«Горожане не боятся протестующих, они боятся ОМОНа»


13 августа 2020, 12:47
В ночь на 10 августа в Барановича звучали разрывы светошумовых гранат, в демонстрантов летели резиновые пули. Фото Intex-press
Ответ жительницы Барановичей на обращение главы города Юрия Громаковского.

В связи с акциями протеста председатель Барановичского горисполкома Юрий Громаковский обратился к жителям города. Он призвал «решать все спорные вопросы мирным путем, избегать массового скопления людей и сохранять спокойствие».

— Попытки провокаций, которые происходят по вечерам в центре нашего города с 9 августа, ставят под сомнение, помним ли мы, что белорусы — мирные люди. Мы с гордостью всегда говорим о гостеприимности, о благоустройстве города и чистоте улиц. А по утрам мы видим во дворах домов горы мусора, бутылок от спиртного, уничтоженные клумбы, разбитые стекла…

Каждый из нас имеет право на свою точку зрения. Но некоторые забывают, что нужно уважать права других людей и спорные вопросы решать мирным путем. Почему молодые семьи, ветераны и пожилые люди, живущие в центре города, вынуждены не спать до утра из-за орущей толпы, взрывающихся петард, сигналов автомобилей?! — цитирует чиновника сайт горисполкома.

В ответ на это заявление горожанка Светлана Сухорученко попросила Intex-press опубликовать ее ответ чиновнику.

— Уважаемый Юрий Громаковский! Я знаю вас с детства, может, поэтому относилась к Вам всегда намного лучше, чем остальные горожане. На возмущения в Ваш адрес я всегда говорила, что Вы — перспективный мэр, что любите свой город больше, чем правительственные награды, приводила в пример Ваши достижения в качестве руководителя крупного предприятия города, ваши человеческие качества, оправдывала тем, что трудно под махиной пресса вертикали власти действовать по совести.

В последние дни я тоже вас оправдывала. Люди говорили, что у них украли голоса на выборах, что они ждут, что Вы выйдете и объясните хоть что-то. Но после Вашего обращения через два дня после зверских избиений и задержаний жителей города я поняла, что вы — не мэр, а председатель исполнительного комитета действующей власти.

Ваше заявление вызвало, мягко сказать, несогласие и возмущение. Горожане не боятся протестующих, они боятся сотрудников милиции и ОМОНа, их бесчинств. Скажите, что мешает «проплаченным» совершать свои «преступные» действия в течение рабочего дня, что угрожает горожанам, исполкому и всем остальным в то время, когда нет оцепления? Вроде как ничего. Может, потому что днем протестующие и гуляющие по городу люди работают? И никакие они не иногородние и не «проплаченные», а просто обманутые граждане, которых обокрали, ограбили и на их крики «Караул!» надавали по спине?

Вы говорите о праве на точку зрения. Смешно. Мы уже не имеем конституционных и гражданских прав, а только право на личное мнение?

Вы говорите об уважении прав людей и мирном решении «спорных» вопросов. Не согласна, что все происходящее можно назвать «спорным вопросом», но с заявлением об уважении прав и мирном решении согласна. Вот и помогите мне решить один «спорный» вопрос, помогите соблюсти мои права, как гражданина Беларуси.

На моем избирательном участке № 32 так и не вывесили результаты подсчета голосов по участку ни 9 августа, ни 10-го. На мои законные требования вывесить результаты, чтобы граждане, голосовавшие на этом участке, могли ознакомиться с ними, как прописано в законодательных документах, мне отвечали неизвестные люди, выходящие из здания школы, что еще результаты не готовы, и пугали милицией.

Это вы называете уважением прав? Только и слышишь о защите и уважении прав граждан. Почему же нас все время запугивают?

Я звонила в исполком в избирательную комиссию. Мне ответили, что результатов по моему участку не знают, что я должна опять пойти к школе №7 и посмотреть. Я сходила — все пусто. На вопрос, можно ли написать жалобу, ответили «Приходите» и на следующий день прекратили работу.

Куда идти? В горисполком? Страшновато — вызовут милицию, везде напишут, что я «проплаченная», что махала руками, нецензурно выражалась и выкрикивала лозунги. А заявление в итоге так и не смогу подать. И горожане, не ведающие Интернета, будут махать головами: «Проплаченная», и снова включат свой телевизор убедиться в том, что в их жизни кусок сала лучше, чем поездка в Париж.

Когда я первый раз пришла узнать результаты голосования, мужчины, вышедшие к нам из здания школы №7, сказали: «Не посчитали. Погуляйте часок-полтора, только не стойте здесь», я пошла гулять.

Куда я, по-вашему, должна была пойти гулять от СШ №7? Обойти по периметру автоагрегатный завод? Сбегать к Ледовому дворцу или обветшавшему ДКТ? Гуляют в центре, где красиво, много бутиков, магазинов и к тому же рядом.

А тут «защитники» в полной экипировке, как вы сказали, чтобы лучше защитить меня, как гражданку. Но гуляющим никто не угрожал, кроме самих «защитников», которые вдруг выскочили из автобуса и стали хватать людей.

Я побежала. От кого они меня защитили? От семейной пары, идущей навстречу? От людей, пьющих на террасе кофе? Мне было страшновато. Как и у школы, где меня пугали милицией, как и будет потом, когда я это все опубликую, и меня опять начнут запугивать. Но что делать? Сидеть под лавкой и молчать?

Вечером дома на 9 этаже мне было бы приятно слышать лозунг людей, любящих свою Родину и свой народ, «Жыве Беларусь!»

Это меня не пугает. Но я слышу взрывы и стрельбу и не могу уснуть не от шума, а от чувства ужаса и от мыслей о безоружных людях, которых лишили права выражать свою любовь к Родине, а не любовь к власти.

Сейчас все, выражающие свое несогласие, возмущение и протест (в том числе и я), будут облиты грязью: «Проплаченная», «вылезла откуда-то», «дура, зачем лезет, все равно ничего не изменится», «хотела выпендриться», «кому она нужна со своим мнением», «сидела бы тихо, а то сейчас будут неприятности»…

Все уже это было, только про других. Вот теперь и я. Но знакомые в лицо не скажут, а чужие будут писать, но на то они и «чужие». Попытаюсь не читать комментарии.

Ведь хоть у меня и забрали право выбора и право на мирный протест (они как бы есть, а недоступны), но глава города Юрий Громаковский разрешил мне иметь свою точку зрения, правда, не сказал, как я ее могу законно выразить.

Я хочу спросить мэра: где объявлены лужайки, разрешенные для гуляния, разрешенное время прогулок, разрешенные места для парковки машин, где без страха перед правоохранительными органами мы можем гулять, ездить, встречаться, смеяться, возмущаться и делиться мнением, не боясь, что арестуют, разобьют машину? Куда все это катится?

Во вторник вечером город как будто вымер. И только «стабильно» имеющиеся алкоголики и пьяницы, шатаясь, ходили и считали в жмене свою мелочь, справляли нужду, отвернувшись или не отвернувшись, не боясь, что их тронут «защитники» правопорядка; плевали и мусорили, совершенно не заботясь о «гостеприимности, о благоустройстве города и чистоте улиц» и о том, что Юрий Громаковский припишет весь этот мусор мирным протестам.

Так как уже приписал им поджог «Табакерок», разбитые стекла, а также «проплаченность», агрессию и стадный инстинкт. Но мне кажется, что последнее больше присуще исполнительной власти и ОМОНу.

И все это Юрий Громаковский, как человек, знает и понимает, но «положение обязывает». И я так и не узнаю реальные результаты подсчета голосов на избирательном участке №32 Барановичей.

Моя жалоба в избирательную комиссию, подписанная только мною из-за боязни неприятностей остальными избирателями моего участка, затеряется на почте. А я буду иметь неприятности, о которых сообщу дополнительно.

И еще. Хочу попросить Юрия Громаковского, призывая к мирным действиям граждан Беларуси, призвать каждого «сына, брата и мужа», держащего дубинку, к человечности.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ