Дискредитировала ли белорусская революция стратегию мирного протеста?

Валерий Карбалевич, Радыё Свабода / пер. UDF.BY
18 сентября 2020, 22:51
Марш протеста в Минске, 13 сентября
В российской Новой газете появилась статья политолога, исследователя Лондонского университетского колледжа Владимира Пастухова «Стратегия мирного протеста в Минске серьезно дискредитирована».

Мирные и немирные революции

Основной смысл статьи в том, что белорусский опыт показывает, что эпоха мирных («цветных») революций должна закончиться, победить неототалитарный режим мирным путем (особенно на постсоветском пространстве) невозможно.

Здесь с самого начала я хотел бы сказать, что эта эпоха закончилась раньше. В 21 веке было много немирных революций. Бывший президент Кыргызстана Курманбек Бакиев, которого киргизское правосудие пытается привлечь к ответственности за расстрел демонстрантов во время революции 2010 года, до сих пор скрывается в Беларуси. Потом была кровавая «арабская весна», в результате которой революции в Ливии, Сирии, Египте переросли в гражданские войны. А кульминацией немирной революции стал украинский Майдан 2014 года.

Ничего исключительно белорусского нет и в том, что за время длительного правления режима Лукашенко здесь сформировался отдельный правящий класс, который является «коллективным бенефициаром» модели государственного капитализма в Беларуси. Любая политическая система в любой стране, особенно если она существует долгое время, образует социальный слой, на который она опирается и который становится ее бенефициаром.

Огромная роль государства

Особенности белорусской ситуации, объясняющие силу нынешнего режима и отчасти его жестокость, состоят в ином. Прежде всего, здесь закреплена огромная роль государства в экономике, социальной сфере, обществе в целом. Во многом это советское наследие. В других авторитарных режимах 21 века такого всеобъемлющего государственного контроля нет. Беларусь можно сравнить только с Китаем.

Так вот, этот государственный монстр, Левиафан, создает ситуацию, когда контроль над политической лояльностью граждан и политическими репрессиями осуществляется не только правоохранительными органами и спецслужбами, но и всеми государственными структурами.

На это работает вся система образования. О роли учителей в фальсификации выборов не писал только ленивый. Руководители детских садов угрожают забрать детей у родителей, которые ходят на митинги. На государственных предприятиях действует контрактная система, которая позволяет им быстро избавляться от нелояльных повстанцев. Государственные провайдеры блокируют Интернет. Коммунальные службы выключают свет в ненужных офисах (магазин «Symbal.by» Павла Белавуса), закрашивают ненужные надписи на стенах. И так далее.

Такой тотальный охват был бы невозможен, если бы в стране был большой частный сектор не только в экономике, но и в социальной сфере. Кстати, это одна из главных причин, почему Лукашенко настолько упрямо держится за государственный сектор и не допускает приватизацию.

Оппозиция в Беларуси вне системы

Второй момент. В победоносных «цветных революциях» в Югославии, Грузии и Украине (в «дореволюции» в Венесуэле) оппозиция имела большие точки опоры в политической системе. Она присутствовала в парламенте, органах местного самоуправления. Целые регионы возглавляли противники правящих режимов.

В этом отношении политическая система в Беларуси абсолютно стерильна. В политической системе нет ни одного островка, ни одного клочка земли для оппозиции. Есть жесткий консолидированный режим, а оппозиция уже четверть века полностью вне системы. В этом тоже сила режима. Государственные институты полностью независимы от общества. Поэтому моральное и психологическое давление народного протеста на них пока не приносит результатов.

И последнее, тесно связанное с предыдущим. Четверть века не только государственные СМИ, но и вся система идеологической работы были вовлечены в тотальную демонизацию противников режима. Официальная идеологическая конструкция утверждала, что Лукашенко поддерживает весь народ, у оппозиции нет социальной базы, есть лишь горстка «головорезов», иностранных агентов. То есть с 1990-х годов страна находится в состоянии холодной войны. Это отчасти объясняет жестокость, проявленную силовиками при подавлении народного протеста.

Национальная травма


Что касается соотношения мирных и немирных методов, их эффективности. Во-первых, мирные средства, такие как страйки, не использовались в полной мере. Во-вторых, непродолжительная гражданская война в первые три дня после выборов вызвала резкую негативную реакцию обеих сторон конфликта. Эта травма национального менталитета, которая восходит к памяти о трагедии Второй мировой войны («абы не была вайны»), похоже, оказала и продолжает оказывать сильное влияние на ход белорусской революции. Особенно на народный протест.

Что касается исхода противостояния, то на него больше влияет вмешательство России, чем вопрос о соотношении мирных и немирных методов.
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ