Сайт UDF.BY блокируется из Беларуси. Пожалуйста, пользуйтесь нашим зеркалом: https://udf.name

Герасименя: «Спорт для Лукашенко был игрушкой. Восстание спортсменов нанесло неоценимый удар»


28 декабря 2020, 13:59
Александра Герасименя. Кадр из видео
Белорусская вице-чемпионка Олимпийских игр пловчиха Александра Герасименя – одна из тех спортсменок, кто выступает против Александра Лукашенко и говорит от лица несогласных белорусских спортсменов. Она лично добивалась того, чтобы Международный олимпийский комитет ввел санкции в отношении властей и лично Александра Лукашенко.

В октябре стало стало известно, что Александра Герасименя переехала в Литву, где возглавила объединение Белорусский фонд спортивной солидарности.

В эфире Настоящего Времени Герасименя рассказала, каково это – быть несогласным белорусским спортсменом и почему спортсмены заинтересовались политикой.

— Александра, еще осенью на ваш клуб по плаванию в Минске оказывалось давление. Что с этим клубом, работает ли он сейчас?

— Да, к сожалению, после того как я высказала свою гражданскую позицию, высказалась против насилия и фальсификации выборов, буквально через пару дней мне позвонили и сообщили о том, что мне не продлевают аренду для моих занятий по плаванию. Конечно же, я уточнила причину, на что мне был дан ответ, что это профилактические меры в связи с коронавирусом и что занятия пока не открывают.

Естественно, я понимала причину, почему так ко мне отнеслись, потому что буквально через неделю все арендодатели начали спокойно свои занятия, но именно у моего клуба был коронавирус, соответственно, ребят просто не допустили до занятий.

Честно говоря, было немножко обидно, но не за себя – обидно было за детей, которые ходили, занимались. Может, кто-то из них стал бы в будущем чемпионом.

В принципе, спорт, здоровье, развитие – наша страна вроде как в этом направлении шла, и мы очень старались тоже помогать и оздоравливать нацию. Соответственно, как только случилась эта ситуация, я понимала, что дальше я уже работать не смогу. Благо, что мои партнеры просто подхватили ребят: забрали ребят из групп тренироваться к себе.

— Вы выехали из Беларуси и возглавили Белорусский фонд спортивной солидарности и проводили переговоры с Международным олимпийским комитетом по поводу санкций, в частности, персонально против Лукашенко. Расскажите подробнее об этих переговорах с МОК.

— Мы не выдвигали каких-то жестких требований против Национального олимпийского комитета. Мы хотели дать возможность нашим спортсменам выступать на международной арене, дать возможность ребятам отобраться на Олимпийские игры и полноправно заниматься своей спортивной карьерой. Собственно, с этим заявлением мы обращались в МОК, мы предоставили все факты дискриминации наших спортсменов, мы предоставили все факты увольнения за их политическую позицию.

Казалось бы, что два месяца – это долго, но на самом деле это очень быстро, даже по нашим меркам, МОК на самом деле отреагировал, он провел собственное расследование, он пообщался с каждым спортсменом лично, узнал, на самом ли деле это так, и принял такие санкции к Национальному олимпийскому комитету.

И тут уже результат того, как будут дальше продолжаться события, будет зависеть от самого Национального олимпийского комитета. Насколько они дальше продолжат дискриминировать спортсменов, насколько они будут дальше им угрожать за их политическую позицию, насколько они дальше им будут не давать возможность тренироваться, несмотря на то, что у них какие-то абсолютно другие взгляды.

— Есть мнение, что эти персональные санкции МОК против Лукашенко ударили по нему больше, чем третий пакет санкций Евросоюза или вообще все санкции Евросоюза. Согласны с этим?

— Я считаю, что спорт для Лукашенко был своеобразной игрушкой, своеобразным способом проявления своей власти, ее легитимизации. Соответственно, это был такой хороший удар для него, это был сильный удар для него, так как спортсмены – это всегда были те, кем можно гордиться, те, кто всегда скажет то, что нужно, и те, чьими результатами можно похвастаться.

А получилось так, что одними из первых стали спортсмены, которые не согласились с тем насилием, которое происходило и происходит до сих пор в Беларуси. В принципе, уже само восстание спортсменов нанесло неоценимый удар для Лукашенко.

— Вы говорили о том, что ваш фонд не остановится на том, что будут только санкции МОК. Что дальше?

— Сейчас у нас идет кампания по отмене чемпионата мира по хоккею в Беларуси. Мы сейчас тоже ведем активную переписку с федерациями, в то же время будем активно коммуницировать с хоккейными федерациями для того, чтобы, возможно, кто-то из них смог бы взять на себя хоккейную часть из Беларуси.


Опять-таки, мы приводим факты нарушений, мы приводим факты дискриминации. Я думаю, что в ближайшее время у нас уже будут результаты, и мы надеемся, что Рене Фазель тоже на это отреагирует, он не может смотреть на это сквозь пальцы, и ему нужно будет дать ответ.

— То есть, скорее всего, чемпионат мира по хоккею не состоится в следующем году в Беларуси?

— Даже сейчас, по нашим данным, по крайней мере в Минске, никто не готовится к чемпионату мира по хоккею.

— А не ударит ли это по самим спортсменам-белорусам?

— А как оно может ударить по самим белорусам? Они в любом случае примут участие: будет это в Беларуси или в другой стране. Тут скорее, наверное, надо говорить про общество, которое само не хочет, чтобы чемпионат мира проходил сейчас. Более 90% белорусов проголосовали за то, чтобы чемпионат мира перенести из Беларуси, потому что это будет праздник на костях. Кому это нужно?

Мы понимаем, что перед чемпионатом мира посадят еще сотни людей, после – еще больше. Болельщики и те же игроки окажутся абсолютно не в безопасности, они точно так же могут оказаться под ударом, ведь никто не разделяет: кто спортсмен, кто не спортсмен, кто приехал, кто свой.

Мы видим, что Херше, которая сейчас сидит за то, что она просто сняла маску с омоновца, иностранная гражданка, которая оказалась на митинге, которая сняла маску, она сейчас сидит уже несколько месяцев, и ей предстоит реально еще несколько лет просидеть. Где гарантия того, что приедут спортсмены, где гарантия того, что приедут болельщики, и они не окажутся за решеткой, не окажутся побитыми, не окажутся на сутках? Никто не дает этих гарантий.

— Если Лукашенко вдруг будет еще долгое время у власти, какой вы видите свою деятельность за пределами Беларуси?

— В любом случае у нас есть ребята, у нас есть спортсмены, которые, к сожалению, оказались не нужны нашему государству только за то, что у них абсолютно другая позиция в жизни, за то, что у них абсолютно другая гражданская позиция. Их нужно вести до Олимпийских игр, следующий цикл сезона – это будут зимние Олимпийские игры. Тоже ребята есть у нас от фристайла, которые оказались тоже абсолютно ненужными.

Плюс наш фонд не ограничивается только помощью белорусам. Как только ситуация стабилизируется у нас в Беларуси, у нас есть дальнейший план подготовки и по стажировке наших ребят, и по переквалификации наших специалистов, и по реабилитации спортсменов, которые получили травму. И это будет касаться не только белорусов – это будет касаться спортсменов со всего мира.

— Как вы считаете, почему те, кто сейчас у власти в Беларуси, так жестоко обошлись персонально против Ольги Хижинковой, которая отсидела в СИЗО 42 дня.

— Я думаю, что многие задаются этим вопросом: «Почему такая жестокость к хрупкой симпатичной доброй девушке?» На самом деле она очень отзывчивая. Мы знаем, что пока она сидела, у нее дома еще было несколько бездомных котов и собак, которых она подобрала и временно у себя устроила им приют. Я думаю, что это была личная месть сверху за какое-то несогласие.

— Вы до августа этого года принимали какое-то участие в политике? Обращали внимание на то, что происходит в политической жизни страны?

— То, что обращали внимание, – безусловно. Мы же с чем-то были несогласны, но всегда был у нас идеологический принцип, что спорт вне политики. Нас всю жизнь этим пичкали, что мы не можем высказывать свою гражданскую позицию. И я скажу, что многие считают, что это реально так. В какой-то момент, видно, точка кипения просто уже перешла. И когда началась фальсификация выборов и насилие, и это все сложилось в одно, когда спортсмены поняли, что они не просто какие-то куклы, которыми можно руководить за ниточки, что они – люди, граждане своей страны и имеют право высказывать свою позицию, и неважно, это политические какие-то моменты или просто жизненные ситуации.

— Вы высказывали предположение, что через месяц-два вся эта история в Беларуси закончится. Это оптимистичное предположение. Откуда такие сроки?

— Если не верить в это, то как можно работать, как можно идти к своей цели? Я думаю, что это все вполне реально. Я не говорю, что это обязательно случится, но мы в это верим, что это возможно. Все, возможно, поменяется уже завтра. Но ведь никто не знает, что может случиться завтра и какая будет ситуация. И здоровье уже не то, и санкции вводят.

— Как вы относитесь к тем спортсменам, которые подписали провластное письмо, которые потом объясняли тем, что «мы не знали, что подписываем»?

— Мне кажется, это чистое оправдание. Я не буду их судить, не буду их никоим образом осуждать. Это их право. Я думаю, они свой выбор сделали и потом прочувствуют отношение общества к ним.

— Вы получали награды от Лукашенко. Что бы вы сказали ему сейчас?

— Я получала награды за свои успехи, а не потому, что он президент. Что бы я сказала сейчас? Я бы хотела сказать: «Уходи».
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ