Сайт UDF.BY блокируется из Беларуси. Пожалуйста, пользуйтесь нашим зеркалом: https://udf.name

Дрозд: «Лукашенко осознает, что он превратился в настоящий тормоз развития Беларуси»

Федор Яцкевич, gazetaby.com
6 декабря 2020, 09:25
Фото: gazetaby.com
В рамках спецпроекта «Что дальше?» историк и архивист Дмитрий Дрозд рассказал «Салідарнасці», почему считает, что протест в Беларуси обязательно одержит победу.

– С момента президентских выборов и начала массовых протестов в стране прошло уже почти 4 месяца, но сменой власти они так и не завершились. Чувствуете ли вы разочарование сейчас?

— Мне сложно представить человека, который испытывает такое чувство. Уверен, что большинству из нас сейчас куда более свойственно очарование. Очарование белорусами.

Это пробуждение стало неожиданностью для всех.

И было бы совсем наивно думать, что Лукашенко, даже проиграв выборы с таким разгромным результатом (а это мы видим по тем участкам, где члены избирательных комиссий не пошли на преступление фальсификации итогов, а показали реальные проценты), легко откажется от власти.

По мне так он на это вообще неспособен органически. У него как старого проводного дискового телефона нет функции доступа в интернет, и изменить его нельзя. И куда вероятнее, что когда его бросят все, он останется в одиночестве отстреливаться из автомата, защищая свой трон.

Смена власти быстро происходит разве что после военного переворота, а наш мирный протест медленно, но уверенно движется вперед. Сейчас многое будет зависеть от позиции европейских лидеров и нового президента США. Насколько им хватит решимости дожать режим Лукашенко и потребовать проведения новых честных и справедливых выборов под международным контролем.

И, конечно, проведения международного расследования преступлений этого режима с самого начала его воцарения в Беларуси. В том числе и пропавших оппонентов власти.

– Какими вы видите основные варианты развития ситуации в ближайшее время?

– Никто не мог предсказать подобных протестов в Беларуси еще полгода назад. И, тем более, мы не можем предугадать, чем это все закончится. Уже эти полгода дали нам такое количество самых невероятных поворотов сюжета, которых не придумал бы ни один сценарист.

Но если посмотреть на происходящее с исторической высоты, то можно найти аналогии в нашей истории. Все восстания, начиная еще с восстания Костюшко, закончились поражением. Но они не были бессмысленными.

В итоге более чем через столетие появилась и новая Польша, и Беларусь, и Литва, которые гордятся своими героями. Неслучайно сейчас многие шутят, что раскопали Калиновского, и началось…

Прошедшие четыре месяца после «выборов» дали нам большое количество героев, которые войдут в наш белорусский Пантеон. И с этой исторической высоты я вижу, что мы обязательно победим.

Что именами наших новых героев будут названы улицы в Беларуси. И что режиму Лукашенко не только историками, но белорусским обществом будет дана однозначная оценка, как времени диктатуры и упущенных возможностей.

Хотя, конечно, найдутся чудаки, которые будут тосковать по этим временам, как кто-то сейчас тоскует по Сталину. Очевидно, совершенно не представляя, то страшное время.

– В чем видите шансы протеста на победу?

– Наш главный шанс на победу – это международная поддержка и то, что само окружение Лукашенко осознает, что он превратился в настоящий тормоз развития Беларуси. Что смена президента даст и каждому из них новые перспективы. Конечно, если ты не был соучастником преступлений.

Даже октябрьский переворот, который собирался «отречься от старого мира» и т.п., не смог обойтись без настоящих профессионалов и вынужден был использовать их опыт и знания. В Беларуси же вообще нечего бояться каких-то кардинальных перемен тем, кто достойно занимает свое место.


Хотя, конечно, 26 лет режима Лукашенко дали нам огромное количество случайных людей, занявших свое место исключительно из-за родственных связей или доказав свою преданность. Вот их, скорее всего, ждут грустные перемены. А все остальные смогут только подняться выше на места бывших случайных руководителей, директоров и даже министров.

— Как вы считаете, как будут вести себя власти дальше?

— Кроме наращивания насилия у власти, на самом деле, нет никакого простора для маневра. И неудивительно, ведь главные требования протестующих – это отставка гражданина Лукашенко, проведение честных выборов, освобождение политических заключенных и расследование преступлений.

Теоретически можно предположить реализацию в той или иной степени всех пунктов. Кроме первого и самого основного. Гражданин Лукашенко уже утомил большинство белорусов. Белорусское общество переросло его мировоззрение прошлого века, его знания, опыт и его потенциальные возможности как руководителя.

Он для нашей страны как давно воспалившийся аппендикс, который не дает нам нормально жить, двигаться и развиваться. Его нужно просто удалить и надеяться, что годы, которые белорусское общество жило с этой болезнью, не окажутся смертельными. Ведь правление Лукашенко практически поставило Беларусь перед реальной угрозой утери нашей независимости и государственности.

– Что думаете по поводу перспектив Конституционное реформы?

— Всем, кого удалось увлечь этим совершенно бесполезным мероприятием, хочу напомнить, что «самая лучшая Конституция» была принята при Сталине в 1937 году. Там были заложены действительно важные и передовые достижения на то время в рамках коммунистической системы ценностей.

Однако это вовсе не помешало практически сразу же превратить СССР в пыточную камеру, концлагерь и фабрику смерти, где нарушались все возможные права граждан, в том числе и право на жизнь и на справедливый суд. В 1940 году вопреки этой замечательной Конституции в СССР было введено платное образование для старших классов школ и ВУЗов.

О каких законах в современной Беларуси вообще можно говорить, когда гражданин Лукашенко открыто заявил прокурорам (т.е. людям чьей профессиональной обязанностью является соблюдение законов), что бывают времена, когда «не до законов»? Эта игра в конституцию – это не требование общества. Это попытка отвлечь его от протестов.

– Как вы думаете, в чем заключается позиция России в отношении политического кризиса в Беларуси?

– Я уже неоднократно говорил, что у Беларуси нет возможности прицепить нашу землю на какой-то буксир и оттянуть ее куда-то в другое место на земном шаре, чтобы быть подальше от современной России. После событий в Украине (аннексии Крыма и развязывания войны в Донбассе) наш восточный сосед мне представляется главной угрозой для нашей страны. Но мы вынуждены жить рядом с этой страной.

Я не верю, что гражданину Путину очень нравится Лукашенко. Думаю, что и он тоже устал от его непредсказуемого поведения. Уверен, что он предпочел бы на посту президента Беларуси вменяемого человека. И необязательно того, кто уничтожит Беларусь как государство. Это, при желании Москвы, можно провернуть и при Лукашенко.

Путин мог бы вмешаться в происходящее в Беларуси более активно (хотя бы в защите своего «Белгазпромбанка» и его руководителя), но все мы видели, чем это вмешательство закончилось для Украины. Очевидно, сегодня Россия не может ничего предложить и предпочитает оставить все так, как было до 9 августа. Как и Лукашенко, Путин надеется, что протесты «сдуются», и все будет как раньше.

Путин не может показать, в том числе и гражданам России, пример, что мирными протестами можно поменять руководителя своей страны. Да и очевидно, что открытая поддержка Путиным какого-то кандидата скорее похоронила бы этого кандидата, так как среди протестующих пророссийские настроения мизерны.

Наоборот, сильны опасения, что Москва желает поставить на место Лукашенко более сговорчивого кандидата, который подарит Путину Беларусь.

И сейчас встреча Светланы Тихановской с Путиным привела бы к лавинообразной потере ею народной поддержки, ведь и без того наиболее националистическая часть белорусской оппозиции считает ее, как и Виктора Бабарико, некими «агентами Газпрома». По-моему, это необоснованные теории заговора.

Но в далекой перспективе при условии сохранения белорусской государственности и появления в Москве некоего миролюбивого, не имперски настроенного руководства, мы вполне сможем строить дружеские добрососедские отношения. Другого варианта у нас нет.

Хотя я лично не верю, что когда-то в Москве появится лидер, способный с пониманием относиться к тому простому факту, что одна из целей Беларуси как государства — это сохранять и преумножать именно белорусские культуру и язык.

Любые попытки изменения дискриминационного положения белорусского языка в нашей стране будут восприниматься в России как покушение на русский язык. Мы видим, как болезненно местные поклонники «русского мира» реагируют на белорусский язык в транспорте или на какую-то табличку на белорусском языке.

– Положение в Беларуси конца осени 2020 года: можно ли провести параллели с какой ситуацией в истории?

— Уже почти общепринято сравнивать нынешнее положение Беларуси с 1937-38 годами, но это, конечно, правдиво только по некоторым признакам. Например, по ставшему многим привычным ожиданию звонка в дверь и оглядыванию: нет ли рядом синего микроавтобуса. Да и по масштабам арестов годы вполне соизмеримые.

Но не соизмеримы по главному: жестокости приговоров. В 1937-38 годах счет расстрелянных шел на десятки тысяч, сейчас за 30 тысяч перевалило число задержанных.

Но я уверен, что многие горячие головы среди силовиков только и ждут разрешения стрелять в нас боевыми патронами. Особенно на самом нижнем уровне, где много людей, способных своей головой только разбивать кирпичи и бутылки, готовых бить, пытать и издеваться.

Но, думаю, что в XXI веке в центре Европы им не предоставят такого удовольствия. У стран Европы и США сейчас достаточно рычагов, чтобы остановить подобный террор, чего не было в ХХ веке.

Наше время ближе к другому году сталинского террора. Желая превратить рабочих в крепостных, Сталин инициировал указ президиума Верховного совета СССР от 26 июня 1940 года. Он вводил уголовную ответственность за... опоздание на работу, прогул и самовольный переход на другую работу.

Только представьте сейчас такой указ! Прогулял — и попал в тюрьму на полгода. Ну, наверно, многие как раз по этим временам и тоскуют.

Так вот никакого существенного эффекта это не дало. По этому указу только за два с половиной года, с 26 июня 1940 года до 1 января 1943 года, за нарушения трудовой дисциплины, вплоть до самых незначительных, осудили более пяти миллионов человек! А к моменту его отмены число осужденных советских граждан, по оценкам историков, достигло 18 млн! Суды шли быстро, конвейером, как сейчас у нас.

Однако уже в конце 1940 и начале 1941 был отмечен, наоборот, рост трудовых нарушений! Указ привел к тому, что даже самые добропорядочные граждане перестали бояться суда и тюрьмы. На некоторых предприятиях число рабочих, ходивших под статьей, превышало 20%. Были заводы, где процент достигал 40% и более.

В итоге суд, тюрьма и прочие «радости» сталинизма, уже и до того ставшие советской реальностью (правда, сначала только для «врагов»), стали настолько обыденными для всех, что от указа пришлось отказаться, как не давшего ожидаемого результата.

Приблизительно такой же эффект мы видим и сегодня. Сотни наших друзей прошли через суды и тюрьмы, сотни находятся там сейчас. Но это уже никого не пугает. Суд и тюрьма стали обыденностью для самых лучших, самых добропорядочных и даже для знаменитых людей Беларуси.

Более того, по-моему, совершенно объективно нынешние страдания воспринимаются как подвиг в борьбе добра и зла, как жертва ради будущей Беларуси. И люди, попавшие под репрессии, в отличие от сталинских времен, сегодня воспринимаются в обществе как настоящие герои.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ