Насилие связало круговой порукой Лукашенко и силовиков

Саша Романова, DW
25 сентября 2020, 22:36
Жесткое задержание протестующих в Минске 23 сентября
В Беларуси при Александре Лукашенко было негласное табу на кровь во время массовых акций протеста - улицы и площади представляли собой стерильный санаторий для адептов стабильности. При этом все 26 лет президентства Лукашенко демонстрации разгонялись оперативно и жестко. Оппозиционеров истязали в застенках, несогласных, судя по всему, убивали тайно под покровом ночи. Жители дома №33 у минской станции метро Пушкинская (рядом с ней 10 августа был убит Александр Тарайковский - первая жертва протестов в Беларуси. - Ред.) об их страданиях явно не догадывались.

Это внушало силовикам чувство безнаказанности. 20 мая 2020 года на пресс-конференции по поводу своего выдвижения в кандидаты в президенты экс-банкир Виктор Бабарико сказал: "Я считаю мифотворчеством массовые репрессии, которые могут возникнуть". В действительности ни Виктор, ни кто-либо в Беларуси не мог представить себе той кровавой бани, которая произошла после фальшивых выборов. Вот ее итоги, по данным правозащитников: семь погибших, 12 тысяч задержанных, 1800 задокументированных заявлений по фактам насилия со стороны милиции и спецназовцев.

Никто не мог предвидеть такого масштаба еще три месяца назад. Хотя нет, один человек все прекрасно знал. Тот, который не менял методы борьбы с несогласными все 26 лет своего правления: вероятно, по его приказу убивали оппозиционных политиков еще в 1999-м, по его приказу разгоняли демонстрации и гноили в тюрьме бизнесменов.

Тарайковского убивали 26 лет


9 августа 2020 года силовики, видимо, получили точно такую же команду - убрать недовольных. Ни на улицах, ни на экранах телевизоров их не должно было быть. Ничего нового Лукашенко придумывать не стал: протест подавляем быстро и жестоко, под покровом ночи. Для верности власти решили отрубить интернет по всей стране, чтобы ни один белорус утром ничего не узнал.

Я вижу в этом решении топорную милицейскую логику и колхозную самоуверенность людей, стоящих одной ногой в советской эпохе. Как можно в 21 веке рассчитывать на безнаказанность, когда у каждого в руках телефон с функцией видоесъемки?! Перекресток у метро Пушкинская, где, судя по выложенному в Сеть видео, расстреляли в упор Александра Тарайковского, находится в поле зрения жителей всех ближайших домов. Белорусы - высокообразованная нация, за трое суток полного блэкаута в стране 2,7 миллиона раз скачали VPN.

Люди загружали видео в Telegram-каналы и выходили на улицы в таком количестве, что омоновцы зверели от напряжения, не успевая их избивать. От ярости и гнева они стреляли по окнам домов и колотили дубинами так, будто перед ними и не люди вовсе. Как будто это крысы, и их неожиданного много. "Крысы" - именно так назвал протестующих Лукашенко, когда пролетал на вертолете над оцепленной силовиками Октябрьской площадью в Минске.

Миф о мирном протесте сломался о Беларусь


Старая белорусская оппозиция много лет поддерживала миф о том, что сила режима обратно пропорциональна количеству людей, которые выходят на улицы протестовать. Политолог из Гарвардского университета Эрика Ченовет вывела "правило 3,5%": если такая доля населения выходит на улицу с мирным протестом, перемены в обществе, по ее мнению, неизбежны. Население Минска - около 2 миллионов человек.

Согласно формуле Ченовет, режим Лукашенко должен был пасть еще 30 июля - в ходе предвыборного митинга Светланы Тихановской, собравшего, по оценкам правозащитников, 70 тысяч человек. 16 августа на улицы белорусской столицы вышли свыше 200 тысяч человек, через неделю - 150 тысяч. С тех пор каждое воскресенье на всенародный марш в Минске собирается не меньше 100 тысяч протестующих. Выходят и областные города - уже полтора месяца.

А режим делает вид, что протеста нет. Формула Ченовет не срабатывает. Но белорусские силовики ведь тоже видят количество несогласных, и в моменты, когда многотысячная толпа так скандирует "Три-бу-нал!", что дрожат стекла окрестных домов, ОМОН не может не испытывать страх.

Чего боится белорусский ОМОН


14 августа после шока от происходящего было не очень понятно, как поведут себя власти. На минуту показалось, что Лукашенко "повесит" преступления на исполнителей, превысивших 9-13 августа полномочия - видео и свидетельств жертв в Сети полно. Однако против силовиков не было возбуждено ни одного уголовного дела, фото и видео с избиениями демонстрантов и их последствиями были объявлены фейками. Так нелегитимный лидер стал президентом ОМОНа, повязав его с собой пролитой кровью.

Есть показательный ролик: минчанки в подземном переходе стягивают балаклаву с ОМОНовца, пытающегося их задержать. Мы видим обычное, ничем не примечательное лицо обывателя и его глаза, полные ужаса. Испуганный ОМОНовец вновь надевает балаклаву. Он тут самый сильный среди десятка безоружных женщин. Чего боится тот, кто, по его собственному убеждению, защищает родину и Лукашенко? Жена увидит? Мама отвернется? Одноклассники проклянут? Ответственность за насилие объединила круговой порукой всех: и силовиков, и чиновников, и старого президента.

Каратели ропщут


Белорусским силовикам промывают мозги, внушая, что все они на войне. Хотя войны в сущности никакой нет. Мирные протесты - война только в их головах. Смешон и комичен их самопровозглашенный лидер, наряжающий 15-летнего сына в военную форму и идущий с автоматом к цепи ОМОНа, с обратной стороны которой стоит музыкант Пит Павлов с гитарой и поет "Тры чарапахi".

В кулуарах говорят, что силовики уже ропщут. Я слышала всего две версии о причинах их скрытого недовольства. Одна связана с Путиным - мол, белорусские генералы с радостью променяли бы одного хозяина на другого, если старый не сумеет их защитить от толпы. При этом им и в голову не приходит, что при Путине они станут в лучшем случае полковниками, потому что генералов подвезут своих.



По другой версии, силовики, чьи личные данные слиты в Telegram-канал Nехта, не понимают, почему Лукашенко не вводит военное положение. Теоретически они сами могут это сделать, превратившись в хунту. В обоих сценариях нет места для мнения народа, который просто хочет нового президента.

Знаете, как называют ОМОН белорусские бабушки? Фашистами и карателями. Силовики превратились в дракона из фильма Марка Захарова - именно так их теперь видит народ. Они не ответили по закону за избиения мирных протестующих. Они не скорбят по погибшим во время протестов в Беларуси. Поэтому после тайной инаугурации Лукашенко битва властей против собственного народа продолжилась с новой силой.
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ