«Я не убегал, потому что не нарушал ничего». Отец Герасимени рассказал о задержании и сутках в Жодино

Влад Шведович, НН
4 ноября 2020, 12:11
Фото из семейного архива
60-летний Виктор Герасименя — бывший спортсмен, отец прославленной пловчихи Александры Герасимени. В воскресенье, 1 ноября, он вышел в город и был задержан силовиками.

«Меня задержали в воскресенье около 14:00. Я шел по тротуару возле часового завода. Вокруг было много людей, я видел, что едут силовики… Но я шел по тротуару, на проезжую часть не выходил, ничего не нарушал. Приблизились тонированные бусы, из них высыпали люди в черном, — рассказывает Виктор Иванович. — Но я не убегал, шел по тротуару, считал, что не должно быть вопросов, я же не нарушаю ничего. И тут ко мне подошли двое в черном, взяли под руки. Я не сопротивлялся.

Один повел меня в машину, в бусик. Посадили в так называемый стакан — он рассчитан на одного, а нас запихнули троих. Один из них был тоже немолодой мужчина, за 50 лет, сидел с одной кроссовкой, при задержании вторая свалилась, так ему не давали обуть».


Виктор Герасименя говорит, что задержанных отвезли в Октябрьское РУВД.

«Составили на нас протоколы за участие в несанкционированном митинге и неповиновение милиции при задержании. Я написал, что не согласен с этим. Затем каждого по отдельности вызывали в какой-то кабинет, там сидела женщина-следователь.

Она объясняла, что все задержанные — потенциальные свидетели или подозреваемые по уголовному делу. То есть фигуранты. Она дала мне подписать бумагу, я написал, что я не участвовал ни в чем, лозунгов не выкрикивал. Статус мой — свидетель или подозреваемый — там не был указан. Эта бумага была протоколом опроса, кажется, но точно я не уверен, — говорит Виктор Герасименя. — И потом мы сидели там в РОВД часов пять-шесть в небольшой камере. Затем всех посадили в автозак и отвезли в Жодино».


Физического насилия не было, говорит собеседник. Признает, что задержанных это даже удивило.

«Но было моральное унижение, отношение к людям как к полуживотных каких-то. Мы же не преступники, суда же не было. Мы просто граждане. А нас сажают в автозак, командуют: сел, опустил голову, руки на колени, ладони вверх, ехать молча. Когда высаживают: бегом, голову вниз! Но я всегда считал себя достойным человеком, а здесь я как какой-то преступник.

Раньше я никогда не был ни под стражей, ни за решеткой, такое случилось впервые в жизни. Страшно не было. Было неприятно, — признается Виктор Иванович. — 18 человек запихали в камеру без матрасов. В камере 8 спальных мест. А уже было часа два ночи, люди устали, падают с ног — и спали кто где. Одни на столе, другие на полу. Дышать нечем. Было, мягко говоря, некомфортно. Но люди оказались дружные, поддерживали друг друга. Это было приятно. Люди разные, от 18 до 60. Образованные, нормальные, адекватные, у многих свой бизнес. Сама милиция спрашивала: «У вас же в жизни все хорошо, так куда вы лезете?»

Утром около 7 часов дали немного каши. Я не стал есть. Выпили чай, воды немного. В суд не везли, он был на месте. Завели в помещение, там судья с помощником. Адвоката с предварительно заключенным договором у меня не было, но дочь занялась этим вопросом, когда узнала, что я задержан. И до суда адвокат у меня появился.

Но для суда с адвокатом, как мне сказала судья, она бы отложила дело, и мне бы пришлось провести еще сутки в камере. Поэтому я сказал, что адвоката ждать не будем. Тем более, я уже думал, что мне дадут 15 суток, а будет адвокат или нет — уже ничего не решит».



На суде Виктор Герасименя свою вину не признал.

«Свидетелей не было, зачитали только их показания: я якобы сопротивлялся, толкался, пытался убежать. Я сказал судье: «Я же не мальчик, я бывший спортсмен. Хотел бы убежать — пришлось бы им меня заламывать, соответственно у меня остались бы следы борьбы. Их у меня нет, могу раздеться, если хотите, показать».

Но для суда мои показания — ничто. Принимаются во внимание только слова милиции.

Я принял ситуацию как есть. В итоге меня оштрафовали на 5 базовых. Судья сама сказала, что учла и то, что я не имел судимостей и нарушений раньше, и мой возраст. Тут же выдали бумажку с информацией, куда платить, и всё — следующий. А за мной уже очередь в коридоре: лицом к стене, руки за спину. Так ждут суда.

Мой суд занял минут пять, наверное. Не дольше».


И Виктора Ивановича отпустили.

«Под стенами Жодино всех встречают волонтеры. Их работа оставила очень и очень положительное
впечатление. Люди сразу записывают твои данные, передают родным, дают телефон, чтобы позвонить родственникам, тут же сажают в машину и везут домой.

Меня и еще пятерых забрал мужчина, который привез нас в Минск, вызвал людям такси, чтобы развезли по домам. В машине у него была колбаса, вода, орешки, мы смогли подкрепиться в дороге. Спасибо ему большое, — говорит Герасименя. — Пока меня не было, родные переживали, конечно. Никто же не знал сначала: что я, где я, что со мной, куда исчез. И здесь я скажу еще одно спасибо: «весновцам», которые узнали о моей судьбе и сообщили семье».
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ