Лукашенко проиграл молодежи, а это значит - конец власти?

Юрий Кремнев, «Белорусский партизан»
2 августа 2020, 00:12
Фото: nn.by
Кандидат в президенты Светлана Тихановская собирает тысячные митинги в свою поддержку – не только в Минске, но и в регионах. На последний пикет женщины-кандидата в Минске, по разным подсчетам, пришли от 18 до 60 тысяч человек.

Причем на площадку для выгула собак, как традиционная оппозиция обозвала Бангалор. Что произошло в обществе? Кто эти «новые люди», которые покинули уютные раковины семейно-рабочей жизни и пошли протестовать? Своими наблюдениями с «Белорусским партизаном» поделился руководитель правозащитного центра Правовая помощь населению Олег Волчек.


- Почему люди так быстро поменяли отношение к власти? Вроде бы двадцать лет молчали, жили спокойной ночью, а тут такой всплеск активности.

- У людей появилась собственность – квартиры, машина, сбережения, опыт выживания в бизнесе. Теперь многие наелись, оделись после 90-х. Это всё не благодаря Лукашенко, а благодаря своему трудолюбию и умению выживать всложных условиях. Белорусы смогли сделать начальный капитал. Теперь людей волнует личная безопасность, законность, права человека, защита частной собственности и здоровье. Многие поездили по миру, заработали денег и хотят жить в своей стране.

- Кто пришёл на встречу со Светланой Тихановской на Бангалор?

- На что я обратил внимание, вернее, что сразу же бросилось в глаза. Много и много совсем новых людей, которые, возможно, первый раз пришли на такое мероприятие. Не только было много молодёжи, но и крепких мужчин в возрасте от 40 и старше. Также бросались в глаза семейные пары с маленькими детьми. Казалось, люди пришли на праздник города или какой-то большой и радостный фестиваль музыки. И были такие семьи, где были бабашки и внуки. Можно сказать, на митинг пришёл весь Минск. Было бы больше, если бы не поимка «боевиков».

- А почему вы отдельно выделили крепких мужчин? Может, это были переодетые сотрудники правоохранительных органов?

- Они не похожи на сотрудников органов, взгляды свободные и раскрепощённые лица. Возможно, что те, кто раньше был на заработках в Европе и России, а теперь из-за пандемии находятся в Беларуси. Накопленные деньги проедаются, а правительство ничего им не предлагает, кроме бронированной техники и солдат по городу. Это также людям не понравилось, и они пришли на протест.

- Почему люди не побоялись прийти из-за коронавируса, ведь понимали, что при такой скученности можно легко заразиться?

- Вот уже полгода наша организация отслеживает ситуацию с распространением коронавируса среди людей. Узнаем эту информацию от наших клиентов и волонтеров в регионах. Вывод не утешительный: пандемия за полгода прямо или косвенно, но затронула многие семьи. У кого-то близкие родственники умерли, а кто-то выходит из этого болезненного состояния с трудом по настоящее емя. Недавно разговаривал со своим коллегой, который рассказал, что его родственник в 28 лет умер от этой болезни. Был мастером спорта. И люди встревожены, поскольку они не видят понятной и честной статистики, не знают реальной ситуации с распространением COVID-19.Может быть, если бы власть частично ввела карантин, начала проводить профилактические мероприятия, как предлагала Всемирная организация здравоохранения, то может быть люди смягчились к власти. Но видим, что смертность и заболеваемость продолжается.

- Что знают «новые люди» о политических партиях, правозащитниках, независимых СМИ?

- Как я выше говорил, многие никогда не слышали об оппозиционных партиях, о том, что периодически в тюрьмы попадали политзаключенные. Мне кажется, что они просто жили своей жизнью - аполитичной, накапливая материальное благосостояние, давая детям образование, отдыхали, т.е. минимизировали свои отношения с властью. Сказать, что кто-то относился с критикой к оппозиции, я не наблюдал. А какая может быть неприязнь, если оппозиция за двадцать лет не была во власти. Но выросло поколение детей этих родителей, которые более-менее чувствовали себя хорошо: вышли на пенсию, практически у каждого есть свой уголок для жизни, а вот молодежь осталась за бортом комфорта. Но молодежь большего хочет, чем уголок домашнего уюта в хрущевке или в новых панельных домах в спальных районах. Социальные сети их объединили, что дало большой толчок к объединению и пониманию того, что происходит в стране. Все поняли, что идёт серьезное падение экономики, присутствует страх в обществе, и нет гарантии, что тебя в городе милиция случайно не заберет в участок и отправит на сутки. Так вот эта молодежь и стала интересоваться политическими движениями, чтобы разобраться в этих сложных политических процессах в стране. И найти ответ – почему 26 лет ничего не менялось.

- Очень много молодежи пострадало во время первого этапа избирательной кампании. Можно сказать, что взрослеют прямо на улице?

- Да, они повзрослели прямо за эти полгода, поскольку поняли, что они несут ответственность за свое будущее, а не правительство. Настроение молодежи очень политизировалось, она выдвигает главное требование для власти – новый президент для Беларуси. Лукашенко проиграл молодежи, а это значит, конец власти.

- Как вы думаете, Светлана Тихановская реально пользуется такой популярностью или люди идут голосовать за любого, кто против него?

- Но есть у нас другие кандидаты в президенты, в том числе и женщина, но они не собирают многотысячные митинги. Здесь надо не забывать, что Тихановская представляет и штаб Виктора Бабарико в лице Марии Колесниковой, и штаб Валерия Цепкало в лице его супруги Вероники Цепкало.

Они просто понравились людям. Не всегда в политике надо быть серьезным, жестким, с напущенными щеками. Людям нравится в наших девушках простота, искренность, душевность и любовь. Люди соскучились по душевным политикам, которые похожи на них и знают их беды и трудности. Светлана Тихановская пробилась в сердца белорусов. Честно скажу, мне всегда больше нравились женщины в политике и в общественной жизни. За двадцать лет правозащитной деятельности моими боевыми товарищи во многих ситуациях были женщины – правозащитница Раиса Михайловская, жены похищенных политиков Светлана Завадская, Ольга Завадская, Ирина Красовская, Ольга и Елена Захаренко, матери, чьи дети погибли на Немиге, которые не сдавались и боролись за память своих детей Наталья Новаковская, Нина Инькова, Ольга Янцова и другими матерями, как не вспомнить жену кандидата в президенты Беларуси Ирину Козулину, журналистов Марину Коктыш, Светлану Калинкину, Любовь Лунева (кстати, благодаря ей меня чуть не привлекли к уголовной ответственности за нападения на сотрудника милиции, хотя это они меня побили), как не забыть правозащитнику Яну Полякову, которую довели до самоубийства, а сколько теплых воспоминаний с матерями Движения 328, я бы мог перечислять еще больше своих коллег, но не хватит места. Поэтому не вижу проблемы, чтобы вторым президентом Беларуси стала женщина. Для меня очевиден выбор – Светлана Тихановская. Она правильно сделала, что в случае победы назначит новые выборы. Так что у всех есть шанс стать президентом Беларуси.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ