Лукашенко не Горбачев, но призрак перестройки бродит и по Беларуси

Александр Класковский, naviny.by
2 марта 2016, 17:50
Александр Лукашенко, надо думать, искренне благодарен Михаилу Горбачеву за свое восхождение. Но так же искренне белорусский президент хулил первого и последнего президента СССР за слабоволие, которое привело-де к развалу великой страны. Лукашенко намотал на ус, что надо драться за власть до последнего и вообще избегать экспериментов с государственной системой.

Так что белорусский лидер, поздравивший 2 марта с 85-летием архитектора советской перестройки, сам ни капельки не похож на перестройщика. Александр Лукашенко раз за разом публично побивает правительство за проекты реформ.

Между тем реалии, в которые попала Беларусь, очень напоминают реалии позднего СССР. Система выбрала свой ресурс. Надо что-то делать, иначе — коллапс.


Альенде с автоматом власть все же не удержал

Будучи еще молодым президентом, Лукашенко самоутверждался, опираясь на громкое имя последнего генсека ЦК КПСС.

«Когда я еще только депутатом стал, еще при Горбачеве, я и пленумы ЦК готовил, несмотря на свою молодость, меня Горбачев приглашал часто в Москву», — рассказывал Лукашенко красноярским журналистам в августе 1995 года. Он добавил, что «рецензировал «500 дней» Явлинского» (программу экономических реформ, разработанную экономистом Григорием Явлинским) и «очень часто принимал участие в заседаниях правительства в Советском Союзе».

Роль тогдашнего директора совхоза «Городец» во всесоюзном масштабе здесь явно преувеличена. Впрочем, Михаил Горбачев в интервью «Еврорадио» несколько лет назад великодушно отметил, что помнит Лукашенко по совещаниям: «Были такие совещания беспокойных хозяйственников во время перестройки у президента».

Факт то, что Лукашенко, скорее всего, так и остался бы беспокойным хозяйственником, не будь перестройки как явления, открывшего путь в большую политику новым незаурядным персонам. Да что там говорить — сама политика как публичная борьба за власть с реальным подсчетом голосов избирателей стала возможной в позднем Советском Союзе именно благодаря реформам Горбачева.

Лукашенко победил на выборах в Верховный Совет БССР, стал в нем одним из самых заметных ораторов-обличителей, а затем на волне этой популярности выиграл первые президентские выборы уже в независимой Беларуси.

Парадокс был в том, что политик, поднявшийся де-факто на развале СССР, не раз с гордостью подчеркивал, что был-де единственным депутатом, голосовавшим в декабре 1991 года против Беловежских соглашений (документы этого не подтверждают). И вообще, говоря о крушении Советского Союза, упрекал Горбачева за «безответственное поведение», за то, что «он просто струсил и бросил страну».

Позже примерно так же Лукашенко оценил поведение Виктора Януковича, тайком покинувшего Украину после кровавых событий на Майдане в феврале 2014 года. Подтекстом сквозило: уж я-то не дрогну.

Да и открытым текстом бессменный белорусский президент заявил некогда, что свою власть готов защищать, «если надо — с оружием в руках, если надо — один». При этом привел в пример чилийского президента-социалиста Сальвадора Альенде.

Отметим, что пример хромает. Во-первых, власть Альенде так и не удержал. Во-вторых, именно его популистская политика привела к развалу экономики и массовым волнениям. В-третьих, международная экспертиза уже после эпохи Пиночета установила, что при штурме дворца путчистами Альенде покончил с собой.


Возьмут ли в клещи кредиторы?

Горбачев же начал реформы потому, что государственная советская экономика стала стремительно проседать из-за общей неэффективности и падения нефтяных цен. Сегодня примерно то же происходит с преимущественно государственной белорусской экономикой.

И уже не только оппозиционеры, но и министры, и даже помощник президента Кирилл Рудый вещают крамолу насчет структурных реформ. На словах Лукашенко категорически против ломки системы. Однако того же Рудого не выгоняет и с правительством раз за разом полемизирует в стиле дежавю, хотя мог бы просто сказать как отрезать.

Поэтому остается ощущение некой игры, спектакля. Вот вроде бы народный президент защищает электорат от нахальных накруток в счетах за коммуналку, даже велит надеть наручники на тех, кто устанавливает тарифы «от балды», но при этом одобряет документы, предусматривающие скорый вывод населения на стопроцентную оплату ЖКУ. То есть без шума и пыли идет, можно сказать, на поводу у МВФ, с которым хочет договориться о кредите в 3 млрд долларов.

С другой стороны, аналогичные эмвээфовским требования относительно полной оплаты коммуналки и общественного транспорта, прекращения льготного субсидирования госпредприятий-зомби и прочих реформ выдвигает Евразийский фонд стабилизации и развития, по линии которого Москва, как заверил российский посол Александр Суриков, наконец решила выделить Беларуси кредит в 2 млрд долларов.


Ресурс системы исчерпан

Таким образом, кредиторы с двух сторон вроде как готовы взять белорусского президента-консерватора в клещи. Снова вывернется?

Во всяком случае, попытается. И шансы есть, потому что решения выделить как евразийский, так и эмвээфовский займы могут быть в значительной степени продиктованы геополитическими соображениями.

Но даже два кредита не спасут «белорусскую модель развития». В частности потому, что в глубоком и затяжном кризисе оказалась Россия, долгие годы поддерживавшая систему Лукашенко своими субсидиями. Теперь этот краник резко прикручивается.

Тем временем работающая в основном еще по советским схемам экономика теряет конкурентоспособность, и даже нормализация отношений с Евросоюзом не сулит прорыва на западные рынки: за небольшим исключением, наш товар, часто устаревший морально и чересчур дорогой, там никому не нужен.

Да, белорусы терпеливы и, видимо, способны беднеть без выхода на Площадь еще долго. Но все же вести путем Северной Кореи страну в центре Европы вряд ли хочет даже такой властолюбивый человек, как нынешний президент.

Что же остается? Какие варианты преобразований в Беларуси возможны при Лукашенко?

«Перестройка а-ля Горбачев — очень вряд ли. Скорее а-ля Франко или Дэн Сяопин: сохранение жесткого политического контроля плюс преобразования в экономике», — заявил в комментарии для Naviny.by политический аналитик Юрий Дракохруст.

«Другое дело, — добавил он, — что человек предполагает, а бог располагает. Если где-то что-то отпустить, то как и куда оно пойдет, не знает никто, в том числе и сам преобразователь».

Вот этого-то и боится бессменный белорусский президент, который за два десятилетия кирпичик к кирпичику сложил здание своей единоличной власти. Но при этом раз за разом он возвращается к незаконченному спору с дискомфортными реформаторами, потому что при исчерпанности ресурса старой системы все равно упирается лбом в вопрос внутренних преобразований, как уперся в него когда-то искренний коммунист Горбачев.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ