Анжелика Агурбаш: «Лукашенко должен уйти!»

nv-online.info
29 сентября 2020, 13:16
На акции у посольства Беларуси в Москве
Заслуженная артистка Беларуси Анжелика Агурбаш рассказала «Народной Воле», почему никогда не считала себя певицей власти, а также почему не пропускает ни одной акции протеста в Москве и зачем приходит туда с бело-красно-белым флагом.

– Анжелика, в последнее время вы стали одним из символов белорусских протестов в Москве. Откуда такой интерес к политике? Раньше вы не высказывали своих политических взглядов.

– Я считала, что творческие люди должны быть вне политики. Артисты – это птицы мира и добра, мы – то звено, которое может соединить весь мир, искусство ведь не имеет границ. Но то, что сегодня происходит в Беларуси, террор и агрессия, жестокость по отношению к белорусскому народу со стороны нынешней власти – это не может оставить равнодушным и безучастным ни одного человека, у которого есть хоть капля совести, достоинства и сострадания. Сейчас та ситуация, когда невозможно быть равнодушным. Хочется каким-то образом повлиять на ситуацию и помочь белорусам в их беде.

– Было страшно, когда возле посольства к вам подошли двое полицейских и попросили пройти с ними?

– Мне не было страшно, ведь я находилась на территории Российской Федерации. На сегодняшний день я являюсь и гражданкой Беларуси, и гражданкой России – у меня паспорт серии PP. Я знала, что со мной ничего не случится.

Меня вежливо попросили пройти для дачи пояснений и проверки документов. Я объяснила, почему пришла на акцию, и уточнила, какие обвинения мне хотят предъявить. Когда капитан полиции сказал, что у меня в руках фашистский флаг, я объяснила, что это знамя – наш символ, историко-культурная ценность, и это точно такой же народный и исторический флаг, как и бело-красно-синий российский. Полицейские назвали меня организатором несанкционированного митинга у посольства Беларуси в Москве. Я сразу опровергла эту информацию, заявив, что не состою ни в одной партии, не вхожу ни в чей штаб. Я – артистка, у которой есть четкая гражданская позиция, и я пришла поддержать белорусский народ. Люди, которые выходят на протесты, должны чувствовать, что с ними солидарен весь мир. Я объяснила российским полицейским, что белорусский ОМОН и внутренние войска превратились в какие-то бандитские группировки, творят бесчинства и зло по отношению к людям. И не меня надо задерживать, а тех, кто издевается над людьми. Я сказала представителям полиции (их было человек пятнадцать), что сегодня все должны быть на стороне протестующих людей. После этого меня отпустили. И мой бело-красно-белый флаг у меня не отняли.

– Беседу с вами проводили в полицейском участке?

– Нет, рядом с посольством во время акций всегда дежурит полиция, и тех, кто участвует в акции, периодически приглашают на проверку документов. Причем всё происходит довольно корректно. Получилось, что я прочла полицейским лекцию о том, что сейчас происходит в Беларуси. На меня не стали составлять никаких протоколов, не стали долго удерживать. И я вернулась к тем, кто стоял у белорусского посольства.

– Анжелика, а вы были членом «Белой Руси»?

– Это организация, которую называют партией Александра Лукашенко? Нет, никогда! Мало того, меня никто никогда и не приглашал.

Кстати, пару недель назад мне сказали, что моя песня «Белая Русь» будто бы является официальным гимном этой организации. Если это на самом деле так, то разрешения у меня на это никто не спрашивал.

– Песня «Белая Русь» часто звучала финальным аккордом почти на всех государственных мероприятиях.

– Эта песня практически сразу стала народной в Беларуси. Она была написана в 2006 году композитором из Баку Игорем Тимаковым, в то время, когда я уже жила в Москве. Она почти сразу стала народной.

Я, кстати, долгое время считала, что после песни «Молодость моя, Белоруссия…» уже никогда не будет композиции, которую народ принял бы душой и сердцем. А когда услышала «Белую Русь» – она восхитила не только меня, ее все люди стали петь. Она непроизвольно стала неофициальным гимном страны, звучала и на парадах, и во время салютов, сегодня ее поют народные и самодеятельные коллективы. Естественно, меня приглашали с этой песней на все мероприятия.

– Вас даже называли певицей власти…

– Я никогда не была певицей власти! Я – артистка, которую любят люди, и Александр Григорьевич в том числе.

– Некоторые, кстати, не понимают, почему вы пошли против власти Лукашенко. Говорят: президент ей и звание дал, и участок земли в Дроздах подарил…

– Я считаю, что своим 30-летним творческим стажем и своей деятельностью, количеством песен, которое исполнила, я заслужила звание заслуженной артистки. И за одну только «Белую Русь» я давно должна была уже получить звание народной.

– Вы сегодня взяли бы эту награду из рук Лукашенко?

– Александр Григорьевич лишь подписывает указ, а решение о награждении званием принимает огромное количество людей, и поклонников в том числе. Это же не личная премия президента. Он может лично награждать своей премией имени Лукашенко. А я – заслуженная артистка Республики Беларусь. Это разные вещи.

Что касается участка в Дроздах, о котором сейчас тоже пытаются вытащить какие-то факты… Я благодарна Александру Григорьевичу за этот участок земли, который он мне в свое время искренне предоставил. И не только мне, кстати. Подобные подарки получили многие известные люди Беларуси – спортсмены, бизнесмены, деятели культуры.

– Да, например, трехкратная олимпийская призерка Александра Герасименя, которая тоже выходит на протесты в Минске, сама писала письмо на имя Лукашенко с просьбой предоставить ей участок земли. И ей дали бесплатно.

– Поэтому не надо меня упрекать: мол, получила столько всего от президента, а теперь ведет себя как неблагодарная сволочь. Да я даже этот участок уже тысячу раз отработала на всех правительственных мероприятиях и концертах! И заслужила за свою 30-летнюю творческую жизнь не один такой участок. Поэтому искренне считаю, что меня упрекнуть не в чем. Думаю, все здравомыслящие люди это понимают.

– Не боитесь возвращаться в Беларусь?

– Я прекрасно понимаю, что из-за своей четкой гражданской позиции нахожусь в довольно опасной позиции…

Кстати, скажу тем, кто говорит: мол, раньше она была «за», а теперь резко «против»… Я всегда выступала против беззакония, против террора и агрессии, которые сейчас творятся в Беларуси. То, что происходит, – это просто издевательство над народом. Геноцид.

Я не говорю, что все силовые структуры ведут себя, как фашисты. Знаю, что в силовых структурах есть и порядочные люди, которые сегодня в каком-то смысле являются заложниками ситуации и вынуждены выходить на улицу против своего народа. Но не все ведь проявляют агрессию. Есть кучка самых настоящих отморозков и бандитов, их по-другому нельзя назвать. Которые выполняют приказы неадекватного начальства.

Покалеченные и погибшие люди – это преступления, за которые надо будет однозначно ответить. В Беларуси после выборов было абсолютно неоправданное применение силы, об этом говорит весь мир. Сейчас террор, агрессия и издевательства стали настолько очевидны, что на это нельзя закрывать глаза.

И эти «80 процентов»… Мне кажется, только один человек сегодня верит в эту цифру – это Александр Григорьевич Лукашенко.


– Именно эта цифра и возмутила людей.

– Вы же прекрасно понимаете, что если бы за него проголосовало хотя бы 40 процентов, была бы совершенно другая история и во время выборов, и после них. И не пришлось бы проводить закрытую инаугурацию – если бы Лукашенко действительно победил, народ ликовал бы на улице, и был бы праздничный салют. А не грязный фейерверк из водометов и дубинок в день его инаугурации. Ну что об этом говорить…

Сейчас самое главное, чтобы какая-то сила остановила эту репрессивную машину, которая ежедневно калечит судьбы людей.

– Вы довольно резко высказываетесь. Думаю, если силовики удержат ситуацию и Лукашенко еще какое-то время будет править страной, вас вряд ли уже пригласят на правительственные концерты…

– Меня сейчас меньше всего интересуют мои концерты. Сейчас не до песен. Меня волнует только ситуация в Беларуси. И сейчас не время думать, кто будет следующим президентом. Сейчас надо остановить беззаконие, агрессию и бессовестное отношение к людям. Вы посмотрите, уже ведь арестовывают адвокатов адвокатов! У меня такое впечатление, будто я вижу какой-то страшный, дурной сон, в котором нет ни смысла, ни логики. И с каждым днем ситуация становится все хуже и хуже…

– Какой выход вы видите?

– Я считаю, что Александр Григорьевич должен понять: он проиграл эти выборы. Он должен смириться и согласиться с этим поражением. Он должен выйти к народу, извиниться перед людьми и уйти. И отпустить эту любимую.

Я ведь очень хорошо знаю, что значат слова «Любимую не отдают». То, что сейчас происходит в Беларуси, – все это было в моей семейной жизни, я сейчас наблюдаю все те же фазы. Сначала давление, которое усиливается с каждым днем, потом агрессия, насилие, а затем уже дубасят изо всех сил, чтобы задушить свободу.

Сейчас в Беларуси все могут говорить и думать только так, как хочется Александру Григорьевичу. А мне нечего бояться. Я говорю всё это с открытым сердцем, с открытой душой. У меня есть право говорить, что я думаю. Я ничего дурного не делаю.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ