О чем думает Путин?

Виктор Мартинович, [leech=http://]budzma.by[/leech]. Перевод с бел. NN.by
29 сентября 2020, 10:41
Виктор Мартинович
Писатель Виктор Мартинович размышляет на budzma.by о позиции Кремля в отношении Беларуси.

Это вопрос, который я слышу чаще всего от людей, которые пытаются понять долгосрочную перспективу белорусских протестов.

Путина упоминала Светлана Алексиевич. Путину явно пытаются «понравиться» многие из Координационного совета (вспомним высказывание Сергея Дылевского). Путина, как ту сову на глобус, пытаются натянуть на свою позицию «ябатьки», при том, что если какие-то активные контакты на официальном уровне и есть, так это только контакты с губернаторами.

Позицию Кремля непросто понять, потому что она не такая уж и очевидная.

Как я не раз подчеркивал, нынешний политический кризис в Беларуси можно было бы если не решить, то хотя бы задобрить одним простым шагом — кредитом в размере 15 миллиардов долларов. Это поддержало бы бюджетников в их иллюзии, что государство до сих пор сильное; это позволило бы людям из малых городов, где нет работы (а если какие-то вакансии и есть, то на зарплату в 300—400 рублей), убедиться, что система помнит и заботится о них.

А местный «порядок» уже давно не умеет зарабатывать деньги, он может только распределять то, что приходит извне, среди своих, в зависимости от приоритетности функций.

Но вместо этого Россия выделяет мизерные, декоративные, я бы сказал, полтора миллиарда, да еще с рассрочкой, прекрасно зная, что этот объем способен только оттянуть дефолт, в котором Россия как наш основной кредитор совсем не заинтересована.

При этом из Кремля приходят очень противоречивые сигналы. Например, русские открыто критикуют Тихановскую, говорят о вмешательстве Запада в наши внутренние дела, но даже такую мелочь, как поздравление Лукашенко с инаугурацией, себе не позволяют, мотивируя это тем, что, мол, уже поздравили с победой. В условиях когда Минску ежедневно «прилетает» за тайную инаугурацию от европейцев, если бы Путин был единодушен с белорусской системой — ну, поздравили бы два раза, яботькам было бы приятно.

Но нет.

Так с кем Кремль?

И почему ведет себя настолько невыразительно? Почему не спасает Лукашенко (хотя мог бы) и почему не выступает открыто за Колесникову или других (хотя мог бы)?

Самая правдоподобная версия, которую я слышал до сих пор, — мол, Путин, как тот китаец на берегу реки, сидит и ждет, пока поток вынесет труп врага. С той оговоркой, что «врагом» будет восприниматься именно тот, кто сойдет в этом противостоянии первым. А другая сторона будет объявлена настоящим другом русского народа, ему пойдут и поздравления, и поддержка. И якобы на то и рассчитано поведение членов Координационного совета.

Но мне эта версия всегда предоставлялась не соответствующей путинской психее. Не тот он человек, чтобы сидеть и ждать, скорее — в ожидании есть что-то белорусское.

Так вот вам другая версия, о которой предлагаю поразмыслить.

Странное поведение Кремля обосновано только в том случае, если ему вообще не принципиально, сколько людей задерживают здесь на митингах, как с ними обращаются в тюрьмах, сколько сотен тысяч протестует каждое воскресенье в Минске и насколько сильно возмущаются в той же России насчет Лукашенко с автоматом.

Путин живет в ином (перспективном) времени.

Для интересов России что год, что 5 лет — несущественно.

И, главное, в голове Путина совершенно иные перспективы.

Я бы допустил, что глава России готовится к большому военному противостоянию с НАТО. И Беларусь его может интересовать исключительно в военно-стратегическом, а не в политическом смысле. Права человека, общественное мнение в Беларуси — это все вторично в условиях милитарной тактики.

О том, что российские элиты уже де-факто живут в настроении холодной войны, свидетельствуют расходы на оборону, сама риторика официальных лиц. И, кстати, выборы в США могут быть намного более принципиальным моментом для Путина, чем происходящее сейчас в Беларуси.

А конфликт в Нагорном Карабахе, где с одной стороны — Армения, партнер по ОДКБ, а с другой — Азербайджан, за который готова вписаться Турция, член НАТО, потенциально приближает крайне плохую развязку.

Посмотрите на нашу ситуацию глазами Сталина в 1940 году и поймёте, почему официальный Минск вдруг начал нести полную чушь об «угрозе с запада» и на кого были рассчитаны эти маневры с переброской военных к границам с Литвой и Польшей.


Для жителей Беларуси, которая живет в мирном времени, это звучало полной фигней, но адресатом бряцания оружием, кажется, были совсем не они.

Отношения Минска и Москвы в таком случае — соперничество двух параной, двух крупных упреждений.

Освободив вагнеровцев и сдвинув фокус своей воинственной риторики на Запад, начав преследование «западэнцев», они активно подают сигналы, понятные путинскому кругу.

Я очень надеюсь, что у участников конфликта в Карабахе и тех, кто способен его углубить до противостояния, выходящего за пределы региона, хватит выдержки не оправдать сокровенные ожидания милитаристов.

2020 год еще и близко не завершился, а любая война, в том числе с участием белорусского ограниченного контингента в рамках ОДКБ, сразу превратит наши политические проблемы в несущественные.
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ