«Киберпартизаны взломали деда». Сказки Лукашенко о том, кто еще плакал у него на шее


10 октября 2020, 10:47
Светлана Тихановская
В критические для страны моменты у Лукашенко обостряется фантазия, а у беларусов чувство юмора. Сегодня соцсети умирают со смеха от его новой сказки про Тихановскую, 15 тысяч долларов и плач на шее. The Village Беларусь собрал самые острые и смешные шутки, а заодно вспомнил, какие еще сказки рассказывал Лукашенко о том, кто плакал и рыдал у него на шее (плече, жилетке, даче показаний).

Александр Лукашенко на совещании по актуальным вопросам перед топ-чиновниками разных ведомств Лукашенко рассказал, как лично помог Светлане Тихановской уехать в Литву:

— Тихановская забыла, что президент Беларуси ее спас от этой сакральной жертвы. Я рассказывал, когда я вызвал его поздно вечером (Вакульчика — на тот момент главы КГБ — The Village Беларусь) и говорю: «Немедленно снимай с улиц самое боевое подразделение и возьми под контроль штаб так называемой оппозиции. В противном случае будет беда». Мы с ним это видели. И была задача переодеть наших ребят из «Альфы» и в то же время, засветившись там, аккуратно показать, что мы взяли под контроль этот штаб.

50 человек иностранных журналистов туда свезли вместе с этой Тихановской и другими. В так называемой охране был то ли сотрудник милиции, то ли еще какой-то, и он позвонил в МВД. Просто он усек, что что-то не то происходит: зачем собрали в одном доме столько людей. Его это насторожило, как в народе говорят, чуйка сработала — и он позвонил Караеву (глава МВД. — Прим. ред.). И тогда я снял 120 человек с этих улиц, которые там работали по отморозкам по этим для того, чтобы не дать совершить это преступление. Замысел был типа Одессы: поджечь штаб и обвинить власть.

Назавтра Светлана Тихановская позвонила Караеву и попросилась на прием. Он мне доложил. В целом просьба была одна: «Пожалуйста, передайте президенту, я хочу уехать из Беларуси: будет беда». Мы понимали, что может быть беда. И я отдал распоряжение: мы под охраной, по ее желанию, с людьми, о которых она попросила, чтобы ее сопровождали, вывезли в Литву к детям. И когда она сказала, что у нее нет денег, чтобы там прожить, я распорядился, и с госпредприятия взяли 15 тысяч долларов и ей отдали. «Большое спасибо вам», — на шею, плакала. Вывезли.

Более того, я отдал распоряжение нашему посольству в Литве, чтобы помогли ей во всем, в том числе, если нужно новую квартиру снять и так далее. Но ее быстро взяли под контроль спецслужбы Литвы. Все остальное вы знаете.

Собравшиеся за круглым столом чиновники не смеялись, а соцсети даже очень:






«Киберпартизаны взломали деда». Сказки Лукашенко о том, кто еще плакал у него на шее






А вот еще несколько сказок о том, как у Лукашенко на плече кто-то плакал, рыдал и стенал.

Кто плакал: айтишники


В декабре 2018 — го в большом интервью ведущему телеканала «Россия» Сергею Брилеву Лукашкнко рассказал, как создавал ПВТ всея Беларуси:

— И мы потихоньку шли к этим блокчейнам, криптовалютам, дошли до них. И остановились. Я пригласил айтишников: они все плачутся там, в средствах массовой информации, вплоть до оппозиционных, что-то им не хватает. Я собрал их и спрашиваю: ну, вы же яйцеголовые, умные все, чего вы плачете, с чем вы пришли? Смотрят на меня. Вот я вам, говорю, даю полгода срок, напишите все, что вы хотите, что вам сегодня мешает работать в Беларуси. […] Занялись. Через полгода приносят. И я, не глядя, образно говоря, все подписал. Полная свобода.


Кто плакал: сторонники перемен


В начале этого года, если верить Лукашенко, все вокруг рыдали от того, какую Беларусь проводит политику. Так, в январе на совещании с руководством Совета Министров он заявил:

— Принципы государственной экономической политики, которую мы формировали годами, останутся неизменными. Как бы кто ни рыдал и ни стенал, что кому-то нужны перемены. Перемены нужны, они идут и будут идти, потому жизнь не останавливается. Но если кто-то хочет перемен, которые будут направлены на слом той политики, которая проводится, этого не будет.

А в феврале при поездке на добрушскую бумажную фабрики высказался так:

— Я не скажу, что уж американцы у нас такие большие друзья. Но период вот этого холода, когда мы смотрели друг на друга через какую-то амбразуру, железобетонную толстую стенку, закончился. И никому не надо в этом направлении стенать, переживать и рыдать…

Кто плакал: Виктор Бабарико


В середине июля Лукашенко встретился с активом Витебской области и там, рассказывая об успехах становления стабильности и нерушимости, прошелся и по потенциальному кандидату в президенты Виктору Бабарико.

— Но вор должен сидеть в тюрьме, ко всем должно быть одинаковое отношение. И еще раз хочу подчеркнуть то, что я сказал на Витебщине — в Полоцком районе, в Полоцке — и сейчас повторю: узником совести из них никто не станет — все эти сидельцы, а их там уже под 30 человек. Все дают показания. И этот уже зарыдал, когда не зарегистрировали, и начал показания давать. Поэтому узником совести не будет.

Конечно, Виктор Дмитриевич опроверг эти домыслы, а заодно решил направить на БТ требование об опровержении отдельных утверждений из репортажа.

Кто плакал: протестующие


После выборов рыдали, по словам Лукашенко, те, кто вышел на митинги. Причем не мирные протестующие, а те, кто шел на митинги с определенной целью (опять же, умножаем достоверность его слов на ноль):

— Я предупреждал: майдана не будет, как бы кому-то этого ни хотелось. Поэтому надо утихомириться, успокоиться. А родителям третий раз говорю посмотреть, где их чадо, чтобы не было потом больно. Чтобы не ахали, не охали. Ранены где-то около 25 ребят из ОМОНа. Есть переломы рук, ног. Специально, целенаправленно били по этим ребятам. Они ответили. Чего теперь рыдать и плакать?
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ