«Очевидно, что Россия не собирается спасать Лукашенко от этого кризиса» - политолог

Беседовал Виталий Цыганков, Радио Свобода
10 октября 2020, 10:58
Фото: AFP
Руководитель белорусского Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий в интервью на Радио Свобода анализирует ставки Запада и Кремля в белорусском конфликте, считает, что вскоре мы будем наблюдать новую фазу белорусско-российской конфронтации, и заявляет, что быстрый социально-экономический кризис может очень серьезно изменить контекст протестов и радикализировать его участников.

— Выглядит так, что сегодня о позиции России в белорусском политическом кризисе существует две мысли. Одни аналитики считают, что Владимир Путин без всяких оговорок поддерживает Александр Лукашенко и не хочет допустить, чтобы тот потерял власть в Беларуси в результате народных протестов. Мол, как авторитарный правитель он не может допустить, чтобы в соседней стране свергли другого авторитарного правителя.

Вместе с той активностью, которую проявляют российские дипломаты на западном направлении (имею в виду консультации с Берлином, Парижем и даже Вашингтоном в белорусском вопросе) — все это предполагает организацию транзита власти от Лукашенко к определенным политическим силам, которые соответствуют интересам Кремля.

Можно с уверенностью сказать, что Лукашенко воспринимается Кремлем как барьер на пути продвижения российских национальных интересов в Беларуси. В 2015 году он не разместил российскую военную базу, в конце 2019 года отказался от углубления интеграции. Поэтому Кремль заинтересован в том, чтобы организовать контролируемый транзит власти от Лукашенко к новой оппозиции, которая довольно миролюбиво относится к России.

— Но этот, как вы говорите, «контролируемый транзит власти» Кремль хотел бы осуществить сам или в кооперации с западными странами? И реалистично ли это на фоне не самых лучших отношений Москвы с Парижем и Берлином, особенно после отравления Навального?

— Мне кажется, что для Кремля очень важно вовлечь в этот переговорный процесс западные страны — Францию и Германию. Как это было в свое время с донбасским кризисом. Тем самым будет косвенно признано, что Беларусь является элементом сферы влияния России.

Я бы хотел напомнить, что, несмотря на определенную геополитическую конфронтацию между Москвой и Западом, есть опыт Молдовы, где в 2019 году Москва совместно с Брюсселем и Вашингтоном создала так называемую «антиолигархическую коалицию» и заставила покинуть политику и даже страну серого кардинала молдавской политики олигарха Владимира Плахотнюка. Из прежних примеров можно вспомнить «нормандский формат» переговоров по Украине, так как все те документы, которые легли в основу минских соглашений по Донбассу, разрабатывал Кремль. Фактически Запад был вынужден принять дорожную карту решения украинского кризиса на условиях Кремля.

Мне кажется, что Кремль сейчас держится той самой стратегии по поводу Беларуси, идет о привлечении западных стран в решение белорусского кризиса.

— Как говорят в анекдоте, «осталось уговорить Ротшильда». В этом случае осталось присоединить к этому сценарию Александра Лукашенко. Но он всячески демонстрирует, что не собирается оставлять власть даже на каких-то почетных условиях общего российско-западного сценария.

— Да, действительно, Лукашенко демонстрирует своими последними действиями, что он не принимает этот российско-западный сценарий. Если он и пойдет на какие-то уступки, например, в организации общенационального диалога, то он, очевидно, сделает так, чтобы эти процессы происходили на условиях самого Лукашенко. Пока он контролирует ситуацию в Беларуси, навязать ему какие-то сценарии извне, даже из России, будет очень трудно.

Поэтому я не исключаю, что период «улучшения» белорусско-российских отношений очень может быстро закончиться и мы перейдем в фазу новой конфронтации между Минском и Москвой, такой, которую мы наблюдали во время президентской кампании. Это будет связано с тем, что Кремль будет давить на Лукашенко, чтобы добиться от него выполнения плана контролируемого транзита власти, который, скорее всего, уже подготовлен Кремлем. Он обсуждался во время визита Лукашенко в Сочи. И выглядит так, что секретная инаугурация Лукашенко была его ответом на предложения, которые выдвинул Путин в Сочи

— Ваши цитаты — «Лукашенко воспринимается Кремлем как барьер на пути продвижения национальных интересов России», «мы перейдем в фазу новой конфронтации между Минском и Москвой, такой, которую мы наблюдали во время президентской кампании». Но пока в реальности мы наблюдаем немного другое — Лукашенко два месяца активно прогибается под Москву, встречается с российскими губернаторами, проводит совместные военные учения, разрушает отношения с Западом, закрывает границы, выгоняет европейских дипломатов. А Кремль своими официальными заявлениями и риторикой всячески поддерживает Лукашенко, не признает Координационный совет и Светлану Тихановскую, осуждает действия Запада ради солидарности с белорусским народом. Разве эта реальная картина совпадает с теми вашими утверждениями, которые я процитировал?

— Да, действительно, если смотреть только на публичные заявления, то может сложиться впечатление, что Москва поддерживает Лукашенко, а он пытается показать себя самым пророссийским политиком. Но он это делает, так как понимает, что Россия параллельно ведет другую игру, и это было очевидно Лукашенко еще перед началом избирательной кампании. Все основные альтернативные кандидаты — Цепкало, Бабарико, Тихановский — воспринимались Лукашенко как политические проекты Кремля.

Лукашенко вывел всех их из политического процесса и поставил Кремль перед фактом, что дела нужно вести только с ним. Но мы знаем, что Кремль воспринимает Лукашенко скорее как проблему сейчас. Ведь Лукашенко не пойдет на те уступки, которых от него добиваются в Москве. Прежде всего это касается углубления военно-политической интеграции. И говорится о совместных учениях, проводимых под руководством начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Беларуси, а о размещении военных баз, углублении военной интеграции, подчинении белорусских силовых структур Москве.


Единственное, что мы видим — это риторику, которую Лукашенко использовал все 26 лет в адрес России. Но в Москве на нее уже никто не покупается. Кремль ограничил финансовую поддержку Лукашенко, дав только деньги на рефинансирование своего же долга. Это не выглядит как безусловная поддержка Лукашенко.

И еще стоит добавить, что Кремль не очень волнуется насчет смены власти через «цветные революции». Достаточно вспомнить киргизский и армянский примеры, когда стратегические интересы России от того никак не пострадали. Наоборот, когда в Кыргызстане был свергнут Бакиев, то новое правительство вывело с территории страны американскую базу и создало условия для расширения военного присутствия России, лидер армянской революции Никол Пашинян сделал свой первый визит в Москву и заявил там об углублении интеграции.

Поэтому это миф, якобы Россия боится «цветных революций». Наоборот, определенные революции приводят к тому, что условия для российских стратегических интересов в этих странах улучшаются.

— Мы в этом разговоре говорим преимущественно о внешнеполитических игроках в белорусском конфликте и забываем о главном игроке — это белорусский народ. Как белорусские протесты могут развиваться дальше, могут ли они войти в немирную фазу, как такой возможный поворот может повлиять на действия России и Запада?

— Мне кажется, что на протестную динамику внутри страны серьезно может повлиять наступление экономического кризиса, который мы остро почувствуем уже в конце этого года. И это будет основным вызовом для белорусских властей, так как кризис может привести к расширению социальной базы протеста. Ведь те забастовки, которые мы наблюдали сразу после президентских выборов и которые тогда, в августе, прекратились, могут разгореться снова.

Мне кажется, что пока нет такого сильного экономического кризиса — протесты будут сохранять мирный характер. Социально-экономический кризис может очень серьезно изменить контекст протестов и радикализировать его участников. Очевидно, что Россия не собирается спасать Лукашенко от этого кризиса. Поэтому конец года будет таким переломным моментом, который покажет, выйдут ли протесты на новый уровень, присоединятся ли к ним новые группы населения.

И Россия будет вести себя по отношению к Лукашенко уже жестче. Кремль не заинтересован, чтобы белорусский кризис продолжался слишком долго. И если они придут к выводу, что главная причина кризиса — это Лукашенко и проблемы его внутренней легитимности, то сценарий смены режима становится все более вероятным.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ