«Уехать - это значит проиграть». Как «золотая рыбка» попала в компанию «наркоманов и проституток»


2 октября 2020, 14:02
Александра Герасименя. Фото из социальных сетей
«Не нам нужно это государство, это мы нужны этому государству!». Большое интервью с Александрой Герасименей.

Трехкратного призера Олимпийский игр Александру Герасименю называли «золотой рыбкой» белорусского плавания. За спортивные достижения ее наградили двумя орденами.

Во время массовых мирных протестов Александра открыто поддержала движение спортсменов против фальсификаций на выборах и насилия — в числе первых подписала открытое письмо к властям и силовикам, вошла в состав Свободного объединения спортсменов Беларуси и участвовала в маршах протестов.

Что случилось в душе известной на весь мир спортсменки, почему она пошла против власти? Об этом она рассказала в интервью «Сильным Новостям».

— Александра, готовясь к нашей встрече, я узнал, что у вас есть близкие родственные связи с Гомелем. Ваш супруг Евгений Цуркин, также пловец, участник двух Олимпиад, чемпион Европы, родился в Гомеле. В Гомеле живут родственники мужа? Вы их навещаете?

— Конечно, бываем, правда, редко, чаще наоборот, они у нас гостят.

— Супруг поддерживает вас в вашей сегодняшней совсем не спортивной деятельности?

— Безусловно, он бы не был, наверное, моим мужем, если бы меня не поддерживал в моих инициативах, мыслях и моей гражданской позиции. Я скажу так: в моем окружении нет людей, которые меня не поддерживают. Это меня очень радует.

— Предполагаю, что длительное время вы, как и все профессиональные спортсмены, жили в сообразном вакууме, мало интересуясь событиями, которые происходят в стране и мире.

— Мы этот вакуум создавали искусственно. Для того, чтобы тренироваться, достигать успеха, необходимо себя максимально оградить от каких-то ненужных вещей, дискомфорта, от всего, что мешает тебе идти к цели. Да, так и было.

— В августе прошлого года вы покинули большой спорт, вышли из этого вакуума. Спустя год ваше имя вновь оказалось, как раньше говорили, на первых полосах газет — Александра Герасименя ушла в оппозицию к власти.

Для представителей этой власти вы и еще более 650 людей из мира спорта, подписавших знаменитое открытое письмо, у меня нет сомнений, стали чуть ли не предателями.

Упреков в ваш адрес, наверное, масса: мол, государство столько сил и средств в них вложило, землю бесплатно для строительства домов выделяло и т.п., а вы, неблагодарные, супротив власти пошли. Да еще, как заявил один известный деятель, в компании «пьяных, обкуренных и людей с криминальным прошлым»...


— ...И «проституток».

— Что же случилось с «золотой рыбкой» белорусского плавания?

— Сегодня происходит подмена понятий. Почему-то считается, что спортсмен — это частная собственность государства и, соответственно, ноги, руки и мозг спортсмена принадлежат власти. На самом деле все иначе.

Во-первых, выступая за свою страну, мы выступали не для власти, а для своего народа. Так всегда было и так будет. Я не говорю про отдельных персонажей, но те спортсмены, которые выходят на соревнования и стремятся к успеху, делают это не для того, чтобы получить стипендию, а чтобы реализоваться, они никогда не будут, скажу так, подвластными. Такие люди свободны в мыслях.

Во-вторых, я никогда не придерживалась определенной позиции в политическом плане, я никогда никого не поддерживала, никогда не голосовала так, как нужно власти, я ее не поддерживала. Я всегда заявляла о своей личной позиции даже еще в юном возрасте. Поэтому говорить о том, что я вдруг поменяла свою позицию, не могу.

Я еще несколько лет назад открыто сказала, что голосовала за кандидата в президенты — женщину. Я об этом высказалась и попала в черный список. Меня перестали приглашать на различные мероприятия. Если мне что-то не нравилось в чиновниках, я открыто говорила, что не приемлю того, что происходит.

Проблема в том, что система, которая у нас есть, она не работает. В каждой сфере должны быть профессионалы. Но если человек, не разбирающийся в спорте, находится во главе спорта, то о чем можно говорить, о каких результатах?

Я не могу сказать, что я ушла в оппозицию. Я не придерживаюсь флага определенного цвета. Мне комфортно как под красно-зеленым, так и под бело-красно-белым. У каждого из них своя история, но для меня это символы.

Мне не важно, какой флаг будет, мне важно, кто над ним находится. Я за это не «топлю» и не считаю нужным делить людей по цветам флагов. Я как человек имею право высказать свою позицию. Любой имеет на это право, будь он спортсменом или слесарем. Я не согласна с тем, что происходило и что происходит в нашей в стране.

Что касается упреков в адрес спортсменов... Да, нам платят стипендии, а из каких денег? Это что, личные деньги президента или наших госчиновников? Это деньги народа. Давайте посчитаем, сколько они получают и чего добились для имиджа страны? И давайте оценим, чего они могут лишиться в результате перемен в стране.

Говорят, квартиры и машины нам давали? Мы за свои деньги строились и покупали. Нам вручали награды? Так мы же их заслужили! Мы выигрывали чемпионаты мира и другие престижные соревнования. Когда над всем этим задумаешься, то получается, что не нам нужно это государство, это мы нужны этому государству.

Спортсмены — это хороший политический инструмент. Мы представляем страну на международных аренах, являлись и являемся важной дипломатической частью страны. Любая наша победа приносит стране дивиденды.

Все чиновники были заинтересованы в наших победах. Поэтому говорить, что нас сиськой выкармливало государство, это глупо. Многим из нас предлагали гораздо лучшие условия с гораздо большими зарплатами. Но мы же остались!


— Вы не просто высказали свою позицию и подписали письмо, вы прияли участие в марше протеста. Для Беларуси это было открытием, когда спортсмены вышли на улицу.

— Почему-то считалось, что спортсмены какие-то другие люди.

— Не от мира сего.

— Как будто мы находимся на Олимпе и смотрим на всех свысока. Мы все люди, каждый лишь по-своему воспитан. Человек чести, человек достоинства, который добивался результата с помощью своих ресурсов или команды, не останется в стороне от того, что видит и с чем не согласен.

Да, кто-то боится, кто-то с нами солидарен, но остается в стороне. Таких людей нельзя осуждать или заставлять, это право каждого — иметь свою позицию, но хорошо, когда эта позиция озвучена.

— За что можно и получить... Ряд спортсменов, подписавших открытое письмо, попали под прессинг чиновников. Некоторые свои подписи отозвали.

— Интересный момент. Многим говорили, мол, вы не высказывайте свою позицию, а мы вас не будем трогать. Смешно, да? Так вот, все, кто отозвал свои подписи, они все равно попали под репрессии или остались под галочкой неблагонадежных.

Да, те, кто высказал свою позицию, попали под прессинг, подвергаются психологическому насилию. Им угрожают, предупреждают, что это был неверный шаг. Но ведь это и есть доказательства того, что в Беларуси не работают законы!

У нас есть Конституция, есть Олимпийская Хартия, которые говорят, что любой человек или спортсмен не может быть подвергнут насилию или гонению за свою гражданскую позицию. А на деле у нас получается, что какой-нибудь указ выше закона. И мы спорим сейчас с кем?

Меня удивляют люди, которые нас называют предателями. Хочется посмотреть им в глаза и спросить: «А вы-то кто? Сидите, молчите или осуждаете людей за их гражданскую позицию?» Выкажите свою, если защищаете эту власть. Так молчат же.

— Александра, а лично для вас, когда вы, образно выражаясь, вынырнули из спорта, и у вас появилась возможность более внимательно посмотреть на мир вокруг, что стало триггером для протеста?

— Да, я какое-то время просто присматривалась, смотрела что происходит. Не могу сказать, что было точкой отсчета, был некий накопительный процесс. У меня свое мнение как должен развиваться спорт в стране. Было определенное видение, но у меня никто не спрашивал.

Десятки толковых известных спортсменов, которые завершили свою карьеру, могли бы пригодиться нашему спорту, но они остались невостребованными. Зачем они нужны, если, мол, и так все хорошо работает? Зачем нам грамотные специалисты, они ж не будут тебя слушать, не будут работать, так как ты хочешь?

Многих молодых специалистов, которые начинали работать с огнем в глазах, остужали словами — «сиди, успокойся, зачем тебе это». А потом мы говорим, что страна не развивается, все останавливается и тонет в застое. Я ведь человек спорта, переживаю за него.

Ну и, конечно, события 9-10 августа очень сильно повлияли. Меня тогда не было в Беларуси, но я видела в интернете, что творилось. У меня была возможность поговорить с близкими, которые могли пострадать — в нескольких метрах от них взрывались светошумовые гранаты. Были реально покалеченные люди! Такого быть не должно!

Я помню свои глубокие переживания, когда в Украине происходили похожие события. На тот момент я не знала, чем могу помочь, поэтому оставалось лишь абстрагироваться. В нашей ситуации я поняла, что абстрагироваться не получится.

Мне совесть не позволила молчать, когда вижу, что тысячи людей борются за свое право на свободу. Несколько ночей не спала, было страшно, понимала, что любые слова поддержки обернутся против меня. Нужно было решиться и пойти на определенный риск. Что я сделала и не жалею об этом.

— Вы считаете, что главная проблема Беларуси — власть, и ее нужно менять?

— Проблема в системе, которая не работает. Да, ее надо менять, иначе никаких перемен не будет. Это точно. Подросла молодежь, которая обрела право голоса на выборах, а нас тянут назад в прошлое, мы же хотим в будущее. Считаю, у нас есть для этого все возможности и ресурсы. Одни айтишники чего стоят!

— Однако и многие молодые активные люди, в том числе айтишники, начинают покидать страну.

— Да, увы, их прессуют за их позицию, мнение.

— Поговаривают, что и некоторые наши действующие спортсмены с мировым именем могут уехать.

— Таким спортсменам очень легко поменять гражданство. Если наши спортивные чиновники продолжат действовать в том же духе, то сами скоро будут бегать, прыгать, плавать и копья метать. Некому будет выступать.

— Пессимистический прогноз. А есть ли у Герасимени оптимизм?

— Безусловно! Я никогда не бралась за проекты, которые проваливались. Я верю в идеалы, в то, что мы требуем этих перемен, и они произойдут. Выборы власть проиграла, и утратила доверие народа.

— Вам ведь тоже поступали предложения о смене гражданства?

— Предлагали и не единожды, да с такими условиями, что я могла стать миллионером. У меня есть свое видение, своя позиция. Может, это звучит высокопарно.

— Так может это и есть настоящий патриотизм?

— Не знаю. Я люблю свою страну Беларусь, мне здесь комфортно. Где бы ни была, всегда хочется вернуться домой. Но в последнее время мне хотелось уехать. Но, как говорится, не дождетесь. Честно скажу, полгода назад я об этом задумывалась. Сейчас я понимаю, что уехать, это значит — проиграть. А я не люблю проигрывать.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ