Сайт UDF.BY блокируется из Беларуси. Пожалуйста, пользуйтесь нашим зеркалом: https://udf.name

Дело-труба: Путин наконец загнал в ловушку Лукашенко


21 февраля 2021, 14:14
Фото: rg.ru
Правительства Беларуси и России подписали договор о перевалке белорусских нефтепродуктов через порты Российской Федерации.

Правительства Беларуси и России подписали договор о перевалке белорусских нефтепродуктов через порты Российской Федерации. Кремль можно поздравить – то, к чему они пытались склонить официальный Минск, начиная с 2016 года, произошло. Причём контуры договора даже лучше, чем могли себе вообразить российские экономисты, пишет analytics.hvylya.net. Беларусь только за транспортировку отдавать России 1 -1,1 миллиарда долларов в год. Найти более выгодные альтернативы не получится - украинскому читателю всё скажет формула «бери или плати». Давайте разбираться вместе.

История идеи


О подписании соглашения, которое позволит перенаправить экспорт белорусских нефтепродуктов через российские порты говорили давно. Первая такая инициатива возникла в конце 2016 года. В 2018, уже говоря обо всей номенклатуре белорусских товаров, поставляемых потребителям с использованием морского способа доставки, заговорили вновь. «Принуждение к транзиту через РФ» стало одним из приоритетов. Кремль давил, Минск сопротивлялся.

Простого взгляда на карту было достаточно, чтобы понять, что железнодорожное логистическое плечо из Беларуси до любого из российских портов в разы больше, чем до портов стран Балтии либо Украины. В случае с украинским маршрутом была ещё одна перспективная возможность – водный путь Е-40. Точнее, не вся концепция – до Польши – а лишь восстановление судоходства по Днепру с возможностью проводки судов под иностранными флагами (Украина не имеет достаточного речного флота). Идею начали обговаривать в ноябре 2016. Но там сошлись интересы сразу нескольких лоббистов. Это

- украинские перевозчики, которые боролись за «влияние за реку»

- белорусские компании, завязанные на услуги железнодорожных перевозок

- российские лоббисты как в Беларуси, так и в украинской Верховной Раде (помним, что 2016 – идея переориентации белорусских грузопотоков через РФ)

- литовские политические лоббисты в Украине, которые видели в идее нового (восстановления старого) транспортного коридора прямую угрозу своим интересам.

Причём Литва очень эффективно использовала своё влияние на белорусские зелёные организации.

В результате законопроект, создающий рамки для судоходства по Днепру (про внутренний водный транспорт), провалялся три года в канцелярии ВР и так и не был принят. Новый президент и новое правительство на начальном этапе проявили энтузиазм. Министр инфраструктуры Украины назвал Е-40 приоритетом, но лоббисты никуда не исчезали. Закон был принят только 3 декабря 2020 года (подписан Зеленским 30.12.2020). Как будет организована его реализация на практике пока предугадать сложно.

Поэтому в конце 2020 года альтернатива была не столь велика – железной дорогой до Чёрного или Балтийского моря и дальше перевалка через местные порты. Но с Литвой официальный Минск ещё на рубеже 2018-19 начал входить в режим жёсткой пикировки. Причина – категорическое нежелание официального Вильнюса мириться з предстоящим запуском белорусской АЭС. После августа 2020 ситуация ухудшилась. Литва активно включилась в поддержку группы Тихановской, Лукашенко решил «давить» и начал угрожать оставить Вильнюс без белорусских транзитных потоков. Оставалась Украина. На этом направлении стороны вошли в обмен колкостями на политическом уровне, не затрагивая до поры до времени экономические программы. Но политический конфликт не располагает к обсуждению новых стратегических проектов в транспортной сфере.

В Кремле был повод для радости — лучшего фона для очередного «принуждения к сотрудничеству» придумать было сложно. Причём, вопрос был не в деньгах — перевалка грузов через твою территорию позволяет контролировать соседнюю страну. Беларусь — экспортно-ориентированное государство. И тот, кто контролирует процесс доставки товаров торговым партнёрам, контролирует белорусскую экономику. В том числе может предотвратить очередные попытки реализации программы диверсификации внешней торговли. Напомню, что пока что действующими планами белорусского правительства предполагается постепенно снизить долю «стран СНГ» (куда в этих планах включают и Украину) до 35-36% от общих объёмов.

Неудивительно, что после «горячих выступлений» Лукашенко в сентябре 2020 года, Москва активизировала работу по транзитному соглашению. Оставался вопрос цены, который служил хоть небольшим, но работающим предохранителем в головах. Однако, общая политическая ситуация была и остаётся шаткой:

- Россия имеет колоссальное влияние на информационное поле в Беларуси, что она и показала информационной раскачкой 2020 года, раскручивая в марте-июле тезисы о неадекватности белоруской власти и рекламируя оппонентов Лукашенко. В сентябре тезисы поменялись. Декларируется поддержка официального Минска (не забывая подчеркнуть слабость его позиций, ошибки и важность «российской помощи), лидеры «новой оппозиции» рисуются слабыми некомпетентными фигурами, но очень настойчиво проводится тезис о «братском белоруском народе, который хочет быть ближе к русским».

- Кремль склонял Минск к быстрой политической реформе с запуском партийной системы, надеясь сформировать несколько партий, начиная от откровенно пророссийских партий заканчивая формально «либеральными». Изучая при этом возможность банальной покупки белорусских партийных проектов «с историей». Тем более, что «штабы новой оппозиции» небезуспешно выходили на рынок в качестве покупателей в июне-июле 2020 года.

- Лукашенко своими угрозами Литве сам загнал себя в западню. Если авторитарный лидер даёт прямые указания, а они не выполняются — он теряет остатки авторитета. В условиях политического кризиса это грозит обвалом лояльности со стороны вертикали власти. Угроза «уйти из Литвы» позволяла рассматривать перечень из нескольких государств: Латвия, Эстония, Польша, Украина и РФ. Латвия взяла паузу, Эстония не имеет необходимых мощностей, с Польшей острый конфликт. Киев мог перехватить потоки и, тем самым, сорвать российские планы. Но он зависим от политической позиции стран ЕС. Поэтому начало обмена резкими заявлениями с Минском было предсказуемо — Украине достаточно сложно выдержать даже сегодняшнюю позицию сохранения критично важных (для себя) экономических контактов.

- Давление Кремля по вопросу Белгазпромбанка и Бабарико. По банку компромисс был найден и руководить им даже осталась близкая Лукашенко Надежда Ермакова (которая была отправлена временным внешним управляющим после арестов руководства летом 2020). По Бабарико вопрос подвис. Освободить банкира (без его публичного покаяния) для Лукашенко означало признать поражение. Бабарико отказался идти на сделку со следствием. Кремль давил. При этом пошёл на уступки касательно руководства банком. Поэтому Минску необходимо было пойти на уступки в других областях.

На этом возвращаемся к соглашению о транспортировке грузов.

Что подписали?


Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь об организации сотрудничества в области перевозки и перевалки нефтепродуктов происхождения Республики Беларусь, предназначенных для поставки на экспорт в третьи страны через морские порты Российской Федерации, было подписано 19 февраля 2021 года. Опубликовано в тот же день и применяется по «временной процедуре».

Белорусские и российские СМИ, официальные лица говорят о скидках, предоставленных Российскими железными дорогами. В приложении к договору есть конкретные цифры. В зависимости от типа нефтепродуктов (бензин, мазут) цена составляет от 27 до 37 долларов за тонну. Если сравнивать предложения, то это конкурентно с украинским направлением (от 28 до 41 доллара за тонну Мозырь-Одесса). И с Клайпедой (от 35 до 40 долларов за тонну Новополоцк-Клайпеда). При этом договор, заключённый на три года, гарантирует сохранение уровня цен — допускается только «инфляционная» коррекция. Стоимость перевалки в портах — от 10,1 до 15,46 долларов США за тонну. Дополнительно уплачивается работа российских компаний-операторов — 2,42 доллара за тонну по текущему курсу.

При этом годовые объёмы перевалки определены в пределах от 3,522 млн тонн (2021 год) до 3,127 млн тонн (2023). Номенклатура — мазут, газойль, масло, бензин. То есть далеко весь объём белорусского экспорта (даже на западном направлении) и далеко не вся его номенклатура.

Получается, что официальный Минск получил своё? Нет. Дьявол кроется в деталях. Доставка в Украину или Литву осуществляется, в массе своей на собственных вагонах. Либо, как на литовском направлении используется аренда подвижного состава возвращающегося через территорию Беларуси на Mažeikių nafta. Статья 5.1 подписанного соглашения чётко определяет, что «используется подвижной состав, принадлежащий компаниям Российской Федерации». Таким образом, Беларуская железная дорога отсекается от прибыли на перевозках нефтепродуктов, а РФ стимулирует загрузку собственного вагонного парка и, опосредованно, стимулирует своё вагоностроение в период кризиса.


Если говорить о деньгах, то ежегодно от 1 до 1,1 миллиарда долларов уходит российским железных дорогам (непосредственно, либо компаниям-партнёрам). Беларуская сторона с этих объёмов не получает практически ничего — на БелЖД приходится от 5 до 12 долларов за тонну груза. При использовании своего вагонного парка на данном направлении, Беларусь могла увеличить эту цифру, как минимум, на 7-10 долларов на каждой тонне. Но, варианты «если» рассматривать нет смысла.

Вторая ловушка — хорошо известная в Украине формула «бери или плати». То есть белорусский поставщик, который не выполнил обязательства по гарантированным объёмам всё равно обязан заплатить за доставку и перевалку. Если нет нефтепродуктов — плати за воздух. При этом беларуская сторона не менее чем в 15-и дневный срок до начала нового месяца подаёт данные по объёмам. Российские партнёры за 10 дней до начала месяца информируют о возможности перевезти и принять заявленные объёмы. Формально, есть гарантия на предоставление необходимого подвижного состава и резерва мощностей по месяцам — она прописана в приложении к договору. Но рынок -вещь не стабильная. Поэтому, если резко возрос спрос — может не оказаться вагонов. Спрос упал — ты всё равно платишь за доставку воздуха.

И, наконец, вопрос разрешения споров. Тут формулировка соглашения просто гениальна. Статья 7 гласит, что разногласия должны быть урегулированы в рамках совместной комиссии, создаваемой по этому соглашению. Если таковое невозможно, то (ст 7.2) «они разрешаются по дипломатическим каналам». Россия открытым текстом пишет, что любые проблемы могут быть разрешены путём политических уступок. О международных арбитражах, наученный горьким опытом «Газпрома», Кремль не упоминает.

Ловушки Кремля


Займёмся моделированием ситуации. Первое, на что стоит обратить внимание — срок действия договора — 2023 год. Это период, когда в Беларуси должна пройти политическая трансформация. Попытки официального Минска затянуть время, либо пойти на неудобный для Кремля формат реформы упираются в денежный вопрос - «бери или плати».

Заставить платить Беларусь «за воздух» легко. Достаточно вспомнить кризис с грязной нефтью в нефтепроводе «Дружба» либо нефтяные войны 2018-19 годов. Нет нефти — нет нефтепродуктов. Соглашение не привязано к обязательствам РФ поставлять сырьё на белорусские НПЗ. Таким образом, если официальный Минск попробует играть свою игру, он должен либо быстро найти нефть в нужных объёмах, либо платить за воздух России (напомню, в год около 1 млрд долларов).

Опыт предыдущих лет показывает, что Беларусь может ограниченное время работать на запасах, собственной добычи и покупке небольших партий нефти на рынке. Это позволяло, например, сохранять минимально необходимый уровень поставок на важные рынки, например, в Украину. Но когда у тебя есть обязательства поставки 3,5 млн нефтепродуктов через РФ, ты, на фоне недостатка сырья, оказываешься перед выбором:

- платить РФ за воздух

- отказываться от поставок, например, на украинский рынок

Напомню, что Россия ведёт войну на Донбассе и аннексировала Крым. То есть интересны на украинском направлении у Кремля есть. И создать проблемы как Минску, так и Киеву в нужный момент — хорошая перспектива для Путина.

Второй резон — в период кризиса Российская Федерация обеспечила постоянный доход своей железной дороге, портам и вагоностроителям. Данный договор можно воспринимать как метод стимулирования своей экономики. Важное направление.

Третье — ситуация на рынке. Спрос на нефтепродукты непостоянен и подвержен колебаниям. Зафиксированные объёмы перевалки лишают белорусских поставщиков возможности реагировать на изменение цен. Даже на фоне обвала ты либо поставляешь (даже себе в убыток) продукцию либо платишь России. Резкого увеличения поставок добиться будет сложно — российские компании заявят, что нет вагонов. Изменить ситуацию возможно только «по дипломатическим каналам». То есть попросив милости у Путина.

Четвёртое. Если допустить внезапную смену власти в Беларуси, новое руководство станы всё равно остаётся на российском крючке стоимостью 1 миллиард долларов в год (без учёта ловушки поставок нефти). Сумма не смертельная, но, в период политического и экономического кризиса, более чем чувствительная. Альтернатива — сразу ехать на поклон в Кремль. Часть деятелей, вроде Цепкало (помним его заявления в Киеве по Крыму и Донбассу) не увидит в таком ничего опасного. Для части такое развитие ситуации может показаться токсичным, но вспоминаем: «кризис и миллиард долларов». Неплохой предохранитель.

Есть ли вариант выхода


Вариантов бесконфликтного выхода из подписанного соглашения нет. До 2023 года Беларусь заплатит РФ минимум 3 млрд долларов и ещё останется должна. Задача несколько иная: как ограничить воздействие этого соглашения и не допустить дальнейшего усиления российского контроля за белорусскими экспортными потоками. В идеале — создать долговременную и предсказуемую логистическую цепочку, которая будет более выгодной альтернативой любым российским предложениям.

В нефтяной сфере крайне важным становится вопрос альтернативных поставок сырья. Ведь большинство российских политических ловушек, заложенных в соглашение, так или иначе упирается в доступность сырьевой базы.

Для Беларуси критично важным становится подписанный с Азербайджаном договор на поставки сырой нефти. Реальные объёмы (точнее их увеличение) зависит от реализации планов Баку (и компании Socar) по выходу на статус продавца Туркменского и Казахского сырья.

Для Украины задачей №1 становится создание подушки безопасности по нефтепродуктам. И тут покупка Беларусью нефти у SOCAR — прекрасная возможность. Доставка сырья планируется по нефтепроводу «Одесса Броды». В Киеве уже несколько лет обсуждается идея самостоятельной покупки нефти и переработки её по давальческой схеме на белорусских НПЗ. Таким образом, Киев платит лишь за изготовления топлива. Вопрос в поставщиках нефти. И тут стоит вспомнить политику Саудовской Аравии, США по выходу на европейский рынок. Шанс для Украины привлечь интерес Вашингтона «деньгами».

Второй этап – инициирования создания консорциума стран, расположенных в системе Дружба с целью совместного поиска альтернативы российским поставкам. Маршрут — Одесса-Броды-система «Дружба». Совместная покупка позволит, за счёт гарантированных объёмов, экономить на цене поставщика. И это дополнительный рычаг влияния на Беларусь. Наличие альтернативы российской нефти всегда делает Минск более самостоятельным и более сговорчивым с тем, кто эту нефть предлагает по приемлемой цене. То есть, Украина, инициируя такой процесс, усиливает свои политические позиции в регионе.

Логистика. В условиях затягивания Россией Беларуси в свою сферу влияния появляется ещё возможность игры официального Киева. Это не означает поддержки репрессий. Украина может и должна высказываться за мирный выход из политического кризиса в Беларуси. Но при этом предлагать себя как посредника в диалоге Минска со странами ЕС. А также стимулировать создание логистических альтернатив для белорусского экспорта. С одной стороны, это деньги. С другой — большая возможность манёвра для Беларуси и влияние Киева на Минск. Фактически та же схема, которую реализует Россия, но тут Украина может стать важным игроком, ограничивающим аппетиты РФ.

Это своя игра, она не так проста. На поверхности лежит вопрос удержания баланса в отношениях с Беларусью (нельзя перейти к молчаливой поддержке репрессий, но и нельзя уходить в зону конфликта). Но, кроме этого, стоит готовиться к:

- необходимостью прояснения ситуации в разговорах со странами ЕС. Киев должен объяснить свою позицию на каждом этапе и желаемый результат;

- политическому давлению Литвы. Успешная реализация украинского логистического проекта порождает в Вильнюсе понимание, что даже смена власти в Беларуси может не вернуть Литве статуса критично важного транзитного партнёра. Поэтому будут задействованы все дипломатические механизмы для принуждения Украины к отказу от подобных инициатив;

- внутриукраинской игре пророссийских сил. Причём речь идёт не только о явных игроках, декларирующих необходимость «перевернуть страницу» в отношениях с РФ. Принятие нормативных актов будет тормозиться, создать негативный медийный фон — не проблема. Нужна последовательная информационная работа.

- критике части оппонентов Лукашенко. Группы Цепкало, Латушко, часть группы Бабарико будут активно критиковать подобные решения. Естественно, не только в контактах с украинскими дипломатами и инвесторами.

Украинской власти (не только МИД) придётся сформулировать тезисы своего видения, объяснить свои интересы в регионе и политику по усилению своего влияния (и ограничению влияния РФ). Нужна будет согласованная коммуникация как на внешних площадках, так и внутри страны.

Ключевой вопрос — способна ли современная украинская дипломатия к такой игре?

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ