100 дней белорусской революции. 20 выводов Карбалевича

Валерий Кабралевич, Радыё Свабода / пер. UDF.BY
17 ноября 2020, 12:40
Минск, "Площадь перемен", 15 ноября 2020
То, что происходит в Беларуси в последние месяцы, называют по-разному: «белорусская революция», «белорусская весна», «политический кризис». Лукашенко назвал это попыткой государственного переворота, мятежом. В какой-то момент события в Беларуси были главной новостью в мире.

Сегодня мы можем однозначно сказать, что белорусская революция уже вошла в историю и окажет большое влияние на дальнейшее развитие страны. В конце концов, революции не остаются незамеченными.

Предлагаю 20 важных выводов о 100 днях революции.

1. Основная причина революционного взрыва в том, что белорусская социальная модель, созданная Александром Лукашенко четверть века назад, исчерпала свои ресурсы и стала тормозом развития. Общество переросло государство, ему стало тесно. Этот конфликт не может быть разрешен, пока одно не будет соответствовать другому.

2. Белорусская модель основана не на доверии общества к политическим институтам, а на доверии к Лукашенко. Легитимность режима во многом основывалась на личной харизме главы государства. И кризис доверия к Лукашенко превратился в острый политический кризис.

3. Последние события привели к десакрализации власти как таковой. До сих пор государственные институты в Беларуси были единственным основным продуктом, объединяющим белорусов в единое общество. Других механизмов - нации, гражданского общества - не было. Теперь государство отказалось выполнять эту функцию. Власти взяли курс на раскол общества, фактически объявив гражданскую войну большинству своих граждан. Теперь государство представляет опасность для общества.

4. Белорусская весна - это революция роста ожиданий. За последние 10 лет средняя зарплата в Беларуси фактически снизилась. Лукашенко стал для большинства белорусов символом застоя и безысходности.

5. Власть потеряла моральный авторитет. События последних 100 дней разбили иллюзии большинства населения о том, что такое государство Лукашенко на самом деле. Теперь власть по отношению к белорусам несправедлива и аморальна. Таким образом, белорусская революция, как и украинская в 2014 году, стала революцией достоинства.

6. Власть потеряла монополию на информацию, возникли новые медиа, социальные платформы, разрушена старая система коммуникаций нынешнего режима с обществом. И это стало важным фактором подъема общества.

7. Лукашенко переоценил коэффициент мощности государственной машины. Единственным ответом на новые вызовы были политические репрессии. Власти решили, что легитимность режима может быть обеспечена только грубой силой. Что больше всего характеризует их неспособность адаптироваться к новой реальности.

8. Произошло разрушение модели корпоративного государства. В момент кризиса рухнула вся тщательно выстроенная система проправительственных «общественных» организаций. Слышали ли вы что-нибудь о роли БРСМ, «Белой Руси» во время этих мероприятий? На госпредприятиях много людей вышло из ФПБ. Церковь оказалась ненадежной. Главный защитник режима - ОМОН.

9. За несколько месяцев произошла ускоренная социализация общества. Обыватели внезапно превратились в горожан. Народ стал политическим субъектом, чего режим не желает признавать.

10. За последние месяцы в Беларуси сформировалось гражданское общество. Заработали горизонтальные связи. Создана большая инфраструктура общественного движения, которая включает сообщества домов, кварталов, соответствующие чаты для их общения.

11. Завершился процесс становления белорусской нации. Обычно нация формируется в борьбе с внешним противником или противником (империей, мегаполисом). В случае с Беларусью нация сформировалась в результате борьбы с правящим режимом. Это еще один парадокс белорусской революции.

12. Однако протестные настроения общества, «восстание масс» не превратились в «кризис высших классов», не привели к расколу элит. А такой раскол, по всем теориям, является необходимым условием победы революции. Ожидания того, что под морально-психологическим давлением народа государственный аппарат начнет распадаться или переместится на другую сторону баррикад, не оправдались. Ведь авторитарный режим в Беларуси силен и консолидирован. Ни одно государственное учреждение не избирается народом, не контролируется народом. Все они совершенно стерильны от инакомыслия. В госаппарате нет точек поддержки оппонентов режима. Есть жесткая вертикаль власти, которую сверху формирует лично Лукашенко. Государственный аппарат не зависит от народа, поэтому не отвечает на его требования, но остается лояльным к тем, кто его создал.

13. В противостоянии революции случился дефолт государственных функций - государственные учреждения перестали выполнять свои обязанности. Фактически разрушается внешняя политика Беларуси, страна теряет свою международную субъективность. Правовая система и институты правосудия полностью разрушены, без чего невозможно существование полноценного современного государства. Сейчас в Беларуси нет действующих законов.

Подозреваемые в нелояльности правящему режиму структуры бизнеса, культуры (Купаловский театр) и спорта страны разрушаются.

То есть происходит самоизбавление государства от своих функций, остаются только те из них, которые обеспечивают сохранение власти. Государственные институты, призванные удовлетворить потребности общества, явно переориентируются на самообслуживание, защиту собственных интересов от претензий со стороны общества. Государство было сведено к политическому режиму.

14. Лукашенко, который четверть века был гарантом стабильности, теперь, как это ни парадоксально, стал одним из основных факторов дестабилизации белорусского общества. Причём теперь ему все равно, каким он войдет в белорусскую историю. Жажда к власти и мести всем, кто ей угрожает, затмили все. Ради сохранения власти он готов оставить выжженную землю, руины.

15. До сих пор Лукашенко апеллировал к народу через руководителей всех государственных учреждений и номенклатуры, и его режим единоличной власти был основан на поддержке народа. Теперь, когда общественная поддержка исчезла, он вынужден опираться на государственный аппарат. Это означает, что роль, политический вес номенклатуры возрастает. Неслучайно Лукашенко даже демонстрирует желание делиться властью с чиновниками.

16. Эволюция режима идет в сторону милитаризации. Силовики стали государствообразующим элементом системы Лукашенко. И они будут претендовать на свою долю власти.

17. Сто дней страна живет в состоянии гражданской войны. Эта война больше не холодная. Есть убитые, сотни избитых и искалеченных, около 25 тысяч задержанных. Беларусь не знала такого уровня политического террора со времен нацистской оккупации. Беларусь переживает гуманитарную катастрофу.

18. Белорусское общество перенесло тяжелую психологическую травму. У нас травмированное общество. Следующие несколько лет ему придется жить с посттравматическим синдромом.

19. Беларусь вступила в период перманентного социально-политического кризиса, который не может быть решен силовыми методами. Например, для пришедшего в движение политизированного общества любая избирательная кампания несет в себе угрозу нового взрыва. Теперь власть не сможет проводить выборы в стране, как раньше. А впереди скоро местные выборы, запланирован референдум по новой Конституции.

20. Очень интересную и точную оценку белорусской революции дал известный британский политолог Эдвард Лукас: «Текущие события - это догонялки. Вы догоняете поезд, который пропустили в 1990-е годы. Это, так сказать, последнее эхо революций 1989-1991 годов, положивших конец коммунистическому режиму».
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ