Почему Минск не Хельсинки

Валерий Карбалевич, Свободные новости

Валерий Карбалевич
На прошлой неделе в государственных СМИ была развернута шумная пиаровская кампания вокруг проведения в Минске сессии Парламентской ассамблеи Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ПА ОБСЕ). Дескать, это стало еще одним свидетельством международного авторитета Беларуси.

Действительно, форум такого масштаба впервые прошел в нашей стране. Его проведение в Минске стало в значительной мере внешнеполитической победой белорусского руководства. Еще совсем недавно ЕС не признавал парламент Беларуси, поскольку он не избирается на демократических выборах. Нынешнее проведение сессии ПА ОБСЕ в Минске, на которую собрались около 700 парламентариев из 56 стран, означает в определенном смысле международную легитимизацию белорусского парламента, белорусских выборов и, в более широком плане, белорусского политического режима. В результате доминирования геополитического фактора в политике Запада, вопрос о ценностях вытеснен несколько в сторону общественного внимания. Теперь Беларусь не «последняя диктатура Европы», а страна, где можно проводить такой форум панъевропейской организации. По этой причине и резолюция с критикой нашей страны не вошла в итоговую декларацию сессии ПА ОБСЕ. И не случайно А. Лукашенко в своем выступлении на открытии форума снисходительно-покровительственным тоном учил депутатов, как надо работать.

Если же говорить об итогах сессии и принятых на ней решениях, то надо исходить из того, что собой представляет данная организация. ОБСЕ — это рудимент другой, давно ушедшей исторической эпохи. Она создана в 1975 году в Хельсинки, в период существования двухполярного мира, противостояния двух военно-политических блоков во главе с СССР и США. Советский Союз, акцентируя внимание на вопросах безопасности в европейском регионе, стремился с помощью Хельсинского процесса закрепить послевоенное устройство, легитимизировать свое доминирование в Европе. В свою очередь, Запад пытался связать коммунистические режимы обязательствами в сфере прав человека и таким образом размягчить, ослабить их изнутри.

За время, прошедшее с того события, мир радикально поменялся. А ОБСЕ осталась в прежнем виде. И перед ней сегодня стоит трудная задача поиска своего места в международной жизни, новой функции и политической идентичности. Пока получается плохо. Для решения проблем безопасности эта организация плохо приспособлена. О чем, например, говорит провал Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине, точнее на Донбассе.

Поэтому ОБСЕ ничего не оставалось, как сосредоточиться на гуманитарных вопросах. Это произошло естественным, стихийным путем, в процессе поиска путей самовыживания. В итоге оказалось, что важнейшим институтом этой организации стало БДИПЧ ОБСЕ. Это единственная в мире международная структура, которая профессионально занимается наблюдением за избирательными кампаниями. Поскольку именно у постсоветских государств были серьезные проблемы с демократическими выборами, постольку неизбежно возник конфликт. В 2007 году Россия, Беларусь, Армения, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан выступили с идеей реформирования ОБСЕ. Она состояла в том, чтобы сместить акцент с проблем демократии и прав человека на вопросы безопасности, ограничить функции и работу Бюро по демократическим институтам и правам человека. Вот и теперь во время встречи с руководством ПА ОБСЕ Лукашенко отметил, что надо реформировать организацию, усилить ее роль в разрешении конфликтов.

Выступая на открытии сессии ПА ОБСЕ, президент Беларуси в очередной раз выдвинул идею перезапустить Хельсинский процесс, который поставил бы жирную точку в завершившейся «холодной войне» и определил мирное урегулирование конфликтов на Европейском континенте. Он предложил в 2020 году провести совещание на площадке ОБСЕ, а затем саммит. И ключевой тезис его выступления, в котором и заложен весь смысл этой идеи, звучит так: «Мы готовы стать стартовой площадкой для начала этого процесса».

Идея красивая. Но, как говорят французы, она слишком хороша, чтобы быть правдой. Прежде всего, нельзя дважды войти в одну историческую реку. Саммиты ОБСЕ время от времени проводятся. Последний состоялся в 2010 году в столице Казахстана Астане. Но их результативность небольшая. Если лидеры «большой двадцатки» и даже «большой семерки», регулярно собираясь на саммиты, не в состоянии разрешить все обостряющиеся мировые проблемы, то руководители 57 больших и совсем малых государств, собравшись вместе на 1—2 дня, могут только высказать свою позицию. И не более того.

Сегодня ОБСЕ — это площадка для обсуждений. Причем, в основном, для парламентариев. Но таких площадок в мире сегодня много, недостатка в них нет. Это и упомянутые выше G7, G20, БРИКС, форум Азиатско-Тихоокеанского сотрудничества, не говоря уже про ООН, ВТО, региональные организации типа ШОС, НАТО и др. На этом фоне ОБСЕ выглядит слишком бледно. У нее нет механизмов влияния на мировые процессы.

Еще менее убедительно выглядит предложение сделать Минск стартовой площадкой для начала нового Хельсинского процесса. Прежде всего, Беларусь обладает невысоким международным весом. В свое время Хельсинский процесс стал возможным в результате политического решения двух сверхдержав: СССР и США. И сегодня инициатива может иметь продолжение, если она выдвинута каким-то весомым международным игроком.

Затем, несмотря на потепление в отношениях Беларуси и Запада, у Беларуси остается плохой международный имидж. Только в последнее время резолюции, критикующие ситуацию с правами человека в Беларуси, приняли Европарламент, Совет ООН по правам человека, Парламентская ассамблея Совета Европы. И на нынешней сессии Комитет по правам человека и гуманитарным вопросам ПА ОБСЕ принял резолюцию, в которой критически оценивается деятельность правительств Беларуси, России и Азербайджана. Но она, как уже отмечалось, не вошла в итоговую декларацию сессии ПА ОБСЕ. Таким образом, наша страна воспринимается за рубежом как проблемное государство, которое не способно разрешить легитимным образом внутренний конфликт. Куда уж претендовать на урегулирование международных кризисов.

Кроме того, Беларусь — не нейтральное государство. Она является формальным и реальным военно-политическим союзником России, членом блока ОДКБ. И более неудачного времени для новой миротворческой инициативы не придумаешь. Предстоящие военные учения с Россией «Запад 2017», вызвавшие большой международный ажиотаж и опасения соседних государств, как-то плохо сочетаются с ролью донора безопасности.

Однако, хотя эта инициатива А. Лукашенко не имеет никаких шансов на реализацию, тем не менее сам факт ее выдвижения оказывает позитивное влияние на внешнюю и внутреннюю политику Беларуси. Минск будет и дальше стремиться к нейтралитету в конфронтации России с Украиной и Западом. И политические репрессии будут осуществляться все же с оглядкой на Запад. Так что иногда от иллюзий бывает польза.
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации

Подписывайтесь на нас

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Читайте также

Новости других СМИ

Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники