Сайт UDF.BY блокируется из Беларуси. Пожалуйста, пользуйтесь нашим зеркалом: https://udf.name

Уйти нельзя остаться: два года - крайний срок устойчивости режима


21 декабря 2020, 16:32
Лукашенко рассматривает Всебелорусское народное собрание как попытку уйти не уходя, попытку разрешить политический кризис, но продолжать контролировать страну.

О новом формате мирного протеста, угрозах главы КГБ и сценариях власти «Белорусский партизан» побеседовал с аналитиком Белорусского института стратегических исследований (BISS) Вадимом Можейко.

- Оправдал ли себя новый формат протеста: локальные марши в разное время?

- Формат позволяет поддерживать протестную активность в то время, пока нет общегородских маршей. Мы видим, что количество задержаний снижается уже третью неделю подряд, поэтому несмотря на отдельные брутальные задержания, в целом участие в маршах протеста стало более безопасным.

Наверняка никто и не ждал, что подобные марши позволят взять власть в свои руки. Но как показал летний опыт, даже одномоментный выход на улицы города сотен тысяч людей все еще власть не сменил.

Нынешний формат протеста, позволяющий поддерживать постоянную протестную активность, придает силы и динамику действиям всех остальных акторов: например, адвокатировать введение санкций всегда легче, когда можно демонстрировать продолжающиеся протесты внутри страны, точно так же и власть вынуждает совершать новые ошибки.

Поэтому сохранение протестов в таком виде, безусловно, лучше, чем его отсутствие.
- Председатель КГБ на Гродно Азот спрогнозировал горячие войны в ближайшие полтора-два года. Кто с кем воевать собрался?

- Слова главы КГБ надо оценивать исходя из того, что силовики заявляют лишь то, что хочет услышать от них начальство, в частности, сам Лукашенко.

Произойдет ли массовое применение огнестрельного оружия против белорусского народа - совсем не факт, даже если последует такой приказ; мы видели единичные случаи применения огнестрельного оружия против протестующих, но массового применения с сотней жертв за один день – ничего подобного. Поэтому совершенно не ясно, получится ли такое.

И вообще, все это напоминает мне классический случай запугивания: силовики пытаются сбить протестные настроения, угрожая “горячей войной”.

Но на людей больше такие угрозы не действуют: они понимают весь риск и получить дубинкой, и сутки, и уголовное дело, и свето-шумовую гранату, и резиновую пулю. И все равно выходят.

- Озвученный срок в полтора-два года многие оценивают как ресурс нынешнего режима для удержания власти. Согласны?

- Два года – именно на такой период хватит нынешнего уровня золотовалютных запасов на погашение внешнего долга – при условии, что долги растить не будут, а золотовалютные резервы будут тратиться ни на что другое.

Похоже, что золотовалютные резервы придется тратить и на поддержание валютного курса, и на поддержку госпредприятий, а новых внешних заимствований не предвидится. Поэтому два года – экономический ресурс существования режима.

Но все мы понимаем, что не произойдет такого: золотовалютные резервы внезапно, в один день, закончатся, и режим обрушится. Ситуацию понимают все акторы, и совершенно понятно, что никто не станет затягивать ситуацию до последнего слитка золота в хранилище Нацбанка.

Так что два года – крайний срок экономической устойчивости режима, однако по мере приближения к этому сроку ситуация будет только накаляться, а не остывать.

- Многие называют третий пакет экономических санкций Евросоюза в отношении официального Минска смешным. Как вы их оцениваете?

- Нет сомнений, что пакет санкций мог быть куда больше и бить по власти куда сильнее. В принципе, про любые санкции всегда можно сказать: можно было ударить еще сильнее. Санкции всегда будут носить точечный характер, нет такого действия Евросоюза, которое уже завтра сменило бы власть в Минске.

В нынешнем виде санкции ухудшают ситуацию для Лукашенко, но не носят катастрофический характер для Минска. Это только один из инструментов давления на власть.

- Можно ли прогнозировать дальнейшие действия власти? Лукашенко делает ставку на проведение Всебелорусского народного собрания. Он рассматривает ВНС как один из механизмов разрешения политического кризиса или как инструмент удержания власти?

- Не факт, что у властей вообще есть однозначный сценарий. Я бы сказал, Лукашенко рассматривает Всебелорусское народное собрание как попытку уйти не уходя, попытку разрешить политический кризис и одновременно контролировать власть.

Конечно, оба фактора сомнительны: если Лукашенко не уйдет из власти, то и политический кризис не разрешится, и в то же время если Лукашенко попытается размазать нынешние полномочия по должностям (оставив, безусловно, контрольный пакет себе), то окажется в ситуации гораздо слабее с точки зрения удержания власти.

Поэтому, мне кажется, Всебелорусское народное собрание не сможет оправдать надежды Лукашенко.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ