Из зала суда: «Зачем вам дождевик, хотели спастить от водомета?»

Тамара Шевцова, gazetaby.com
10 ноября 2020, 12:01
Иллюстративное фото
Почему судьи все чаще берут больничные, отпуска и выглядят подавленными?

— Если проанализировать все дни по судам, то почему-то в определенный день преобладают определенные наказания. Допустим, в один день всем дают 10-15 суток, за редким исключением, в другой — штрафы. Будто у судей по утрам какая-то установка, — делится впечатлениями Виталий.

Личная история заставила мужчину в последнее время посетить десятки судов. Собеседник «Салiдарнасцi» — после того как пострадал его близкий человек, — ходит на заседания и пытается, как может, поддерживать людей, которых обвиняют по ст. 23.34.

Обвинили в том, что ехал с работы


Он констатирует, что сейчас в судах много судей отсутствуют по разным причинам: кто-то в отпусках, кто-то на больничных.

— В один день судья в Советском суде на удивление многие дела отправил на доработку. При том что в других судах в тот день всем давали «по полной». Обычно все это синхронно. А на следующий день смотрим — этот судья ушел в отпуск, — рассказывает Виталий.

В начале октября массово судили тех, кто был задержан в августе в первые дни после выборов, потому что заканчивался двухмесячный срок со дня начала административного процесса.

— Если человек не являлся на суд, судья давал 10-15 базовых величин. Если приходил и пытался как-то защищаться, дело отправляли на доработку или выносили предупреждение.

Был парень, учащийся кулинарного училища, он возвращался с практики вечером 11 августа на троллейбусе №29. Троллейбус остановился, поскольку впереди был митинг, баррикады, движение перекрыто.

Парень вышел, чтобы добраться домой, и его сразу прямо у троллейбуса задержали и избили. Потом еще сильно били на Окрестина. Есть медицинское освидетельствование. В материалах дела, как водится, оказалась куча нестыковок.

Задержали молодого человека на улице Сурганова, а в протоколе написано, что «на проспекте Победителей». После времени задержания, которое указано в документе, получается, что он еще разговаривал по телефону с матерью. Это совершенно невозможно, потому что в этом же протоколе указано, что телефон у него сразу изъяли.

Подпись под протоколом вообще была не его, потому что парень был не в состоянии ее поставить.

Мы помогли ему составить целый ряд ходатайств суду. Молодой человек их учел — и вынес предупреждение. Вроде как победа, но если вдуматься, что пережил этот человек, то становится абсурдным то, что он вынужден радоваться, что его всего лишь пожурили.

За что? На суде была завпроизводством, которая свидетельствовала, что парень действительно ехал с работы. Получается, что его обвиняли именно в этом, — недоумевает собеседник.

Судья была в шоке?


Виталий говорит: судьям, чтобы «доказать вину», которой не было, приходится изворачиваться при помощи наводящих вопросов.

— Когда люди говорят, что наметили встречу с другом, у них спрашивают: почему в этом месте, почему в это время, вы же знали, что там что-то будет происходить. Но откуда кто и что мог знать в дни, когда не работал интернет? — не понимает Виталий.

По его словам, все дела сейчас поражают своей жестокостью и абсурдностью:

— Встретил как-то в холле Советского суда парня-туркмена. С ним произошла дикая история. Его зовут Байджан и он плохо говорит по-русски. Учится в Горках на первом курсе сельскохозяйственного колледжа. По протоколу, он был задержан 11 августа в 2.20 на Сурганова. Но, с его слов, все было по-другому. В тот день утром он приехал в Минск, так как накануне ему позвонил друг, сказав, что к 16.00 ему и еще трем друзьям нужно явиться в Советский РУВД для дачи показаний по заявлению некой девушки об изнасиловании.

Ребята понятия не имели ни о каком изнасиловании, решили, что это ошибка и пошли в РУВД, чтобы во всем разобраться. Их взяли сразу же и там же начали жестко избивать. Потом отвезли на Окрестина. Нашлись свидетели, которые рассказывали, с какой жестокостью их избивали.

На третий день выпустили. Когда парни спросили, что с девушкой, им ответили, что та забрала заявление. После им пришла повестка по ст. 23.34. Судья Федорова, когда рассматривала это дело, по-моему, была в шоке. Она отправила его на доработку, — делится Виталий.

Собеседник рассказывает, что большинство слушаний действительно длятся по 10-15 минут, после которых судьи исправно «удаляются на совещание».

— Так и бегают каждые 10 минут. Кто-то заметил, как в одном из судов судья забегала к главному судье, — говорит он.

И продолжает:

— После того, как начали применять водометы, во время судов над задержанными на воскресных маршах судьи стали обращать внимание на личный досмотр вещей. Если у человека находили дождевик, спрашивали: «Зачем вам дождевик, хотели спастить от водомета?».


Но иногда, по словам Виталия, судьи действуют без какой-либо логики:

— Судили женщину за участие в акции на Комаровке. Она говорила, что у нее ребенок с инвалидностью и свободное время бывает нечасто. В тот день ее кто-то подменил и она поехала в магазин у Комаровского рынка купить пряжу. Женщина указала адрес магазина, у нее в сумке даже лежал образец купленной пряжи. Все равно ей дали 30 базовых, учтя историю с ребенком и что ее нельзя отправить на сутки.

Еще один пенсионер доказывал судье, что шел по привычному маршруту к матери. Проверили — все совпадает, действительно дорога идет через Комаровку. Мужчина назвал свою очень маленькую пенсию, сказал, что у него онкология. И все равно дали 30 базовых.

Перерыв «на дозвон нужному свидетелю»


Еще одно «ноу-хау» современного белорусского суда — отсутствие свидетелей.

— Свидетели в суде — явление крайне редкое. Обычно судья объясняет, что они не могут присутствовать, потому что либо в отпуске, либо на дежурстве.

Однажды по скайпу звонили «свидетелю» Иванову Ивану Ивановичу, а дозвонились …до Александровича Александра Александровича. Этот цирк закончился тем, что суд объявил перерыв «на дозвон нужному свидетелю».

Как правило, фамилии свидетелей в один день одни и те же. И это не всегда Ивановы и Александровичи. Я слышал фамилии Тамкович, Селявко. Все были сотрудниками милиции.

Вероятно, в суд у них действительно посылают того, кто свободен, и заставляют «отрабатывать» сразу несколько дел, при этом не особо вдаваясь в тонкости.

Как-то у судьи Шатило было подряд два дела. Некто Громов, присутствующий на обоих, «умудрился» в 16.40 задержать байкершу у ТЦ «Европа», и в 16.40 же — девушку на перекрестке улиц Колоса-Сурганова! Между двумя этими точками 800 метров! И судья 15 минут назад слышал, как свидетельствовал этот же Громов на предыдущем суде, но все равно присудил девушке 12 суток.

В одном суде обвиняемая сама попросила вызвать свидетеля, который мог видеть ее задержание. Девушка описывала его так: «Высокий подполковник крепкого телосложения в годах». В суд пришел… молодой щуплый парень невысокого роста в балаклаве.

Еще из вопиющих случаев. На рассмотрение одного дела свидетелей со стороны подсудимого не позвали, потому что буквально за пять минут до этого их самих успели осудить и посадить.

Это было в Центральном суде. Адвоката не было, свидетель «Иванов Иван Иванович» в суд не явился, дав письменные показания. Обвиняемый по ст. 23.34 вину не признавал и просил пригласить свидетелей, которые были с ним при задержании. Дело отправили на доработку, быстренько нашли указанных свидетелей, осудили и посадили их и потом «торжественно» объявили, что в суде они присутствовать не могут, — рассказывает Виталий.

Отказываются ли судьи от политических дел?


Но при всем этом беззаконии, говорит он, все равно бывают моменты истины, когда справедливость все-таки торжествует и когда присутствующие на суде готовы аплодировать судьям.

— Это было в Ленинском суде. Мужчина вину признал, подтвердил, что участвовал в мероприятии и кричал «Жыве Беларусь!», но… «не считает это правонарушением». Судья Шотик вынесла ему предупреждение.

А вообще в последнее время заметно, что часть судей явно подавлены, как будто не в себе. В «кулуарах» говорят, что судьи нередко отказываются от «политических» дел, берут больничные и отпуска. Видимо, приходится давать команды и давить на остальных, после чего те, несмотря на свои приговоры, совсем не выглядят победителями, — подытоживает Виталий.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ