Начнет ли ОМОН снова стрелять по людям?

Анастасия Гурина, Ежедневник
15 октября 2020, 02:09
Первый заместитель министра внутренних дел Беларуси Геннадий Казакевич выразил мнение, что протесты становятся более радикальными. «Мы не уйдем с улиц и обеспечим порядок в стране. Сотрудники органов внутренних дел и военнослужащие внутренних войск в случае необходимости будут применять спецсредства и боевое оружие», - предупредил замглавы силового ведомства.

Когда может случиться такая «необходимость» и люди в касках и балаклавах начнут расстреливать толпу, «Ежедневник» спросил у политического обозревателя Игоря Ильяша.

По его словам, здесь не все так просто и не обязательно стоит ждать некоего конкретного триггера.

Эксперт напомнил, что в августе в людей уже стреляли. Например, в Бресте был убит Геннадий Шутов. «Исходя из той информации, что мы имеем сейчас, тот выстрел был никак не мотивирован».

Подобная трагическая случайность может произойти вновь, считает эксперт.

«По сути, сотрудники органов выведены за пределы правового поля. Они имеют право делать все для подавления протеста – такова их договоренность с Лукашенко. Силовики давно потеряли всякие грани, всякое понимание о нормальности», - сказал Игорь Ильяш.

Вседозволенность достигла такого уровня, что применение оружия может случиться немотивированно во время самой обычной акции.

Но с другой стороны очевидно, что если протестующие будут отвечать насилием на насилие, действовать более радикально, защищая свою безопасность и свои права, то вероятность применения оружия силовиками вырастет.

Правда, что протест стал радикальнее?


Что касается слов представителя МВД о радикализации протестов, то они абсолютно бездоказательны, подчеркнул Игорь Ильяш. Например, замминистра заявил, что в милиционеров уже летят ножи и заточки.

«Ну хотя бы один пример покажите. Уже потрудились бы набросать пару ножей и сделать фото и видео. Нет, они даже такой фейк не склепали».

В этой связи эксперт вспомнил смешной сюжет на гостелевидении, в котором корреспондент говорит: «Сейчас в милицию летят бутылки и палки». При этом на заднем фоне были видны мирные протестующие и ничего никуда не летело.

Заявления о радикальных протестах нужны, чтобы оправдать всплеск террора со стороны самих силовиков. «Единственный способ оправдания – сказать, что более радикальными стали протестующие», - считает эксперт.

Зачем закидывать бабушек гранатами?


Всплеск насилия со стороны людей в форме, который мы наблюдали на акциях в воскресение и понедельник – это не случайность, а выполнение прямого приказа начальства, уверен Игорь Ильяш.

В первую очередь усиление террора связано с той сенсационной встречей Лукашенко с узниками СИЗО. И эта взаимосвязь имеет два объяснения.

Во-первых, похоже, что власть пытается разделить протестующих на условно «конструктивных» и условно «радикалов». «Радикалам», которые продолжат выходить на улицу, предназначен тот беспорядочный жестокий террор. Тем, кто согласится на имитацию переговоров, которую продемонстрировал Лукашенко в СИЗО КГБ, будет позволено «сходить в баню без конвоя», как сказал адвокат Шклярова.

Демонстрация силы после проявления слабости


Второе объяснение состоит в том, что визит Лукашенко на самом деле провалился. Если первая версия верна, то есть был расчет расколоть протестное движение, то визит в СИЗО должен был продемонстрировать соответствующие результаты. Например, заявление Бабарико, что он готов к конструктивному диалогу, готов участвовать в конституционной реформе. Или заявление членов координационного совета, например, Максима Знака или Лилии Власовой.

«Ничего этого мы не увидели. Мы вообще не услышали никаких заявлений от этих людей. В тех небольших сюжетах, которые были показаны по государственному телевидению, им вообще не дали слово», - отметил эксперт.

Результатом беспрецедентного визита лидера Беларуси в СИЗО КГБ и переговоров в течение 4,5 часов стало освобождение Юрия Воскресенского и Дмитрия Рабцевича.

«Это не совсем то, чем можно похвастаться. Рабцевич и Воскресенский, строго говоря, не то что лидерами оппозиции, они и оппозицией не являются. Эти люди попали под политические репрессии случайно. Рабцевича, например, взяли в заложники из-за того, что он работает в компании, основанной Микитой Микадо. Воскресенский был рядовой фигурой в штабе Бабарико».

Таким образом, мы имеем ситуацию, в которой попытки договориться с реальной оппозицией провалились. «Лукашенко понимал, что в глазах его окружения это выглядит как проявление слабости. Поэтому ему нужно было срочно дезавуировать это впечатление жесткостью. И самому психологически самоутвердиться, показать, что он тут еще главный», - объяснил Игорь Ильяш.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ