Сайт UDF.BY блокируется из Беларуси. Пожалуйста, пользуйтесь нашим зеркалом: https://udf.name

Ожаровский: Из-за дефектов оборудования на БелАЭС может быть выброс четверти накопленной


30 января 2021, 12:04
Иллюстративное фото
Председатель президиума НАН Беларуси Владимир Гусаков на днях заявил, что что «никаких сбоев, неполадок, экстраординарных ситуаций» на БелАЭС нет.

Заявление чиновника от науки для сайта Charter97.org прокомментировал известный российский физик-ядерщик Андрей Ожаровский:

– Я согласен с Владимиром Гусаковым, что чрезвычайных ситуаций (подчеркну, особенно связанных с выбросами радиоактивности) видимо, пока еще на этой электростанции не было. В чем он не прав – так это в том, что происшествий не было.

Важно подчеркнуть, что сейчас идет процесс именно опытно-промышленной эксплуатации атомной станции, то есть, атомная станция не введена в эксплуатацию должным образом, и происходит наладка оборудования и проверка, нет ли там дефектного оборудования.

И мы видим, что дефектное оборудование есть. Например, тот самый измерительный трансформатор напряжения, который вышел из строя на атомной станции буквально через пару дней после того, как Лукашенко ее торжественно открывал. То есть, нельзя сказать, что это было какое-то плановое событие – взрыв трансформатора, короткое замыкание и отключение энергоблока.

Конечно, это не самая главная деталь этой атомной станции, измерительный трансформатор напряжения, но, тем не менее, сам факт того, что на АЭС были установлены дефектные элементы оборудования, просто имеет место быть. Никто, никогда не должен говорить, что это был плановый взрыв трансформатора. Это, конечно, ложь.

— Какие еще факторы могут указывать на опасность БелАЭС?

— Чего можно еще ожидать? Можно ожидать много других проблем, ведь на атомной станции очень много разных элементов, которые могут сработать или не сработать. Особую озабоченность вызывают проблемы с корпусом реактора, который ударили о столб при транспортировке, и, тем не менее, установили, а также проблемы с баком системы аварийной защиты.

Дефекты могут выявиться не сразу, а только, когда потребуется та самая аварийная защита, залив реактора водой из этого бака через ударившиеся о столб па-трубки корпуса реактора, а бак может оказаться неработоспособным иди патрубки протекут.

Следует отметить, что пока вот эти происшествия случались только на электрической части атомной станции, и нам ничего неизвестно о подобных событиях в самом реакторе, на системах первого радиоактивного контура, на парогенераторе. Это не означает, что там все всегда будет работать хорошо.

Инженеры хорошо знают, что большее число отказов и проблем возникает при вводе эксплуатацию объекта, когда идет своего рода притирка, и в период, когда объект стареет, изнашивается. Я напомню, «Росатом» обещал, что вот этот энергоблок будет работать 60 лет. Дефекты могут проявиться не сразу, не в первые годы, а позднее, то есть, опасность безусловно остается.

Спрогнозировать, как конкретно может случиться авария именно на этом энергоблоке, невозможно. Однако можно сказать (и это подтверждает консенсус мировых экспертов), что возможны разрушения самого корпуса реактора, так называемые, pressure reactor failure (отказ реактора под давлением — ред.), то есть, выход радиоактивности под защитной оболочкой. Возможен отказ парогенератора, это звучит не так страшно, как отказ самого реактора, но, по сути, вещь ужасная для такого типа энергоблоков.


Парогенератор – это трубчатая конструкция, которая является теплообменником и границей между первым радиоактивным и вторым не радиоактивным контуром охлаждения. В случае массового выхода из трубчатки парогенератора содержимое реактора под давлением 16 мегапаскаль выплевывается во второй контур, он разрывается, он не рассчитан на такое давление, и весь турбинный зал оказывается заполнен радионуклидами самого реактора. Я упомяну, что, по европейским оценкам, примерно четверть накопленной радиоактивности может быть выплюнуто. Это может привести к серьезному загрязнению.

— К каким экологическим последствиям это может привести?

— Возможные последствия наиболее тяжелой радиационной аварии для различных АЭС, в том числе для Островецкой, были проанализированы австрийскими учеными.

Опубликовано исследование «FlexRisk» – проект, который провел анализ наихудших сценариев аварий на всех европейских станциях при разных условиях. Результат представлен на картах: так выглядит возможное загрязнение территории цезием-137.

Красный цвет на карте означает эвакуацию населения, желтый – проблемы с сельским хозяйством, возможный запрет на сельскохозяйственную деятельности. То есть АЭС опасна – это факт!




Также Андрей Ожаровский опубликовал комментарий в своем Facebook, где ответил на заявление Владимира Гусакова о том, что Беларуси якобы требуется вторая и третья АЭС:

— Осторожно замечу, что Владимир Григорьевич Гусаков – ученый в области аграрной экономики, академик Академии аграрных наук Республики Беларусь

Возможно, он не очень хорошо разбирается в вопросах атомной энергетики

И очень вероятно, что подобные заявления являются частью информационной кампании, призванной отвлечь внимание от проблем с уже построенный первым энергоблоком. А проблемы есть - никуда не делись: сейсмоопасность выбранной площадки, проблемы с радиоактивными отходами и отработавшим ядерным топливом. И риск радиационных аварий остается…

И, главное, пока не ясно, что делать с избытком электроэнергии — пока же в Беларуси правительство обязывает предприятия не экономить электроэнергию, а наращивать ее потребление.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ