СНГ - последний выдох СССР

Eurasianet.org

«Семейное» фото перед началом заседания Совета глав государств-участников СНГ в Сочи 11 октября 2017 года. (Фото: Пресс-служба президента РФ)
Содружество независимых государств (СНГ), созданное 8 декабря 1991, утратило все полезные функции: ни механизма мирного разрешения конфликтов, ни прозрачных границ больше нет. Политические и экономические практики Москвы, военная агрессия против Грузии и Украины, и привлекательность экономического и политического партнерства с ЕС не оставили СНГ потенциала как площадке для сотрудничества.

После волны деклараций о независимости, возвестивших о конце Советского Союза в его прежней форме, и провала проекта нового Союзного договора в Верховном Совете СССР, команда аппаратчиков во главе с Михаилом Горбачевым предприняла ещё одну попытку сохраниться у власти. Выйдя на прямой контакт с руководителями девяти республик, она предложила обсудить идею т.н. «ново-огаревского» союзного договора (по имени загородной резиденции Горбачева) по формуле «9 плюс 1». В роли единицы выступил союзный центр как организатор процесса и участник дискуссий. Все решения должны были приниматься через консенсус вошедших в новый союз государств.

Переговорщики столкнулись с невозможностью примирить взаимоисключающие интересы многих сил, влиявших в тот период на развитие политической ситуации в СССР. Авторы сменявших друг друга проектов оказались под перекрестным огнём критики, в диапазоне от «попытки завуалированного развала СССР» до «наступления на права автономных республик». Но Горбачеву всё же удалось добиться согласия Верховных Советов семи республик: РСФСР, Беларуси, Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Туркмении и Узбекистана на подписание конфедеративного договора о создании Союза Суверенных Государств (ССГ), которое было намечено на 9 декабря. Сам Горбачев должен был подписать договор как президент СССР, сохранив за собой некоторые полномочия на переходной период, который обещал быть достаточно долгим. Это давало ему возможность для дальнейших маневров.

Однако противники подписания ново-огаревского договора, во главе с Борисом Ельциным, видевшим в Горбачеве опасного конкурента, сыграли на опережение: 8 декабря в Беловежской пуще главы трех союзных республик – РСФСР, Беларуси и Украины – подписали соглашение о создании Содружества Независимых Государств. При этом в преамбуле было заявлено, что «Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность, прекращает свое существование».

Затем, 21 декабря в Алма-Ате, к соглашению присоединились главы ещё восьми союзных республик, «без единой поправки к базовому тексту Беловежского соглашения», – вспоминает Геннадий Бурбулис, участник тех событий.

При этом и Алма-атинская декларация (абзац 1 и 3) и устав СНГ (ст. 1) ясно оговаривали паритетный характер Содружества, «которое не является ни государством, ни надгосударственным образованием».

Наконец, 25 декабря 1991 года Михаил Горбачёв сложил полномочия президента СССР и союзные органы власти СССР прекратили свою работу.

СНГ было создано именно как «меж», а не «над»-государственная структура, которая должна была обеспечить условия и механизмы для мирного урегулирования возможных конфликтов между вновь образованными государствами. Участники Содружества брали на себя обязательства о взаимном признании «территориальной целостности друг друга и неприкосновенности существующих границ в рамках Содружества». Они также гарантировали «открытость границ, свободу передвижения граждан и передачи информации» в пределах СНГ. Вопросы миграционной политики сразу были вынесены на уровень координирующих структур СНГ, а в качестве одной из целей его создания заявлено «содействие гражданам государств-членов в свободном общении, контактах и передвижении в Содружестве».

Геннадий Бурбулис, один из инициаторов создания СНГ, считает, что СНГ свою функцию выполнило: «Беловежские соглашения часто называют цивилизованным разводом советских республик. Я бы сказал иначе: это была цивилизованная форма выхода из исторического тупика. Нам удалось предотвратить кровавую гражданскую войну за передел советского наследства по югославскому образцу».

Затем, в начале 2000-х, по мере укрепления России и геополитической активизации Москвы, роль СНГ стала уменьшаться. Столкнувшись с непригодностью Содружества в качестве инструмента доминирования в отношении других постсоветских государств, Кремль приступил к созданию альтернативных проектов. Заявляя в них цели, близкие к целям СНГ, Россия закладывала в механизмы этих структур возможности для своего диктата, а затем, шаг за шагом, совершенствовала и оттачивала их, добиваясь, при надобности, перезаключения старых соглашений.

С начала 2000-х Россия и Беларусь заговорили уже о необходимости реформирования СНГ. Идея Москвы сводилась к растаскиванию части функций СНГ по более удобным для неё структурам, где её доминирующая роль была бы гарантирована. Одновременно, Минск, действуя в своих экономических интересах, ратовал за «инфраструктурное единство постсоветского пространства». Но даже тогда, в относительно спокойные времена, идея «интеграции усиленного режима» не встретила поддержки со стороны других членов Содружества. А сегодня, спустя десятилетие после этих призывов, отмирание СНГ как структуры стало уже несомненной данностью.

В явном противоречии с основополагающей идеей «пространства без границ», внутри Содружества давно уже действует полноразмерный пограничный и таможенный контроль. Даже ближайших союзников, Россию и Беларусь, разделили пограничные зоны. После заявлений главы ФСБ России Александра Бортникова о том, что «основной костяк террористических групп составляют граждане стран СНГ, прибывшие в Россию в потоках трудовых мигрантов», можно ожидать дальнейшего ужесточения такого контроля. В прессе идет дискуссия о введении дактилоскопии для мигрантов из стран СНГ, с которыми у России пока ещё отсутствует визовый режим. Правовые инициативы такого рода на региональном уровне уже появились: так, в Заксобрании Санкт-Петербурга их продвигает депутат Андрей Анохин.

Но самым большим разочарованием стала несостоятельность СНГ в роли гаранта от прямой военной агрессии со стороны других членов Содружества. Россия дважды совершала нападения на другие страны СНГ, пренебрегая механизмами урегулирования, заложенными в его уставе. Первым стал конфликт с Грузией в 2008 году. В результате Грузия официально вышла из СНГ 19 августа 2009 года. Следом за Грузией, в связи с аннексией Крыма и военным конфликтом на Донбассе в 2014 году, рассматривает возможность выхода из СНГ и Украина.

Появился и конкурентный интеграционный проект: Молдова, Грузия и Украина заключили соглашения об ассоциации с ЕС. Они значительно продвинулись в этом направлении, получив, в частности, право на безвизовый въезд своих граждан в Шенгенскую зону. Это неизбежно приведет к отдалению этих стран и от СНГ, и от России.

В настоящее время СНГ не обладает реальным влиянием. Оно не гарантирует входящим в него государствам целостности их территорий. Механизмы мирного разрешения конфликтов оказались фикцией. Их непригодность для защиты от прокси-войн, ведущихся через посредство сепаратистских формирований, проявилась с первых дней создания Содружества, в чём пришлось убедиться Азербайджану, Грузии и Молдове. Как выяснилось в дальнейшем, эти механизмы не защищают и от прямой агрессии со стороны России. Наконец, внутри Содружества давно уже нет прозрачных границ.

От СНГ остался только призрак СССР, живущий в мифах об «утраченной великой стране». Но и они уже мало кому интересны за пределами России.

Новости по теме

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте» и Twitter