Новую Конституцию Беларуси пишут политзэки и школьники

Саша Романова, DW
17 октября 2020, 02:22
Карикатура Сергея Елкина, посвященная визиту Александра Лукашенко в СИЗО КГБ Беларуси
Следственный изолятор КГБ минчане называют "американкой" - его камеры расположены по окружности, как в американских тюрьмах. Там Александр Лукашенко в субботу, 10 октября, провел совещание со своими политическими оппонентами, фактически взятыми им в заложники. Некоторые из них, в частности незарегистрированные кандидаты в президенты Виктор Бабарико и Сергей Тихановский, а также политтехнолог Виталий Шкляров, были арестованы еще в июне и, возможно, даже не в полной мере осознают, что происходит на улицах Беларуси после выборов.

"Конституцию на улице не напишешь", - заявил Лукашенко на встрече в СИЗО КГБ. И предложил собеседникам помочь ему в составлении поправок к Основному закону. Не знаю, что выглядит безумнее: это предложение или же урны для проектов поправок, установленные в общеобразовательных школах. Конституцию в Беларуси будут писать школьники и политзаключенные - это, по мнению Лукашенко и его сторонников, называется демократией. Ведь всем, беседовавших с ним в СИЗО, инкриминируют совершение серьезных уголовных преступлений. Кому - неуплату налогов и получение взяток, кому - причинение вреда национальной безопасности. Все они, по мнению властей, представляют опасность для общества.

"Переговоров" в СИЗО КГБ не получилось


Один из этих людей - мой бизнес-партнер Александр Василевич. Я едва узнала его среди тех, кто сидел за столом вместе с Лукашенко, потому что в тюрьме Саша сбрил бороду и усы. Саша был в красном кашемировом свитере, который ему в СИЗО передала беременная жена. Задержали его якобы за совершение экономических преступлений.


Саша Романова

Василевич не был претендентом на пост президенты, как Виктор Бабарико. Он - директор частного рекламного агентства и соучредитель двух наших сайтов kyky.org и the-village.me. Он никогда не работал с государством и построил крепкий бизнес вопреки режиму, а не благодаря каким-то особенным условиям, дарованным властями - типа декрета о Парке высоких технологий (ПВТ) или другим льготам.

Лукашенко ему никогда не был нужен, и в те редкие моменты, когда эта фамилия, а еще хуже - фотография - появлялась на страницах наших СМИ, выражение лица у Саши становилось таким же каменным, как на кадрах, когда он пожимает Лукашенко руку своей рукой в одноразовой перчатке. Что Василевич делает в компании с этим человеком в тюрьме за столом, украшенным нелепой композицией из цветов?

Я могу только предположить, что собеседники-заложники сказали Лукашенко на "переговорах" в СИЗО. Судить об этом можно по их застывшим лицам из минутной трансляции без звука, показанной государственными телеканалами. По смеху Виктора Бабарико, по сложенным рукам и закрытым позам всех собравшихся. Переговоры с политзаключенными у Лукашенко, судя по всему, не задались. Пять часов красноречия в тюрьме с похоронным букетом посреди стола оказались напрасными.

Реакция властей не заставила себя долго ждать: избиения мирных протестующих в ходе демонстрации в воскресенье 11 октября, слезоточивый газ в лицо пенсионерам на следующий день, отбитая мошонка минского бизнесмена Максима Хорошина, который владеет магазином цветов. Максима избили якобы за разбор водомера и поджог дачи командира ОМОН.

Баня с барского плеча


По словам адвоката Виталия Шклярова, после встречи с Лукашенко узников отвезли в загородный банный комплекс, где они впервые за несколько месяцев смогли помыться и пообщаться. Людей, которым шьют уголовные дела, просто так без конвоя отвезли в баню. Как это возможно? Объяснение одно - Лукашенко, видимо, полностью уверен, что все под контролем. Ведь он отличается маниакальным желанием управлять любой ситуацией - будь то уличный протест, "спасение" Светланы Тихановской или поправки в конституцию. Есть такой термин control freak, означающий желание быть всегда у руля. Отсюда странные поступки вроде прогулки с автоматом перед 200-тысячным митингом или переговоры о будущем Беларуси с политзаключенными.

Новости о том, что Виктор Бабарико изучает в СИЗО разные редакции белорусской конституции, появилась в прессе еще 8 июля через его адвокатов. То есть Лукашенко теоретически знал о том, что конкурент работает над поправками. И как только подвернулся подходящий момент, бывший президент решил показать, что контролирует даже это.

Перфоманс из той же серии, что и якобы имевшая место выдача Тихановской 15 тысяч евро на жизнь в Литве или попытка сделать переговорщиком с оппозицией конформиста Юрия Воскресенского, фигура которого у самой оппозиции вызывает лишь злость вперемешку с жалостью. Юрий переведен из СИЗО под домашний арест и теперь бесконечно дает интервью государственным телеканалам. Только вот легитимности работе Лукашенко над изменением конституции это ничуть не прибавляет.

Одно радует: у политзаключенных в Беларуси появилась новая тема для размышлений. В тюрьме ведь время течет бездарно и бестолково. Как рассказывал Василевич про свой первый 14-дневный срок, гоняешь в голове несколько часов одну и ту же мысль: "Какую школу выбрать для ребенка?". За решеткой человек находится в измененном состоянии сознания. Возможно, тот субботний стендап привнес разнообразие в жизнь политзаключенных, и для них общение с Лукашенко оказалось более занятным, чем подсчет трещин на цементном полу в тюремном дворике, где гуляют арестанты.

Новая конституция как спасательный круг для Лукашенко


Лукашенко считает, что видимость процесса конституционной реформы позволит ему, во-первых, ускорить получения полутора миллиарда долларов от России; во-вторых, утихомирит улицу. Только может ли бывший президент в принципе заниматься изменением конституции? Создатели онлайн-платформы "Голос" - той самой, что доказала фальсификации на президентских выборах, - считают, что нет.

Платформа предложила белорусам свой упрощенный вариант голосования по самым важным положениям конституции, которые Лукашенко переписал, меняя Основной закон, принятый в 1994-м. Это распределение полномочий между ветвями власти, ограничение числа президентских сроков двумя, выбор между двухпалатным и однопалатным парламентом, порядок вхождения Беларуси в интеграционные союзы с другими государствами и выхода из них - всего шесть пунктов.



Перед этим надо проголосовать за то, нужно ли до внесения изменений в конституцию выполнить три условия - прекратить преследования граждан со стороны властей, освободить всех политзаключенных и отменить результаты президентских выборов 9 августа 2020 года. За два дня онлайн проголосовали больше 300 тысяч человек.

Беларуси действительно нужна новая конституция. Это признают обе стороны: и победившая на выборах, и пытающаяся доказать победу с помощью дубинок ОМОНа. Но если первая добивается поддержки большинства, то вторая упорно и самонадеянно продолжает делать вид, что большинство вообще ничего не решает.
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ