Сайт UDF.BY блокируется из Беларуси. Пожалуйста, пользуйтесь нашим зеркалом: https://udf.name

Чему нас учит опыт человечества

Ольга Абрамова, Наше мнение
5 декабря 2020, 00:28
Вторая из цикла статей «Кто и каких перемен желает»

Из личных наблюдений: до настоящего времени большинство наших сограждан не интересовалось содержанием Конституции и охраняющих их права законов. Зачем «сушить мозги», когда есть правоведы и т.н. «политический класс»? Да и общеобразовательная система Беларуси последних десятилетий не слишком усердствовала, чтобы вооружать соответствующими, потенциально «подрывными» знаниями неокрепшие умы будущих избирателей.

Атомизированное общество времен авторитаризма не умеет и не желает отстаивать свои неотчуждаемые права. И только острая жизненная ситуация может заставить рядового, неполитизированного обывателя обратиться к услугам профессиональных юристов или правозащитников для защиты собственных интересов.

Так было. Но действующая власть достаточно долго экспериментировала над гражданами с помощью разных социальных новаций, разрушая сложившийся было «социальный контракт». И к 2020 году «звезды сошлись»: лояльность двух третей взрослого населения «белорусскому порядку» окончательно растворилась в кислотной среде властных ошибочных инициатив и нарочитой демонстрации неуважения сограждан и пренебрежения их базовыми потребностями. В том числе – потребностью в личной безопасности для себя и членов своей семьи, заложенной в национальном самосознании белорусов отечественной историей.

С момента прихода в политику в 1991 году я мечтала об одном: чтобы мои соотечественники почувствовали себя налогоплательщиками, вольными людьми, которые осознанно нанимают нужных им представителей во власть. Добровольно обучаются их контролировать, спрашивать за плохо сделанную работу; законно, через выборы отстранять несправившихся и считать это нормой.

В этом году количество малозаметных, накапливавшихся годами в массовом сознании изменений наконец перешло в качество. Начиная с прошлогодних парламентских выборов, комментаторы в соцсетях стали активно цитировать статьи законов и Конституции, которые нарушают те или иные органы власти. И эта новая опора на нормы законодательства мотивировала людей становиться активными, находить единомышленников, объединяться в желании отстоять свое человеческое достоинство и право на реальный выбор. До этого правовой базой оперативно пользовались только представители гражданского общества, структурированные по секторам профильных интересов. Одни организации защищали интересы малого бизнеса, другие – экосреду в городах, третьи – гражданские права, четвертые – жертв семейного насилия. И прочая, и прочая.

Актуализация интереса к правовым вопросам становится в обществе устойчивой тенденцией. Для сравнения приведу пример из опыта парламентских баталий с президентом от 1996 года по поводу правомерности вынесения им новой Конституции на референдум. Дело в том, что по закону на референдум можно было выносить лишь поправки в действующий Основной Закон, но не Конституцию целиком. Новую Конституцию был обязан рассмотреть и принять или не принять только парламент. Кусочек этой дискуссии чудом сохранился и попал в интернет.



Хорошо помню, что я, как политолог, говорила о полной смене формы правления в президентской версии Конституции. Из парламентско-президентской страна превращалась в суперпрезидентскую (я назвала ее гиперпрезидентской) республику. Прав выносить новую Конституцию на референдум у президента не было.

Так вот, после заседания с участием президента ко мне подошел коллега-депутат, который спросил, что такое «форма правления» (не постеснялся, молодец). Объяснила, что форма правления – это система организации высших органов государственной власти, порядок их образования, сроки деятельности и компетенция; а также порядок взаимодействия данных органов между собой и с населением, степень участия населения в их формировании.

По новой Конституции в стране устанавливалось единоначалие, без разделения властей. Но если уж депутат Верховного Совета за 10 месяцев работы не удосужился прочитать Основной Закон страны, что же можно было спрашивать с его избирателей, в массе своей далеких от политики? Они же делегировали ему полномочия! Только сейчас большинство граждан страны научилось на собственном опыте понимать политическую аксиому: «Как голосуем, так и живем». И другую: «Свой голос надо защищать от похищения злоумышленниками.» И третью: «Пойманных на фальсификации выборов надо строго наказывать по закону (статья такая-то).»

Все эти аксиомы хорошо знали активисты оппозиционных партий и независимые наблюдатели на выборах разных уровней. Но без массированной поддержки общества, в большинстве долго доверявшего власти, не могли объединить людей в защите их же исконных прав.

Поэтому долгий путь к восстановлению законности, примата права в стране хорошо бы всё-таки начать с осознания значения нового Основного Закона в нашей жизни. Не обязательно он будет принят сейчас. И уж точно предлагаемая властью версия новой формы правления не удержится долго на политической сцене. Даже если будет продавлена силовым методом или политическими манипуляциями. Гражданственность надо наращивать загодя, впрок. Когда придется выбирать цивилизационный путь.

Пока давайте просто побеседуем, зачем обществу Конституция, откуда взялся этот основной правовой инструмент? Говорят же, что англичане обходятся без Конституции – и неплохо живут. Вот с этого казуса и начнем краткий экскурс в историю очеловечивания в политике.

Итак, устойчивость и стабильность власти в Англии обеспечивает понятная система принятия политических решений. Начало ее становления восходит к Великой хартии вольностей 1215 года, впервые наложившей серьезные ограничения на власть монарха. Король больше не мог действовать, исходя из своих желаний. В 1265 году появился первый английский парламент, представляющий три сословия. Позднее вольности хартии распространились на всех жителей страны.

Хартия вольностей, Билль о правах, Петиция о праве – краеугольные камни свода законов Великобритании, которые в совокупности защищают права и свободы гражданина от тирании личности или диктата большинства. Законы, прецеденты и конституционные обычаи – это и есть «некодифицированная конституция» Великобритании.

Сам термин «конституция» в переводе с латыни означает «устройство, установление, сложение».

Конституция – основной нормативно-правовой акт, имеющий высшую юридическую силу. Изначальная и главная функция конституции – ограничение власти правящего лица. Другие ее функции – разрушение старого политического режима и образование нового; создание образа политического будущего для вдохновления сограждан; обозначение структуры политических институтов; разрешение конфликтов институтов в стране; обеспечение прав меньшинств и включение их в политический диалог.

Появлению первой в истории конституции – Конституции США от 1787 года предшествовали законы и постановления Древней Греции и Древнего Рима, уставы средневековых городов, Статут ВКЛ от 1588 года, а также протоконституции: основной закон Сан-Марино от 1600 года, Конституция гетмана Орлика от 1710 года (г. Бендеры, Османская империя).

В Европе к числу первых писанных конституций относится Конституция Речи Посполитой (1791 г.). В том же 1791 году, но чуть позже принята Конституция Франции. Обе конституции из-за форс-мажорных внешних или внутренних обстоятельств просуществовали недолго. Что важно: в Речи Посполитой было объявлено верховенство закона, когда в остальной Европе еще правил абсолютизм.

В России начиная с 1730 года было несколько попыток создать сословную Конституцию: ограничить абсолютную власть монарха посредством представительного органа, дать дворянству сословные права. Были альтернативные проекты от окружения Александра I и декабристов. Был проект конституционного характера, подписанный Александром II в день его гибели в не вступивший в силу. Фатальные неудачи. Первой Конституцией России в результате стал ряд Основных законов Российской империи, принятых в 1905-1906 г.г.

Гражданам Беларуси интереснее других может быть краткое изложение основных положений Статута Великого княжества Литовского от 1588 года. Третий Статут из свода законов ВКЛ утвердил суверенитет, территориальную целостность и государственное устройство объединения народов. Да, во главе ВКЛ стоял Великий князь. Но власть его ограничивали Рада и Сейм. Согласно Статуту, в стране должен иметь верховенство закон, а не человек. Так впервые ограничивалась власть монарха. Это была норма прямого действия для всех, – «от высшего аж до нижнего».

Статут был выше остальных актов. Например, одним из пунктов документа запрещалось издавать привилеи или другие указы, противоречащие Статуту. Решения по каким-либо изменениям в Статут могли быть приняты только на Сойме, депутатами со всего ВКЛ, но не Великим князем.

Что важно: по Статуту судьям запрещалось занимать административные или церковные должности. Обвиняемому гарантировалось право на адвоката и аналог «презумпции невиновности» до решения суда.

Ряд положений Статута содержал стремление оградить простолюдинов от произвола феодалов. Так, за убийство простого человека вводилась смертная казнь для шляхтича (а раньше назначался штраф). Соответствующей нормой стала законодательно запрещена средневековая практика удержания феодалом человека без суда и следствия в личной тюрьме.

Даже Великий князь не мог больше освободить феодалов от воинской повинности.

Каждый получал право владеть землей и собственностью. По Статуту, должности и замки в ВКЛ не могли получать иностранцы. Этот запрет был введен для защиты территориальной целостности.

В случае разногласий по вопросам земли и имущества сам Великий князь должен был судиться, опираясь на общие для всех нормы.

Среди важных гражданских свобод Статут утвердил свободы вероисповедания, выезда за границу (кроме стран, с которыми ВКЛ вел войну или откуда мог быть нанесен ущерб ВКЛ), а также вступления в брак без принуждения.

История первоначального конституционализма обязывает страны в фазе цивилизационного выбора ко многому. Предки современного человечества нашли ключи к преодолению хаотического состояния общества, «войны всех против всех» (Гоббс) достаточно давно. Не надо изобретать велосипед, руководствоваться какой-то инопланетной логикой при обустройстве Белорусского Дома. Не обязательно и заводить в политическом «доме» все порядки, «как у соседей».

Проявим хороший вкус: возьмем из опыта цивилизации то, что подойдет нам, белорусам. Потому что в формирующейся гражданской нации белорусы – все, кто хочет считать себя таковыми.

Верю, что судьбе скоро надоест нас испытывать. И будут у обновленной страны новая, современная Конституция, новые законы, новый герб и новый флаг.

Флаг я вижу так: прямоугольное полотнище белого цвета. Около древка вертикально размещен белорусский национальный орнамент красного цвета на белом поле, которое составляет 1/5 длины Государственного флага Республики Беларусь.

Ностальгически вспоминаю,как накануне референдума 1996 года внесла государственный красно-зеленый флаг в толпу протестующих под БЧБ-флагами против незаконного изменения Конституции. Чтобы через символику объединить в протесте разные части общества. Сама я равнодушна к символам. Предпочитаю смыслы. Но мой флаг – белый с орнаментом – нравится мне больше других. В нем – и символ, и смысл.
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ