в былые времена Александр Григорьевич честно и бесхитростно признавал: «Когда женщина с женщиной - это мы, мужики, виноваты». Сейчас никакой коллективной мужской вины он почему-то уже не артикулирует.

Невеселая карусель. Кандидатский минимум против президентского максимума


БИТВА ЖЕЛЕЗНЫХ СПОЙЛЕРОВ


Что делать остальным кандидатам, наблюдая, как противостояние режиму приобретает все более гендерфлюидный характер? Честно отбывать номер в массовке, помня, что даже у спойлера есть свобода воли и соответственно шанс сыграть свою игру. Естественно, не без пользы для собственного пиара.

Черечень сразу после регистрации выразил готовность объединиться со штабами Бабарико и Цепкало. И вообще со всеми здоровыми силами (почему-то за исключением Канопацкой). Как мы знаем, штабные дамы предпочли мужественному Сергею друг друга, но основной посыл у него вполне конструктивный: «Справедливые выборы в нашей стране невозможны, но мы должны объединиться... Мы должны отработать эту кампанию по максимуму, чтобы 9 августа к власти пришел демократический президент». Он и придет, Сергей. Вместе со своим 76-процентным (по данным ОАЦ) рейтингом.

Напротив, Канопацкая ни с кем (даже с Черечнем) объединяться не хочет. Анна - яркий, амбициозный политик, на зависть конкурентам. Да, не без скандального эпатажа, но даме можно. Сложнее, конечно, когда дама претендует на то место, которое в белорусском политикуме раньше занимал Зенон Позняк, ныне одобрительно цитируемый главой МИД Владимиром Макеем. Анна уверяет, что она единственный в нынешней кампании кандидат, имидж которого не нарушила вездесущая рука Москвы. Верьте этой прекрасной и беспощадной женщине, друзья: нельзя исключать сценария, при котором она придет к финишу избирательной гонки вторым-третьим номером, вслед за главным хранителем суверенитета.

ПРОЧИТАНО. АННА КАНОПАЦКАЯ, КАНДИДАТ В ПРЕЗИДЕНТЫ («НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ»):
«Я в оппозиции к действующей власти с 1995г. Т.е. более 25 лет я в оппозиции. И свои отсидки, то, что я вынуждена была отправить детей учиться за границу, то, что я подвергалась репрессиям, давлению, - я все это уже переживала в своей жизни. И поэтому сегодня я имею право и основания говорить о том, что я единственный оппозиционный проевропейский политик, соперник действующего президента... Сегодня я не вижу никого реального, кто мог бы действительно объединяться... Потому что я единственный кандидат, который не связан с российскими кукловодами. Я единственный кандидат, который в данной кампании использует собственный ресурс, в т.ч. финансовый. Я единственный кандидат, который на этапе сбора подписей смогла объединить настолько разные силы, как, например, представителей БНФ и демократически настроенных представителей ОГП».


Наконец, Андрей Дмитриев, революционер со стажем, овеянный славой метельных сумерек декабря 2010г. Сильное место кандидата Черечня - конструктивизм, сильное место кандидата Канопацкой - нонконформизм, а сильное место кандидата Дмитриева - креатив. Свою пресс-конференцию от 16 июля Андрей давал из водоема в Тучинском сквере, по колено в воде. Дмитриев предложил организовать массовое наблюдение за голосованием и подарил электорату афоризм: «Я иду не чтобы стать президентом - я иду, чтобы добиться выборов, на которых люди смогут избрать себе президента и парламент».

Спасибо, Андрей! Только на таких людях, даже по колено в воде сохраняющих веру в электоральную демократию, и держится Беларусь. И за веру в победу спасибо: «Мне кажется, пока нужно бороться за это (наблюдателей. - Ред.), а не говорить: мы уже проиграли, что мы будем делать дальше?»

Конечно, про «мы уже проиграли» - это неправда. Хотя бы потому, что выборы при авторитарной системе не механизм конкуренции, а ритуал, демонстрирующий незыблемость авторитета власти. Почти все элементы этого ритуала - Лидия Михайловна, 80% победителя, отсутствие дебатов, Плошча с разъезжающимися автозаками и, конечно, полуторапроцентные спойлеры - носят обязательный характер, без них ритуал лишится магической легитимирующей силы.

Самой большой угрозой для власти на этих выборах являются не пять зарегистрированных кандидатов (включая фаворита) и даже не еще 50 вылетевших из предвыборной гонки на разных ее этапах. Соперник власти на этих выборах - электоральное недовольство и намечающееся протестное голосование за кого угодно, кроме первого и пока единственного президента, самолично решающего, кого ему победить, а кого посадить. Неприятным сюрпризом для него, пожалуй, было бы лишь коллективное снятие всеми альтернативными кандидатами своих кандидатур, но это предполагает немыслимый для современной белорусской политики уровень самоорганизации.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ