Павловский: Решающая сторона - белорусская нация. То, чего нет в России

Анатолий Салунов, Sobesednik.ru
17 сентября 2020, 11:54
Иллюстративное фото
Кто больше выиграл от минувшей встречи – Владимир Путин и Александр Лукашенко, рассуждает политолог Глеб Павловский.

Остающийся пока президентом Беларуси Александр Лукашенко приехал к Владимиру Путину, но важных заявлений, которых ждали от встречи, не случилось. Самым громким стало объявленное решение России выделить Батьке очередной кредит – на 1,5 млрд долларов.

Помогут ли Лукашенко эти деньги остаться у власти, в эксклюзивном интервью Sobesednik.ru рассказал президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский.

– Как вы оценили итоги встречи? Кому и зачем она была нужна больше?

– Эта встреча нужна была Лукашенко, он о ней буквально умолял. Для Лукашенко это тот минимальный мандат на сохранение власти, который спасает его от измены его же собственного окружения – управленцев, силовиков.

– Что было бы, если бы эта встреча не состоялась?

– Если бы этой встречи не было, то Лукашенко просто свалился бы недели через две-три. Путин и так крайне холодно поддерживал Лукашенко весь этот критический месяц. Если бы он еще и отказался встречаться, это означало бы политический конец Лукашенко. При этом Москва не знает, как бы ответил на это сам Лукашенко. Он способен на экстремальные зигзаги и скачки.

Ввиду того, что за спиной у Путина стоит товарищ Си Цзиньпин, Путин не отказал Лукашенко во встрече. Но она была демонстративно холодной со стороны Путина. Единственное, чего мы не знаем: о чем они говорили четыре часа. Никто не знает, кроме них самих.

– Наверняка обсуждали, как Лукашенко может выйти из сложной ситуации, сложившейся в Беларувси.

– А зачем обсуждать ситуацию? Она и так сложная... Здесь возможны диаметрально противоположные гипотезы. Презрительность Путина на открытой части встречи заставляет предполагать, что они могли обсуждать способ ухода Лукашенко с поста президента Беларуси. Но зная коварство Путина, могу сказать прямо противоположное: Путин мог продемонстрировать брезгливость к Лукашенко, а обсуждать при этом с ним более тесные формы взаимодействия, в том числе и взаимодействия в борьбе с белорусским обществом.

– Как вы оцениваете итог встречи – кредит в 1,5 млрд?

– Слезы! Эта сумма не покрывает потребности даже одного месяца белорусов. Это даже не кэш. И главное, половина этой суммы уйдет на рефинансирование белорусского долга.

– Экс-кандидат в президенты Беларуси Светлана Тихановская заявила, что отдавать этот кредит белорусский народ не будет. Есть ли риск невозврата белорусского долга?

– Да, Москва не готова сейчас давать Лукашенко, как это было с Януковичем, «триллиарды на карман», поскольку не верит, что тот потом их вернет. Главное, чтобы эти деньги тут же не ушли в офшоры, потому что в таких ситуациях, как та, что сложилась сейчас в Беларуси, чиновники готовы красть в геометрических масштабах. Тем не менее встреча состоялась, и Путин показал, что он не намерен выпускать Беларусь из круга влияния России. Путину важно показать Европе, что решать будет он.

– А белорусская оппозиция получила какой-то сигнал после этой встречи?

– Враждебных сигналов не было. Если присмотреться, после встречи Песков послал такой косвенный комплимент, сказав, что Кремль близок и к тем, кто за, и к тем, кто против Лукашенко. Был сигнал белорусским силовикам, белорусскому истеблишменту: не торопитесь перебегать на другую сторону. И сигнал Европе о том, что Россия не отказывается от Беларуси как от зоны влияния.

– Есть ли у вас прогноз развития отношений России и Беларуси в краткосрочной перспективе?

– Не могу дать такой прогноз. Дело в том, что решающая сторона – это те, кого мы не обсуждали. Это белорусская нация.

– Что вы называете белорусской нацией?

– Белорусская нация – это то, чего нет в России. Это люди, которые реально, здесь и сейчас решают судьбу своей страны. Которые выходят на площади по субботам и воскресеньям, и численность этих людей между прочим не уменьшается – это неожиданно для всех. Без понимания, как будет развиваться вот это общегражданское движение, совершенно нельзя ничего сказать ни о будущем Лукашенко, ни о будущем российско-белорусских отношений. Понятно одно: джина этого в бутылку обратно загнать уже нельзя, прежняя жесткая белорусская система не восстановится.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ