Фургоны «Хлеб» и бусы «Связь» или как белорусская реальность переплюнула НКВД

Сергей Сацук, Ежедневник
8 сентября 2020, 09:52
Фото: ej.by
У Александр Солженицына, в «Архипелаг ГУЛАГ», есть описание того, как в фургонах «Хлеб» перевозили репрессированных людей. Казалось, подобное никогда не повторится. Но вот в Беларуси появились бусы «Связь», в которых стали пропадать люди.

Первоначально тюремные фургоны в сталинские времена были серого цвета, чем очень выделялись из общего потока. Но после войны, чтобы не пугать еще свободных граждан, эти фургоны стали маскировать под хозяйственные. «Стали красить их снаружи в радостные тона и писать сверху “Хлеб” (арестанты и были хлебом строительств), “Мясо” (верней бы написать — “кости”), а то и “Пейте советское шампанское!”», - писал Александр Солженицын. Поэтому не случайно в фильме "Место встерчи изменить нельзя" бандиты использовали именно фургон "Хлеб", поскольку его появление на советских улицах ночью никого не удивляло. Но вот теперь, эта старая зловещая история нашла свое новое отражение в современной белорусской действительности.

Утром 7 сентября 2020 года с центральных улиц Минска была похищена член Координационного совета Мария Колесникова. Неизвестные людьми в масках на микроавтобусе с надписью «Связь» схватили женщину на улице. Ни один из правоохранительных органов Беларуси не подтвердил факт задержания Колесниковой. И вот тут перед нами открывается ужасающая белорусская действительность.

Действуя вне всяких правовых рамок, сотрудники правоохранительных органов открыли практически безграничные возможности для преступного мира. Сегодня никто из белорусов не может чувствовать себя в безопасности не потому, что его могут схватить на улице одетые в гражданское сотрудники правоохранительных органов в масках. Никто сегодня не безопасности потому, что кто угодно может сегодня схватить на улице кого угодно, а стоящая рядом милиция даже не пошевелится. Начав действовать вне правового поля, власти Беларуси тем самым ликвидировали это правое поля и для всех остальных.

Допустим, группа бандитов (а из новейшей истории страны мы знаем, что ими могут быть даже бойцы элитных подразделений МВД) захотела похитить кого-то, чтобы «подоить» на деньги. Сделать это сегодня в Беларуси не просто, а очень просто. Берешь черный микроавтобус (еще лучше микроавтобус с надписью «Связь»), заклеиваешь номера, набираешь команду в черных масках и вперед. Можно похищать кого-угодно и где-угодно, хоть на выходе из РУВД – ни один сотрудник милиции даже глазом не моргнет. Все подумают, что свои берут очередного «предателя» Родины.

Форма для сотрудников правоохранительных для того и нужна, чтобы граждане могли их идентифицировать, понять, что работает ППС, ГАИ, ОМОН, «Алмаз», «Альфа», а не бандиты какие-то. Только так можно успешно противостоять преступности, поднять тревогу, когда видишь, что совершается преступление. А как сегодня поднять тревогу, как понять, что работают правоохранительные органы, а не бандиты? Это Марию Колесникову хорошо знают, поэтому случайная свидетельница и подняла тревогу. А будь на ее месте простой человек – куда и кто бы стал звонить? Даже если бы и позвонил, очень сомнительно, что милиция объявила бы план «Перехват» и стала бы работать по горячим следам преступления. Опять подумали бы, что под раздачу попал очередной «враг народа». Это просто идеальные условия для преступников и расцвета бандитизма в стране похлеще 90-х, которыми так любит пугать народ Лукашенко.

Но даже в случае с Колесниковой, когда все силовики заявили, что не имеют к произошедшему никакого отношения, совершенно непонятно, что делать дальше. На самом ли деле силовики не имеют к этому отношения или они просто опять скрывают свои действия, как это было уже не раз? Это непонятно не только общественности, но и той же милиции, которая конечно же не станет искать Колесникову по горячим следам, просматривать камеры видеонаблюдения и выяснять, кто это был и куда увез женщину.

А теперь, если все же предположить, что Марию Колесникову задержали сотрудники правоохранительных органов, подумаем о том, зачем это нужно было делать так, при помощи буса с надписью «Связь»? Разве в этом была какая-то необходимость? Колесникова знала о возбуждении уголовного дела по деятельности Координационного совета, но тем не менее не скрывалась и являлась по вызову правоохранителей. Если ее хотели задержать или арестовать, то вполне можно было официально пригласить в ведомство, зачитать там соответствующее постановление и сделать все цивилизованно. Можно было задержать ее и на улице, подъехав на милицейской машине с людьми в форме, цивилизованно пригласить пройти куда следует.

Единственная причина, по которой белорусским силовикам могло понадобиться вот так хватать человека на улице и запихивать в микроавтобус с надписью «Связь» - это создание в стране всеобщей атмосферы страха, такой, какая царила во времена бесчинств НКВД, чтобы даже микроавтобусы «Связь», «Скорая медицинская помощь», МЧС и даже «Дети» вызывали неимоверный ужас у населения. Тут мы переплюнули уже и НКВД, поскольку тогда автозаки маскировали под фургоны «Хлеб» как раз с противоположной целью, чтобы не пугать людей. И в фургонах «Хлеб» сотрудники НКВД все равно был и в форме.

Будем надеяться, что Мария Колесникова, как до этого и другие члены Координационного совета объявится в Польше и расскажет очередную историю, как белорусские власти выдворили ее из страны. А если не объявится? Где ее тогда искать, в лесу? Ведь реально похитить ее мог кто угодно, но никто нетерь не поверит, что это сделали не власти.
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ