«Им пора задуматься, с кем они»: кто и зачем срывает маски с белорусских силовиков

Алина Исаченко, Русская служба Би-би-си
9 октября 2020, 11:43
Зло не должно быть анонимнымБелорусский ОМОН. Фото: Natalia Fedosenko/TASS/Scanpix/Leta
Личные данные сотен сотрудников МВД Беларуси оказались в свободном доступе в интернете благодаря кампании по деанонимизации силовиков. Авторы и сторонники инициативы говорят, что их усилия приносят плоды, хотя явных подтверждений этому нет.

Личные данные сотен сотрудников МВД Беларуси оказались в свободном доступе в интернете благодаря кампании по деанонимизации силовиков. Авторы и сторонники инициативы говорят, что их усилия приносят плоды, хотя явных подтверждений этому нет. В стране, где протесты не стихают уже два месяца, сотрудники силового блока в абсолютном большинстве по-прежнему лояльны действующему президенту Александру Лукашенко. Кроме того, в МВД сообщили о возбуждении 19 уголовных дел в отношении причастных к распространению личных данных силовиков.

Русская служба Би-би-си разбиралась, как организована кампания по деанонимизации, кто за ней стоит, на что рассчитывают ее сторонники и что думают об этом сами сотрудники силовых ведомств.

«Им стыдно за то, что творят их родные»


«Нам ежедневно поступают угрозы вывернуть ребра, изнасиловать палкой в подъезде, повесить или найти наших родных», - говорит в анонимной беседе с корреспондентом Би-би-си создатель телеграмм-канала «Каратели Беларуси» Артем (имя изменено).


«Бывает, пишут сами силовики после наших постов о них, - продолжает он. - Да, нам страшно, но еще страшнее дальше жить под тараканом».


Зайдя на страницу этого канала, можно увидеть бесконечную ленту с фотографиями, именами и фамилиями, адресами и номерами телефонов сотрудников силовых ведомств. Многие из снимков фиксируют силовиков в момент избиения протестующих.

Артем говорит, что большинство данных приходит, как ни странно, из окружения самих силовиков.


«Им стыдно за то, что творят их родные, - объясняет он. - А в данный момент в основном сливают сослуживцы, которые пытаются очистить свое имя. Хотят потом показать, что помогали. Сливают своих из всех структур, дают информацию по действиям. Сейчас их сильно вылавливают в органах».


Многочисленные видеозаписи свидетельствуют, с какой жестокостью силовые органы подавляют протесты, вспыхнувшие после переизбрания президентом Александра Лукашенко в августе 2020 года. Это люди в штатском или в форме без опознавательных знаков. Их лица всегда закрыты масками.

Канал «Каратели Беларуси», у которого сейчас почти 75 тысяч подписчиков, возник как реакция на жестокость со стороны правоохранителей в отношении безоружных людей.

«Мы хотим заставить силовиков понять, что даже в масках мы знаем, кто они, и в конце концов правосудие достанет всех», - говорит Артем.



Многочисленные фото- и видеозаписи свидетельствуют, с какой жестокостью силовики подавляют протесты, вспыхнувшие после переизбрания президентом Александра Лукашенко в августе 2020 года. Фото: GETTY IMAGES

«Мы также много общаемся с действующими силовиками, которые против диктатора, - продолжает Артем. - Осуществляем поиск информации, координацию действий, находим уязвимости в системах».


Со временем «Каратели Беларуси» расширили список своих целей: теперь в ленте канала можно увидеть фотографии и данные журналистов гостелеканалов, чиновников и других сотрудников госаппарата. На канале также публикуются ролики по самообороне.

«Глядя на события прошедших недель, мы стали более радикальными в наших целях и задачах, - признается Артем. - Мы хотим добиться ухода Лукашенко и трибунала над всеми виновными».


Среди пользователей канала активно звучат призывы оказывать давление на силовиков и в обычной жизни: людей просят расторгать договоры аренды квартир с сотрудниками спецслужб, увольнять с работы их близких и бойкотировать их.

«Многие силовики боятся и уходят [со службы]. На других давят тысячи людей. По нашим данным, ОМОНовцы начали продавать квартиры и переезжать за город. Меняют паспорта. Как минимум уже два развода у них. И это только минский ОМОН», - говорит он.


Однако привести конкретные примеры Артем не может.

«В основном люди боятся публичности, опасаются за собственную безопасность», - объясняет он.


«Стащили с него маску и держали минут пять»


Всеобщая неприязнь оппозиции к ОМОНу и жажда правосудия перекинулись и на улицы белорусских городов. На протестах в Минске можно все чаще видеть, как женщины пытаются срывать черные балаклавы с неизвестных, насильно затаскивающих людей в автозаки.

Участница протестов по имени Анна попала на ставшую знаменитой фотографию, где женщины стали в сцепку, защищаясь от людей в военной форме. Она вспоминает, как женщины пытались сорвать балаклаву с одного из них.

«Мы защищали парня, силовик несколько минут безуспешно пытался вырвать его из нашей сцепки, при этом жестко давил на женщин», - говорит Анна.


В итоге его отозвал напарник, сказал: «Долго, отпускай». Но женщины схватили силовика, затем стащили маску и держали его минут пять. Они просили тех, у кого свободны руки, снять или сфотографировать мужчину, чтобы он знал, что его не забудут и он будет наказан.


На протестах в Минске можно видеть, как женщины пытаются срывать черные балаклавы с неизвестных, насильно затаскивающих людей в автозаки. Фото: Павел Мартинчик

Юлия, еще одна участница протестов, стала свидетельницей сразу нескольких попыток срыва балаклав с силовиков.

«Во время протестов на проспекте Машерова одна девушка подбежала, сорвала маску с ОМОНовца и убежала вместе с ней. Он сразу попытался спрятать лицо, опустил глаза и ушел в свой автозак - видимо, за новой балаклавой», - вспоминает Юлия.


«На том же митинге мы стояли в сцепке, прибыл ОМОН, и прозвучала фраза от одного из них: главное, смотрите, чтобы с вас не сорвали маску. Мне эта фраза очень запомнилась», - добавляет она.


За последний месяц Юлю задерживали дважды. Она признается, что риски слишком высоки, ведь за попытку срыва балаклавы женщин не только задерживают, но и угрожают реальными сроками (согласно ч.2 статье 363 УК Беларуси, оказание сопротивления сотруднику органов внутренних дел наказывается лишением свободы на срок до 5 лет).

«Сейчас в этом же направлении работают киберпартизаны, они могут делать это безопаснее, без столь плачевных последствий, поэтому на данный момент лучше эту тактику не использовать», - считает она.


«Никто не уйдет от ответа»


«После всей той жестокости они должны понимать, что придется отвечать», - говорит мне один из участников хакерской группы «Белорусские киберпартизаны» Сергей (имя вымышленное).


В последнее время можно слышать все чаще слышать о движении «киберпартизан».

Именно киберпартизаны передали оппозиционному телеграм-каналу Nexta базу данных более тысячи сотрудников белорусских силовых структур. Вскоре база с именами, фамилиями, адресами и контактными данными силовиков удвоилась.

Вслед за публикацией британский бизнесмен Билл Браудер, известный своей ролью в формировании «списка Магнитского», заявил, что данные, слитые киберпартизанами, помогут в принятии аналогичного закона в отношении белорусских силовиков.

«Мы хотим донести до силовиков, что никто не уйдет от ответа. Им пора задуматься, с кем они. С народом или с Лукашенко», - добавляет Сергей.


Сергей говорит, что его команда слила только часть данных каналу Nexta и что их группа - не единственная, кто занимается деаноном.

Еще одна такая группа идентифицирует себя с телеграм-каналом «Кибер-Партизаны».

Несмотря на то, что доступ к базе был заблокирован компанией Google за нарушение политики конфиденциальности, в сети действует проект «Нарушитель», который аккумулирует данные сотрудников органов.

«Когда у тебя на голове балаклава - ты смелый, - говорится на сайте проекта. - А тебе слабо выйти без прикрытия? Без амуниции? Без палок? Поэтому мы считаем вполне справедливым и логичным, чтобы народ знал, какие кадры есть среди нас».


Бывший сотрудник белорусской милиции Иван Колас покинул органы внутренних дел после того, как разместил видеоролик с критикой насилия в отношении протестующих. По его мнению, прилюдная деанонимизация куда эффективнее публикации личных данных в сети.

«Если говорить о базе данных, даже если там, к примеру, есть моя фамилия, не факт, что я к чему-то причастен. Человек мог быть в отпуске или на больничном, все нужно проверять», - говорит Колас, находящийся сейчас в Польше.


«А когда с человека срывают балаклаву и окружающие видят его лицо, это сразу накладывает на него клеймо преступника. Вот этого они боятся больше всего. Если протесты начнут радикализироваться, я считаю, что больше сотрудников уволятся, перейдут на сторону народа чисто из страха за себя и за свою семью», - считает он.


Устаревшие базы?


5 октября МВД Беларуси возбудило уголовные дела против 19 человек, якобы причастных к распространению данных силовиков в интернете.

«К примеру, 25-летний задержанный признается, что поддался на провокации телеграм-каналов и написал нелестные слова более чем десятку сотрудников милиции - теперь раскаивается. А женщина-почтальон, начитавшись призывов «сливать» конфиденциальные данные правоохранителей, воспользовалась своими служебными полномочиями и сообщила сведения о 35 гражданах, в том числе и о сотрудниках милиции», - цитирует минское ГУВД новостное агентство БЕЛТА.


Собеседники Би-би-си утверждают, что заявления властей не имеют к ним никакого отношения, а уголовные дела - не более чем попытка запугать других.

После публикации личных данных сотрудников силовых ведомств МВД Беларуси пообещало найти причастных к утечке. Вскоре пресс-секретарь ведомства Ольга Чемоданова заявила, что в качестве актуальных были предоставлены данные четырехлетней давности.

«Очевидно, что за это время ряд сотрудников перешли уже на другие должности, в другие подразделения ведомства. Некоторые уволились в связи с выслугой лет», - заявила Чемоданова.



Киберпартизаны признаются, что список действительно «не самый свежий»: данные получены с середины 2018 года и около 1% из них могут быть устаревшими.

Люди, которые нашли себя в списке, но не имеющие отношения к органам, либо уже уволившееся, могут оставить запрос на удаление своих данных в чат-боте канала Nexta, предоставив подтверждение. Об этом сообщается в телеграм-канале Nexta.

«Этика вылетела в окно»


У многих деанонимизация силовиков вызывает смешанные чувства: подвергать риску родных и близких сотрудников силовых ведомств, не имеющих отношения к их действиям, опасно и аморально, говорят одни. Подобные зеркальные действия ставят протестующих на одну ступень с властью и ее низкими методами борьбы, считают другие.

Но киберпартизаны считают, что в нынешней ситуации у них нет иного выбора.

«Мы слили данные силовиков, а не их детей, - говорит Сергей. - Силовики не понесли никакого наказания после событий 9-11 августа, а только получили награды и дополнительные выплаты. Массовых увольнений из МВД не последовало. После всей той жестокости они должны понимать, что им придется ответить. Угроза, скорее всего, есть, но она несоизмерима с той угрозой, которую представляют силовики».


«Лучше пусть будут под ударом семьи силовиков, чем обычным граждан, разве нет?» - задается вопросом участник другой хакерской группы киберпартизан.


«После месяца избиений и убийств мирных протестующих этика вылетела в окно», - уверен создатель канала «Каратели Беларуси».


Соучредитель фонда помощи силовикам Bysol Ярослав Лихачевский говорит, что персональные данные - вещь чувствительная, и в странах, где соблюдается верховенство закона, подобных сливов и кибербуллинга быть не должно.


«Если мы говорим о ситуации в Беларуси, то страна, к сожалению, оказалась в положении правового дефолта, - продолжает он. - Сотрудники силовых ведомств имеют монополию на применение насилия. Очень хорошо, что мирные демонстранты не прибегают к физическому насилию в ответ. Но они защищаются тем способом, который им доступен – информационным».


Ярослав, который продолжил инициативу помощи сотрудникам силовых ведомств вслед за Микитой Микадо, отмечает, что после слива базы данных количество обратившихся за помощью в фонд выросло в несколько раз. Пресс-секретарь МВД называет эту информацию фейком.

Зато в МВД говорят о случаях вандализма против собственности милиционеров и поджогах.

25 сентября неизвестные разрисовали автомобиль, предположительно принадлежащий командиру ОМОН ГУВД Мингорисполкома Дмитрию Балабе. В ночь на второе октября в Волковыске неизвестные подожгли дом и машину инспектора РОВД. Предполагается, что поджоги связаны с профессиональной деятельностью инспектора.

«Это инструмент социального давления. Беларусь - это не только Минск, это еще и малые города, где все друг друга знают, - говорит Ярослав. - Как только появляется информация, что твой сосед причастен к преступлениям против белорусского народа или вы вместе водите детей в школу, создается сильнейшее социальное давление на этих людей, это ставит их в некомфортную ситуацию. Они стараются уйти со службы и заявить, что они с народом».


«С этой точки зрения это эффективный инструмент, который позволяет вывести силовиков из-под управления и контроля структурами Александра Лукашенко», - добавляет Ярослав.


Но не ставит ли это под удар родных и близких силовиков, а также их детей?

«Тут нет двух мнений, - отвечает Ярослав. - Родственники силовиков не должны отвечать за их преступления».
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ