Сайт UDF.BY блокируется из Беларуси. Пожалуйста, пользуйтесь нашим зеркалом: https://udf.name

«Хороших решений нет». Эксперты оценили варианты действий властей в условиях бюджетного дефицита

Наталья Журавлевич, Завтра твоей страны
16 февраля 2021, 00:06
В 2021 году дефицит республиканского бюджета планируется в два раза выше прошлогоднего: он превысит 4 млрд рублей. Самое время разобраться, стоит ли считать сложившуюся ситуацию катастрофической, сможет ли правительство решить проблему бюджетного дефицита и какие варианты действий есть в арсенале у властей?

По данным Минфина, расходы республиканского бюджета в 2020 году превысили доходы на 1,9 млрд рублей. Доходы республиканского бюджета составили 23,7 млрд рублей, а расходы — 25,6 млрд рублей.

— Учитывая, какой был год, это не так уж и страшно, — считает аналитик проекта «Кошт Урада» Жанна Кулакова.

Но интересны тенденции прошлого года: государство не добрало 6% поступлений. Наибольший провал в республиканском бюджете произошел с налогом на прибыль (получено 68% от запланированного) и доходами от внешнеэкономической деятельности (86%). Эти потери удалось частично компенсировать за счет роста поступлений от налога на добавленную стоимость (на 2%) и акцизов (11%).

Формируя бюджет-2021, правительство учло эти нюансы. В этом году уже запланировано снижение поступлений от налога на прибыль (более чем на 40%) и налоговых доходов от ВЭД (снижение почти на 16%) при одновременном росте поступлений от НДС и акцизов.

1. Насколько катастрофична сумма дефицита?


Руководитель научно-исследовательского центра Мизеса, исполнительный директор аналитического центра «Стратегия» Ярослав Романчук считает, что на проблему дефицита стоит смотреть в комплексе.

— По процентам к ВВП, которые мы видим (2,6% — прим.), — это не так много, но с точки зрения государственных обязательств, которые есть у нашей страны, использования инвестиционных ресурсов, это, конечно же, катастрофа. Развитая экономика может функционировать с таким долгом, а вот неразвитая — даст сбой, — прогнозирует эксперт.

При нынешнем темпе сокращения доходов сектора госуправления, Ярослав Романчук отводит максимум один-два года на существования экономики в текущем режиме.

Научный сотрудник BEROC Дмитрий Крук полагает, что паниковать пока рано, но отдаленная перспектива и в его прогнозе не радует.

— Пока дефицит в 2021 году ожидается в размере около 3% от ВВП. Такой размер дефицита в одном конкретном году – еще не катастрофа. Тем более, у Минфина есть некоторые запасы, накопленные в хорошие для бюджета времена (2017-2019 гг.), — говорит эксперт. — Но серьезная проблема заключается в том, что дефицитное состояние бюджета – это (с большой вероятностью) устойчивая ситуация на несколько лет вперед. Возникла и долго будет сохраняться крайне неприятная для Минфина дилемма. Если поддерживать дефицит, значит, создавать угрозу для устойчивости госдолга и/или для ценовой и финансовой стабильности. Снижать дефицит, урезая расходы – означает генерировать отрицательный фискальный импульс, что будет способствовать сжатию ВВП, доходов населения и порождать социальную напряженность.

2. Что может помешать исполнению бюджета?


Одно дело спрогнозировать бюджет, другое — его исполнить. Прошлый год показал, что при неблагоприятных внешних факторах с исполнением бюджета могут быть проблемы. А в этом году риски еще больше.

— Недобор поступлений от налогов вполне возможен и в этом году, ведь ситуация в экономике улучшаться не будет, — рассуждает Жанна Кулакова. — Например, по подоходному налогу, по которому к тому же запланирован рост: значительный рост зарплат маловероятен. Из-за ситуации на потребительском рынке спад может коснуться и поступлений от НДС. На фоне ситуации с коронавирусом и налогового маневра могут начать падать и доходы от внешнеэкономической деятельности. Налог на прибыль продолжит проседать... В общем, куда ни глянь, везде возможно снижение.

По мнению Дмитрия Крука, заданные параметры выполнимы, но и рисков выйти за их рамки немало.

— Здесь все зависит от «большой картины» состояния экономики. Сегодня перед ней маячит много угроз: финансовая дестабилизация (из-за долгов в госсекторе и/или оттока депозитов из банковской системы), усугубление политического кризиса, новые шоки в мировой экономике. Если все эти угрозы удастся купировать/нейтрализовать и темп прироста ВВП будет находиться в диапазоне от 2.5 до 1.5%, тогда в эту сумму уложиться удастся. Обычно бюджет верстается из относительно консервативных предпосылок и потому в рамках такого диапазона темпа прироста ВВП не должно возникнуть серьезных проблем с его выполнением. Но если реализуются какие-то из масштабных угроз, то мы можем получить совсем другое состояние экономики и количественно, и качественно. В этом случае действительно бюджет может столкнуться с недополучением запланированных доходов, — считает эксперт.

3. Как государство собирается компенсировать дефицит?


На официальном уровне заявлено, что дефицит будет финансироваться из внутренних источников, а также за счет займов в виде облигаций и кредитов от иностранных государств и иных зарубежных кредиторов.

4. Что может помешать осуществлению этих намерений?


Но наши эксперты высказали сомнения в осуществимости этих намерений.

— Из предусмотренных источников финансирования именно перспектива размещения облигаций вызывает самые большие вопросы. На фоне политического кризиса разместить их на международном рынке мало реально, — полагает Дмитрий Крук. — Можно допустить опцию размещения на российском внутреннем рынке. Но вообще в части источников финансирования могут быть серьезные адаптации по сравнению с планом. Особенно с учетом того, что им в бюджете придается не столь значимая роль в качестве источников финансирования. Например, при невозможности разместить облигации за рубежом власти могут попытаться привлечь дополнительный объем межгосударственных кредитов и/или занять больше средств внутри страны, скажем, понуждая банки быть более активными в их приобретении.

Так или иначе указанная выше дилемма для властей будет усиливаться, подчеркивает эксперт. И как они будут действовать, Дмитрий Крук не берется предсказать.

— В рамках этой дилеммы хороших решений нет. Тут ситуация выбора меньшего из зол, — отмечает эксперт. — И вот что власти посчитают меньшим злом, особенно с учетом того, что они будут руководствоваться в том числе и политическими соображениями, вряд ли можно заранее сказать.

— Да, хороших решений здесь нет, — соглашается и Жанна Кулакова. — Использовать остатки от профицитов бюджетов прошлых лет можно, но это временное решение. Взять денег в долг, разместить облигации — это значит еще больше раздуть и так немалый госдолг. Повысить еще какие-то налоги, больше штрафовать и больше конфисковывать — чревато недовольством населения. Запустить печатный станок — тогда зарплаты и поступления от НДС вырастут, но возникнут проблемы с инфляцией и курсом рубля.

5. Включат ли печатный станок?


Ярослав Романчук уверен, что все происходящее — результат гигантской стратегической ошибки:

— Порядка 70 млрд долларов было вложены в модернизацию в расчете на новые источники прибыли, а на выходе мы получили крупные предприятия, которые без дотаций и субсидий государства жить не могут.

По мнению экономиста, эту систему дотаций необходимо пресечь, начать проводить новую бюджетно-налоговую политику, включая пенсионную реформу, а также глубокую ревизию государственных программ, которые потребляют большие деньги, и серьезно расширить частный сектор. Но на деле, по прогнозам экономиста, мы получим совсем другое:

— В нынешней ситуации власти ничего нового предложить не смогут, кроме как повышать тарифы и процентные ставки, ужесточать наказания, конфисковывать. Будут душить предпринимателей, брать в долг у той же России или Китая, сокращать выплаты, имитировать реформы, — говорит Ярослав Романчук.

Но все эти шаги проблему не решают, а усугубляют. Что касается эмиссии денег, то вариант включить печатный станок обсуждается на протяжении последних двух лет.

— Я не исключаю, что в какой-то момент власти выберут и этот путь — во имя спасения белорусского производителя, — прогнозирует эксперт. — Экономики, живущие по законам рынка и избавленные от административного вмешательства, характеризуются тем, что перспективы их развития в целом прозрачны. Это не наш случай. Но даже учитывая высокую степень туманности белорусского будущего, стоит признать, что простых выходов из сложившейся ситуации нет.

Для простых людей дефицитный бюджет чреват тем, что мы уже видим: повышение налогов, в первую очередь. Не будет средств на дополнительное финансирование социально значимых нужд и зарплат бюджетникам.

— И если такими темпами будут сокращаться доходы сектора госуправления, средств хватит еще максимум на год-на два, а потом придется включать денежно-печатный станок и перекладывать бремя долгов на население в виде инфляции и девальвации, — считает Ярослав Романчук.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ