"Стало понятно, что не зря столько лет Лукашенко пестовал силовые структуры"

Беседовал Виталий Цыганков, радио "Свобода" / перевод UDF.BY

Александр Класковский. Фото: svaboda.org
В проекте «Интервью недели» оцениваем результаты 2017 года с руководителем аналитических проектов компании «БелаПАН» Александром Класковским. Он определяет главные события и тенденции года, заявляет, что созданная Лукашенко политическая система не позволяет существенно сблизиться с Евросоюзом, и объясняет, почему в стране так и не происходят экономические реформы.


«У этой системы еще есть ресурс, в том числе и силовой»

- Каким останется 2017 год для белорусского истории?

- Этот год не был прорывным, но он не был и ординарным. Если какой-то формулировкой определять его квинтэссенцию, то это протесты «тунеядцев». Они начались в феврале, своего пика достигли в марте, и это был момент испуга для властей. Несколько недель Лукашенко молчал, никак не реагировал, пока волна протестов катилась по стране.

А для оппозиции это был момент драйва, и, может, даже эйфории - «неужели началось?». Столько лет звали на Площадь - а тут вдруг аполитичные люди из глубинки начали рифмовать эту кричалки: «Лукашенко, уходи». Но в течение года ситуация стабилизировалась, и на сегодня стало понятно, что, по большому счету, Беларусь остается прежней, под жесткой авторитарной властью Александра Лукашенко. И каких-то революционных сдвигов в обозримой перспективе здесь не будет.

- Власти действительно взяли сначала паузу, но потом довольно резко отреагировали - и пряником, и кнутом. Пряником - фактически отменили декрет, кнутом - жестоко разогнали День Воли 25 марта. Насколько власть показала свою эффективность - именно с точки зрения защиты своих интересов?

- Если коротко, то власть действительно продемонстрировала свою эффективность. Так что у этой системы еще есть ресурс, в том числе и силовой. Если 25 марта на улицы были выведены тысячи этих «робокопов» - стало понятно, что не зря столько лет Лукашенко пестовал силовые структуры, не жалел на них денег. И мы увидели эту оснащенность, вышколенность и готовность действовать жестко.

"Стало понятно, что не зря столько лет Лукашенко пестовал силовые структуры"

Задержания на День Воли 2017 в Минске

Власть проявила жестокость, показала, что не будет обращать внимание на то, что там скажет Запад - ведь сохранение власти на первом месте.

Но вместе с тем показала и гибкость. Ведь открутили фактически этот декрет. Если он и появится, то в очень редуцированном виде, и уже не будет так больно затрагивать сотни тысяч людей. Перед летней сессией Парламентской Ассамблеи ОБСЕ они потихоньку выпустили фигурантов «дела патриотов», а потом закрыли и все это дело. При этом, насколько я знаю, интенсивно работали белорусские дипломаты, убеждали, что «больше мы так не будем», что «будем учиться в вашей школе демократии». К тому же после долгой рецессии начался небольшой экономический рост, и это позволяет немного повышать зарплаты.

- Еще одной неожиданным для многих проявлением общественной активности стало беспрецедентно массовое обсуждение трагических событий в армии. Белорусы погибали там и раньше, но только сейчас это вызвало такой большой резонанс. Неизвестно, где «прорвется» негодование в следующий раз ...

- К сожалению, это не первый такой случай в белорусской армии. Но здесь нас задело, потому что мы увидели в этом году продолжение процесса быстрой десакрализации власти. Традиционно белорусы законопослушные, ранее рейтинг Лукашенко был высок, так как в нем видели «сильную руку». Но сейчас белорусы все больше убеждаются, что это миф (о крепкой руке), а настоящего порядка нет. Могут траву красить в армии, но за этими стенами в казармах бардак и насилие.

Лукашенко быстро понял всю опасность этой ситуации и даже высказал такую ​​мысль, что, может, не надо единственного сына в семье забирать в армию. Конечно, вряд ли это реализуется, так как призывной ресурс в Беларуси очень ограничен. И на этом фоне была просто вопиющей тактика, которую изначально выбрало Министерство обороны. И это показатель того, что армия по-прежнему остается «совковой», так как вся система «совковая». И здесь трудно говорить о каких-то реформы - нужно менять всю систему.


«Созданная Лукашенко в Беларуси система не позволяет существенно сблизиться с Евросоюзом»

- В сфере внешней политики в течение года происходило довольно много событий - и учения «Запад-2017», и скандальные ситуации с Украиной, и неприезд Александра Лукашенко на саммит «Восточного партнерства» в Брюссель. Можно сказать, что за этот год официальный Минск почувствовал, что в нормализации отношений с Западом, возможно, нет особо куда и двигаться дальше? Возможно, наблюдается даже определенное разочарование в этом процессе?

- Я бы не говорил о разочаровании, так как с самого начала все было рассчитано очень прагматично. Развивать западный вектор начали для того, чтобы получить пространство для геополитического маневра в условиях давления со стороны Москвы. И эта потребность остается. Другое дело, что Минск почувствовал, что стороны подошли к какой-то границе развития отношений с Евросоюзом. Она условна, относительна и в определенной степени подвижна.

Вот некоторые говорили - «Путин не пустил Лукашенко в Брюссель». Это очень грубая и не совсем корректная обрисовки ситуации. Естественно, что белорусское руководство оглядывается на Москву. Но если бы Лукашенко хотел, он бы туда поехал. Я думаю, он понял, осмыслил, что созданная им в Беларуси система не позволяет существенно сблизиться с Евросоюзом. А ломать систему он не хочет. Ведь сохранить власть для него важнее. Поэтому какое-то движение будет, но очень медленное, и прорывов в Европу не произойдет именно из-за специфики белорусской политической системы.

- Стал ли этот год поворотным с точки зрения той дискуссии, которая ведется последние годы, - о возможности экономических реформ в Беларуси? Мол, даже авторитарная власть может пойти на экономические преобразования - просто от необходимости. Но долгожданный декрет №7 не принес предпринимателям того, чего многие ожидали, и оставил преимущественно разочарование. Почему?

- Этот декрет о раскрепощении предпринимательства - это такое дежавю. Ведь в конце 2010 года уже была директива о развитии предпринимательства. Выходит, семь лет толклись на месте.

Теперь вот делают большую промоцию декрета об ИТ-стране, и там якобы элементы английского права. Так вот, у нас хоть английское право, хоть марсианское вводи - но все равно у государства и режима плохая репутация. А опыт говорит, что у них психология большевистского комиссара с маузером. Вспомним, как отбирали бизнес у белорусско-американского предпринимателя Марата Новикова, как бизнесмена Муравьева заковали в наручники.

"Стало понятно, что не зря столько лет Лукашенко пестовал силовые структуры"

Александр Лукашенко, архивное фото

Ты можешь быть в фаворе, тебе создадут райские условия для инвестиций, - а завтра попадает человек в опалу, и оказывается на нарах, и рад выплатить выкуп за свою свободу. Кстати, в этом смысле показательна история ИТ-бизнесмена Прокопени, который сейчас выступает одним из пылких промоутеров этого декрета. Он ведь тоже просидел 9 месяцев в следственном изоляторе, полностью оплатил «ущерб».

Если говорить коротко, то у нас нет правового государства. Пока в стране нет демократии и независимого суда, то не будет и приличных рамочных условий для развития бизнеса.

Новости по теме

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте» и Twitter