«Она как мясник»: что известно о пропагандистке СТВ Ксении Худолей?

Семен Цыбульский, НН
6 октября 2020, 13:26
Фото: СТВ
Во время субботних протестов в Солигорске мужчина пытался убедить в своей правоте девушку с микрофоном.

- Нам постоянно показывают Францию, Америку, что там переворачивают машины, поджигают их. Скажите, у нас за два месяца хотя бы одну машину перевернули?

— Да, перевернули, — лжет ему в глаза корреспондентка.

— Кто? Покажите мне. ОМОН перевернул? Так.

Корреспондентка с микрофоном — журналистка Столичного телевидения Ксения Худолей. В нарушение законодательства на ней нет ни жилета «пресса», ни бейджа. Даже с микрофона сняли красную наклейку «СТВ» — так пропагандисты чувствуют себя в большей безопасности.

Однако Ксению Худолей пользователи соцсетей узнали сразу. Ее заметили еще на воскресном марше 23 августа — девушка обращала на себя внимание, так как стояла возле стелы по ту сторону колючей проволоки, рядом с военными. Впоследствии Ксения не раз будет вещать с акций протеста.

«Наша Нива» подумала, что несправедливо было бы обойти вниманием стремящуюся к популярности журналистку. Рассказываем, что о ней известно.


Скромная отличница из Могилева


Могилевчанка Ксения в прошлом году окончила журфак БГУ. Отличница в школе, она училась на специальности «аудиовизуальные СМИ».

«Я человек нестабильный, мне постоянно нужен драйв, динамика, развитие, иначе я просто заскучаю», — объясняла она выбор профессии.


Параллельно девушка искала свое место на радио или ТВ. На радио ей не понравилось, на ТВ она сначала попала в отдел утреннего вещания, что тоже было не по ней: ну несерьезно готовить позитивные сюжеты про котиков и собачек.

На СТВ она пришла два года назад. С утренних сюжетов перевелась на новости Минской области и столицы, а потом и в более престижную программу главного эфира «Новости 24 часа».


Фото из соцсетей Ксении

«Тихая спокойная девочка. Скромная, молчаливая. Прошло меньше года — и абсолютно другой уже человек», — вспоминают коллеги.


Ксения жаждала славы. Очень гордилась, что много работает.

«Никакой личной жизни, я просидела на работе 12 часов, без выходных буду работать», — любила она похвалиться.


На практикантов недавняя выпускница смотрела свысока.

«Наверное, громко будет сказать, что я разочарована современными студентами, но доля волнения есть. К сожалению, практиканты, которые сейчас к нам приходят, воспринимают все как-то совсем несерьезно, поверхностно. Как будто приходят дети, и надо их всему учить», — делилась она в интервью.


Звездная болезнь


Адекватная студентка подхватила звездную болезнь.

По словам знакомых, Ксения готова выполнять любые поручения.

«Ей все равно что говорить — лишь бы престиж. Ей это нравится. Она прекрасно знает, что делает, ведь еще до выборов были съемки, в которых иногда приходилось врать. Разные темы — образование, животноводство. Но она говорила: «Все сделаю чисто». Будто это игра. Она как мясник, который оправдывает свои действия тем, что это его работа», — поделилась мнением одна из коллег.



Фото: ctv.by

Поэтому помимо репортажей о «Властелине села» и контролерах в транспорте, Ксения бралась и за политику.

Худолей даже раньше вышла из отпуска, чтобы включиться в послевыборную пропаганду. Пока часть журналистов канала стремилась отстоять право на объективную картину событий, Ксения выполняла другие задачи.

Репортажи о протестных гастролях


Худолей работала на женских маршах. Насмехалась в кадре, мол, Нина Богинская уже профессионально раздает интервью, мол, женщины не понимают, за какие идеи выходят, и прикрываются детьми, чтобы не быть задержанными.

Вот только пара выдержек из стендапа журналистки:

«Движет протест женская логика: «сама не видела, но мне сказали».


«Зачем при появлении милиции врываться в магазины и кафе? Зачем падать на холодный осенний асфальт, если ОМОН, очевидно, спокоен?»



Фото: ctv.by

Заметили корреспондентку и в Солигорске в эту субботу. Беря комментарий у мужчины, она убеждала его, что в Беларуси протестующие переворачивают машины во время акций.

В итоговом сюжете из Солигорска, естественно, не показали слов Худолей о перевернутых во время акций машинах. Зато она заявила, что ее собеседник был пьян и на неудобные вопросы не отвечал.

«Попытка протестных гастролей провалилась глубоко в солигорские шахты», — отчиталась Ксения.


«Как можно говорить о том, чего ты не видел своими глазами, что ты не можешь показать?» — рассуждала когда-то Ксения о работе на радио. Теперь ей разрешают говорить в эфире всё, что ей хочется.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ