Политолог: Лукашенко руководствуется девизом: «После меня — хоть потоп»

Политолог Валерий Карбалевич, t.me/s/vkarbalevich
30 сентября 2020, 13:04
Фото: president.gov.by
23 сентября Александр Лукашенко в режиме строжайшей секретности провел инаугурацию. Этим актом он завершил свою предыдущую президентскую каденцию, которая оканчивается 5 ноября.

Инаугурация — заключительный аккорд процесса легитимации власти президента после выборов. Легитимность — это признание народом права того или иного субъекта управлять государством. По самой своей природе инаугурация должна быть публичной. Это необходимый атрибут процесса легитимации. Государство — это не масонская ложа,поэтому тайная инаугурация — это нонсенс.

Понятно, почему власти провели эту процедуру полуподпольно. Они боялись массовых протестов, которые могли испортить торжество. Власти долго выжидали, надеясь, что протесты пойдут на спад, общество успокоится и тогда можно будет устроить себе праздник. Но надеждам не суждено было сбыться, поэтому пришлось проводить инаугурацию в спешке и тайно.

Но в итоге получилось не лучше. Протесты вечером все равно состоялись.

Но главное в другом. Тайно вступив в должность, Александр Лукашенко продемонстрировал белорусскому народу и всему миру свою сомнительную легитимность. Ведь если он действительно получил 80% голосов на выборах, как уверяют власти, то инаугурация должна была пройти в форме всенародного праздника. Тогда не нужно прятаться от народа. А в итоге тайная инаугурация лишь подтвердила убеждение в народном сознании, что «царь ненастоящий».

Поэтому Лукашенко не остается ничего другого, как полагаться на голую силу. Макс Вебер вывел три типа легитимности: традиционную, харизматическую и рациональную. Лукашенко предлагает Беларуси новый тип легитимности — принудительную.

Вообще, оценивая поведение властей в последние месяцы, напрашивается вывод, что Лукашенко сейчас в своей политике руководствуется девизом: «После меня — хоть потоп». Он, видимо, считает, что если вы, белорусы, меня так не любите, то мне эту страну не жалко. Так не доставайся же ты никому. Ради удержания власти он готов оставить здесь выжженную землю, руины. Причем, теперь ему не важно, в каком образе он войдет в белорусскую историю. Жажда власти и мести всем, посягнувшим на нее, затмила все.

Долгие годы государственные СМИ настойчиво внушали мысль, что А. Лукашенко — отец белорусской государственности, дескать, именно с его избранием Беларусь сформировалась как независимая держава. Он сам в последний год много раз убеждал, что белорусы больше не должны ходить «под плеткой» каких-то внешних сил.

И вот теперь он, махнув рукой на суверенитет, призывает Путина ввести российские войска в Беларусь, чтобы защитить его власть. Тем самым провоцируя для своей родины крымский или донбасский сценарий. Ради того, чтобы угодить России, поспешившей ему на помощь, и насолить Литве, Лукашенко обещает переориентировать транзит белорусских грузов с портов стран Балтии в российские порты. Хоть это крайне невыгодно Беларуси.

Начиная с захвата «Белгазпромбанка», в стране последовательно уничтожаются бизнес-структуры, подозреваемые в нелояльности в правящему режиму. Давняя нелюбовь Лукашенко к предпринимательству получила новый импульс. В итоге бизнес бежит из страны. Все идет к тому, что от единственной эффективной отрасли Беларуси — IТ, останутся рожки да ножки.

В ходе избирательной кампании была практически окончательно разрушена правовая система, институты правосудия, без чего существование полноценного современного государства невозможно. Никакие законы теперь в Беларуси не действуют. Адвокаты стали ненужной профессией, поэтому их сейчас и щемят. Главным государственным институтом стал ОМОН. Именно он является основным коммуникатором между властью и народом.

Из госучреждений убирают лучших людей. Например, один из самых известных медиков Беларуси академик Александр Мрочек уволен с поста директора РНПЦ «Кардиология»за нелояльность.

Разгромлен Купаловский театр — национальное культурное достояние. На очереди — Гродненский драматический театр.

Изгоняются всемирно известные спортсмены, тренеры. Например, уволен главный тренер Беларуси по фристайлу Николай Козеко, чьи ученики завоевали шесть олимпийских медалей. Больше олимпийские чемпионы стране не нужны.

Дело дошло до того, что из страны изгнали главу католической церкви Тадемуша Кондрусевича.

Особенно показательно, как на наших глазах фактически уничтожается внешняя политика Беларуси.

В последние годы, особенно после Крыма, белорусское руководство много усилий затратило на формирование политики многовекторности. Был создан новый образ Беларуси как страны-миротворца, Хельсинки-2, донора стабильности в регионе и так далее. Независимые эксперты много писали, что внешняя политика Беларуси обусловлена геополитическими факторами, что небольшая страна, расположенная между двумя центрами силы(Россия и Евросоюз), просто обречена проводить политику балансирования, дружить со всеми, диверсифицировать отношения, избегать зависимости только от одной страны и т.д.

И нужно было случиться нынешнему политическому кризису, чтобы все эти абстрактные конструкции разрушились. Оказалось, что при авторитарном режиме внешняя политика — это всего лишь способ, средство, инструмент власти одного человека. И ничего более. Смена внешнеполитического курса всего за несколько дней наглядно продемонстрировала это.

То, что эту функцию (удержание власти) выполняют, например, правоохранительные органы, силовые структуры, было ясно и раньше. Но МИД, казалось бы, немного другое ведомство, призванное отстаивать на международной арене национальные интересы страны, которые не так быстро меняются. А оказалось, на самом деле все намного проще и примитивнее. Весь государственный интерес сводился к помощи «посиневшим пальцам».

Западный вектор обрезается на глазах. 18 сентября министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей пригрозил, что если ЕС введет санкции против руководства Беларуси, Минск может разорвать дипломатические отношения с Европейским союзом.

21 сентября председатель комиссии Палаты представителей по иностранным делам Андрей Савиных заявил, что «многовекторная политика ... больше не обеспечивает необходимых условий для благоприятного развития Беларуси», а высшим приоритетом для страны является «укрепление политических, экономических и военных отношений с Российской Федерацией в рамках Союзного государства».


Итак, до сих пор многовекторная политика способствовала развитию страны, а теперь внезапно перестала. Жажда власти одного человека заменила национальные интересы.

Некоторые эксперты назвали происходящий процесс «дефолтом» внешней политики Беларуси. Ведь отказ от многовекторности, возврат к одному вектору означает, что внешняя политика в привычном понимании исчезает. Как и дипломатия. Для общения с российскими чиновниками, губернаторами МИД не нужен. Отношения с Россией обычно проходят при минимальном участии Министерства иностранных дел. Напомню, что посол Беларуси в РФ Владимир Семашко также является вице-премьером. Значит, он по рангу выше Владимира Макея, который всего-навсего министр.

Поэтому теперь на двери МИД можно повесить табличку:

«МИД закрыт, все ушли на фронт борьбы за власть Лукашенко».


Таким образом, государственные институты, призванные удовлетворять потребности общества, на глазах переориентируются на самообслуживание, защиту собственных интересов от претензий со стороны общества.

А Александр Лукашенко, долгие годы бывший гарантом стабильности, превратился в главный фактор дестабилизации Беларуси.
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ