Помните парня, который спорил с помощником Лукашенко? Вчера ему сломали ногу при задержании

НН
9 ноября 2020, 15:20
В коричневой куртке и очках — Егор Фатыхов / Еврорадио
30 августа 21-летний Егор Фатыхов попал во все новости: он открыто поспорил с Николаем Латышенком, вышедшим к протестующим помощником Лукашенко.

8 ноября неизвестные с дубинками сломали Егору ногу при задержании.

«Я был на стеле со стороны проспекта Машерова. Внутренние войска начали перекрывать дорогу, и на улицы вышли люди в разгрузочных жилетах и касках поверх гражданской одежды — я так понял, что это ГУБОПиК, — рассказал Егор Фатыхов. — Начался хапун. Солдаты внутренних войск начали стучать по щитам и наступать. Предполагаемый ГУБОПиК полез на пригорок возле гостиницы «Планета», начались задержания.

Побежали люди, побежал и я. За мной бросился один из силовиков с криком: «Стой, сука!». Догнал, ударил дубинкой по ноге. Я упал, слетели очки, я пытался их найти. Потом мне удалось подняться, но сделал три шага и понял, что нога не в порядке.

Ко мне подскочил тот силовик, сделал подсечку. Я упал. Меня ударили еще раз по ноге, с матюками затянули стяжки на руках. Я попросил найти очки — один из силовиков все же поднял их и сунул мне в карман.

Повели вниз с горки. Я просился, чтобы они не так сильно меня наклоняли, потому что не мог наступать на ногу, в ответ мне пригрозили сломать еще и вторую ногу».


Егора повели в автозак.

«Я по пути снова упал — и в тот момент порвали стяжки на руках. Это было случайно.

Я прижал руки к животу, силовикам это очень не понравилось, они окружили меня со словами: «Ты что, сука, сопротивляешься?» Меня ударили в лицо, рассекли губу. Это видели люди. Пожилые женщины начали просить: «Отпустите мальчика!»

Я в тот момент хотел прокричать людям номер телефона родителей, чтобы они сообщили им, что меня задержали, но почему-то рефлекторно начал выкрикивать свой номер.

После этого со словами «ты чо, б***?» ко мне применили удушающий прием. И один сказал: «Хуже будет!»

Тогда я попросил пообещать, что меня нормально доведут до автозака, сказал им, что не буду сопротивляться. Один из силовиков пообещал, но слова своего не сдержал: мне завели руки за спину, зажали стяжками еще сильнее, чем было, и по пути еще сильнее наклоняли. Пока вели, я несколько раз падал, меня еще несколько раз удушали. Угрожали: «Может, тебя нашим отдать на растерзание?» Били по голове, когда не мог идти, тащили по земле, я ободрал ладони».


Фатыхов говорит, что до автозака его довели, когда он уже находился в полуобморочном состоянии. Сказали: «Лезь».

«Я не мог встать на ноги, попросил помочь, за что меня ударили дубинкой по ягодицам и прокомментировали: «Ничего себе требования!» Я полез на коленях по ступенькам, внутри меня подхватил силовик», — говорит Егор.


Парня отвезли в Советское РУВД.

«В автозаке я пытался наладить какой-то диалог с силовиками. Они слушали меня адекватно, но не отвечали. Несмотря на задержания, у меня остается гуманистическое отношение к ним. Я человек с юридическим образованием и знаю людей из органов, которые хотели бы что-то изменить, но не могут, — объясняет Фатыхов. — Когда в РУВД нужно было выйти из автозака, я попросил одного из силовиков помочь мне — он без матюков и применения силы просто помог. Да и в РУВД были несколько сотрудников, еще студентов Академии — они очень тактично себя вели».


В РУВД Егора поставили к стенке вместе с другими. Он объяснил, что не может стоять, потому что по ноге сильно ударили дубинкой.


«Позже один из работников посадил меня на лавочку, но появился какой-то начальник, который сказал: «А почему он здесь? К стенке быстренько!»

Тогда я попросил, чтобы разрешили встать на колени хотя бы, потому что болело так, что на ногах я держаться не мог. Мне разрешили. Я стоял на коленях, но один из офицеров сказал: Нет, так дела не делаются. Мне приказали встать, как все.

Я встал, но ноги аж тряслись от боли. Тогда все же мне разрешили вернуться на лавочку. Вызвали мне скорую — но я ждал ее около 5—6 часов. Объясняли это тем, что некого выделить в конвой, чтобы поехал в больницу вместе с избитыми, — рассказывает Егор. — На месте никакой медицинской помощи мне не оказали. Один из задержанных предложил помощь, но ему грубо ответили, что не надо. Пригрозили, что для него это плохо кончится».


На лавочке, говорит Егор, с ним сидели две девушки, одну тошнило, другая очень переживала, потому что ее сестру тоже задержали.

«Приказали, чтобы голова была опущена. Но я время от времени поднимал, считал людей у стены — было 94 человека, — вспоминает Егор. — Иногда у меня на лице появлялась гримаса от боли, милиционеры думали, что я улыбаюсь. Говорили: «Б**, парень, у тебя здесь привилегированное положение, тебя девушки греют!»


Наконец приехала скорая, с конвоем Егора доставили в больницу скорой помощи.

«Закрытая ЧМТ легкой степени, сотрясение мозга, ушиб мягких тканей, ссадины на ладонях, рассечение губы, закрытый перелом малой берцовой кости», — зачитывает Фатыхов список своих травм.


Конвой ждал его, но Егора забрали сразу на операцию — вправлять ногу. Тогда милиционеры уехали.

Утром 9 ноября какой-то милиционер явился к нему в палату.

«В РУВД протокол на меня не составили. А тот милиционер, что приходил сегодня, опрашивал, как я получил травмы. Я пересказал, что меня били, — говорит Фатыхов. — Буду ли я подавать заявление об избиении, пока не знаю — решение приму после консультации с адвокатом».


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ