«Кредиты в обмен на поцелуи закончились». Надолго ли у Лукашенко хватит денег?

Наталья Лубневская, НН
24 октября 2020, 11:30
Фото Надежды Бужан
«Наша Нива» попросила экспертов спрогнозировать, как насилие и беззаконие повлияют на экономику и могут ли в бюджете закончиться деньги.

«Россия становится безальтернативным кредитором»



Политический кризис после выборов на экономике еще не успел отразиться: подобные вещи действуют не мгновенно. Проблемы, которые мы видим сейчас, возникли под влиянием других факторов — отсутствие поставок нефти, пандемия коронавируса, хронические проблемы.

«К чему привели политические события? К непризнанию режима большинством развитых экономически стран. Это означает, что занимать деньги у международных финансовых организаций мы больше не сможем. Несмотря на то, что в последние годы у нас никак не складывался диалог с МВФ, выдавались инфраструктурные кредиты такими организациями, как Всемирный банк или Европейский банк реконструкции и развития, — объясняет старший аналитик «Альпари Евразия» Вадим Иосуб. — Мы не сможем привлекать средства на западных рынках. Теоретически даже если удастся такое организовать, это будет чрезмерно дорого — брать под ставку 10% в валюте вряд ли имеет смысл».


Что касается обещанных Россией $ 1,5 млрд, то эти средства пойдут на то, чтобы погасить долги перед российскими компаниями, банками или Минфином. Пока ни на что другое там денег не выдают.

Чем нужно торговать, чтобы получить новый кредит от Путина, сложно угадать.

«Деньги в обмен на поцелуи, кажется, уже закончились. Единственное, что осталось продать, — это суверенитет. Начнет ли режим торговать суверенитетом, я прогнозировать не возьмусь. А без этого серьезные подарки вряд ли будут. Максимум — поддержка на рефинансирование своих же долгов. И даже за это придется чем-то платить. На самом деле мы даже не знаем, что за уже обещанные $1,5 млрд должен Москве Лукашенко», — рассуждает эксперт.


Ежегодно на погашение долга — основной суммы и процентов — Беларуси нужно $ 3,5 млрд. Золотовалютных резервов по состоянию на октябрь — около $ 7,3 млрд.

От европейских денег Беларусь, надо сказать, существенно не зависит. Под 70 % нашего государственного внешнего долга — это долг перед Россией, Евразийским союзом и Китаем.

«Отказ Запада в кредитах — это не очень приятно, но фактически только обостряет вопрос, возможно ли будет перекредитоваться в России. И это будет увеличивать долговую зависимость от нее. Переговорные позиции России по этому вопросу однозначно возрастают очень существенно, так как она становится безальтернативным кредитором», — замечает экономист Дмитрий Крук.


«Зарплаты силовиков - последнее, на чем будет экономить режим»



Реакцией на насилие и беззаконие стал массовый исход айтишников. Известно, что уже 1200 высококлассных специалистов уехало в Украину, 800 — в Польшу.

«ИТ-сектор — это около $ 1,5—2 млрд валюты, которую они привлекали в год в страну, — говорит Вадим Иосуб. — Это не те деньги, без которых завтра экономика обвалится. Но ИТ-единственная отрасль в динамично развивающейся экономике. И если бы она росла теми же темпами, можно было бы ожидать в течение нескольких лет намного большей отдачи в масштабах страны. Сейчас ставку на ИТ-сектор делать нельзя, остается делать ставку на производство картона», — иронизирует Вадим Иосуб.


Бюджету в нынешних условиях придется ужаться. Уже идет недобор по налогам, например, по налогу на прибыль. В России продолжается налоговый маневр, значит, и в следующем году поступления в бюджет за счет этой статьи будут меньше. Белорусский политический кризис будет налагаться на общемировой, завязанный с пандемией, который и так приводит к сокращению внешней торговли.

«Безусловно, бюджету придется на чем-то экономить. Зарплаты силовиков — последнее, на чем будет экономить режим. В первую очередь, начнут обрезать социальные расходы всем остальным», — считает аналитик»


«Финансовые стрессы могут обостриться в любой момент»



В конце августа — начале сентября на валютном рынке наблюдалось сильное напряжение. И вопрос, насколько у режима хватит денег (в смысле резервов Нацбанка), чтобы поддерживать курс и финансовый рынок в нормальном состоянии, был существенным. А потом власти переиграли ситуацию.


«Они пытаются перенаправить проблемы, которые начались в финансовой сфере, в русло реальной экономики. То есть переложить их значительную часть на предприятия и людей. Здесь более уместен вопрос «насколько хватит денег у людей», — говорит Дмитрий Крук. — В этой новой ситуации основные вызовы — сокращение доходов, более глубокий спад ВВП. И главный фактор, на мой взгляд, почему власти склоняются к такому сценарию, потому что тогда проблемы менее очевидны. Их ощущение не настолько яркое, как это было бы с резким обесцениванием рубля, увеличением инфляции»


Замедление зарплат и снижение благосостояния уже постепенно происходит. Статистика выдает негативные тенденции по потреблению и инвестиционному спросу. Говорить об экономической катастрофе пока не приходится, но рано или поздно накопление проблем грозит финансовыми катаклизмами. Политическая составляющая только усугубляет ситуацию.

«Когда — важный вопрос, но точного ответа никто не в состоянии дать. Даже если бы вся картина была отражена в статистике должным образом, все равно есть ряд факторов, которые на ситуацию влияют. Государство любит реструктуризировать, прятать долги по разным кошелькам. Поэтому финансовые стрессы могут перейти в обостренную стадию почти в любой момент. Это вопрос несколько месяцев или даже недель», — считает экономист.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ