Федынич: Я иду не на заклание

Геннадий Федынич
30 июля в 11.30 в суде Ленинского района Минска (Семашко, 33) пройдет первое судебное заседание по "делу профсоюзов". Суд открытый; прийти могут все желающие. Процесс будет вести судья суда Советского района М. Федорова.

Накануне суда "Белорусский партизан" встретился с лидером профсоюза РЭП Геннадием Федыничем, который рассказал о малоизвестных страницах уголовного дела и событиях вокруг него.

- Какой ценой дался профсоюзу РЭП год под уголовным преследованием?

- Безусловно, уголовное дело наложило свой отпечаток на нашу работу. Плановые задания мы выполнили все, но ряд направлений, связанных с молодежью, с женской сетью, развитием социального партнерства в регионах, не смогли до конца реализовать. И виной тому - уголовное дело. Но люди как шли в профсоюз, так и идут ежедневно.

- Офис профсоюза арестован, счета...

- Счета не арестованы, офис арестован. Но это не значит, что мы не можем им пользоваться и владеть, мы не можем им распоряжаться: не можем продать, не можем сдать в аренду. Для чего на офис профсоюза наложен арест? А Бог его знает...

У нас столько народу перебывало за эти годы - и все говорят, что у нас хорошая аура. Мы будем бороться до конца, и власти будут серьезно огорчены, если захотят наложить лапу на наш офис.


Дело совести

- Пожалуй, первая реакция на уголовное дело против лидеров профсоюза РЭП со стороны профсоюзников последовала от лидера БКДП Александра Ярошука: мол, сами виноваты. Как вы расцениваете его позицию?

- Это ответ Ярошука, который не считает нас своими коллегами; он председатель БКДП - не более того, все остальные коллеги имеют совершенно иную точку зрения. Пусть остается на его совести.

- Позиция Ярошука повлияла на взаимоотношения БКДП и РЭП?

- Безусловно, его заявление для многих оказалось совершенно непонятным и неожиданным: почему руководитель БКДП топит сам субъект? Именно так говорят люди, а раз говорят, наверное, так и есть. Наши представители по-прежнему работают в руководящих органах БКДП. Лично я считаю, что такая структура, как БКДП, сегодня необходима Беларуси. А во главе с кем - большой вопрос.

- Вы год находитесь под домокловым мечом уголовного приговора. Как ваша семья пережила этот год?

- Я благодарен членам своей семьи: в первую очередь жене, сыновьям, теще, которые с пониманием относятся ко всему происхоядему. Без их поддержки мне было бы очень тяжело. Поэтому я благодарен всем им за поддержку, которая для меня сегодня имеет крайне важное значение.


Какие тайны скрывают буквы "Г" и "Ф" на тещиной даче?

- А каким образом ваша теща оказалась замешана в уголовное дело?

- Теща пожилой человек, и документы на ее дачу находились у ее дочери - моей жены. Во время обыска у нас дома эти документы увидели сотрудники ДФР и решили нагрянуть на дачу с осмотром. Теща в то время находилась на даче, но ее решили не тревожить. Сотрудники ДФР спросили у меня: есть доступ к даче? Конечно, есть: я там работаю каждые выходные. Жена догадалась и увезла тещу с дачи; правда, потом теща мне все высказала: как так, пришли на мою дачу во время моего отсутствия! Зачем ты дал доступ к даче - я хозяйка здесь!

Тещу вызывали на допросы, она заполняла декларацию за 10 лет, налоговая Заводского района Минска дала заключение, что не имеет никаких претензий к ее доходам и расходам.

- То есть, тещина дача - одна на всю семью?

- Это тещина дача. После смерти мужа она продала в Узденском районе родительский дом, и строит дачу с 1996 года по настоящее время. Сначала показали красивый фасад дачи, но сотрудники ДФР ведь были внутри и видели внутреннюю отделку; как сказал один из сотрудников, надо еще вложить тысяч 20-30, чтобы довести дело до ума. А дача для тещи - способ выживания: с нее кормится и теща, и мы, и наши дети (фрукты-овощи мы не покупаем, все дает дача, а излишки теща продает или раздает, чтобы добро не пропало). Теща пожилой человек, скоро исполнится 83 года, она привыкла к земле - это ее способ жизни.

- В каком статусе теща проходит по уголовному делу?

- Тещу вызвали на допрос, куда она пошла вместе с адвокатом, отдала свои письменные объяснения - больше ее не вызывали. После этого младшего сына, на которого теща хочет переписать дачу, вызывали в налоговую инспекцию Центрального района Минска, проверяли его зарплату, отчисления, которые он делал теще, - тоже никаких нарушений не нашли.

Вспомнил, кстати, казусный случай. На тещиной даче стоят ворота, на которых сделаны буквы "Г" и "Ф". Пришли с осмотром на дачу: во, значит, принадлежит Федыничу. Э-э-э, ребята, хорошо заточен ум, да не туда. Дача огорожена сеткой-рябицей, половина уже поржавела, и старые ворота уже пришли в негодность. Сват Анатолий Викторович говорит: Федорович, что тебе подарить на день рождения? Говорю без задней мысли: поставь ворота теще - и подарок на день рождения, и не придется напрягаться с воротами. Сват сам сварил, мы вместе ставили ворота, бетонировали столбы. И спрашиваю свата: а почему ты написал "Г" и "Ф"? Так подарок на день рождения, что я должен был написать - "А" и "Г"? Мой подарок стоит на тещиной даче, а мне из-за него выняли всю душу. Там деревьям уже по 20 лет - дача строится с середины 90-ых.



Идет целенаправленная травля

- Геннадий Федорович, а как же "дом стоимостью около 100 тыс. евро", построенный под Минском?

- Мы уже подавали исковое заявление о защите чести и достоинства, и компенсации морального вреда к сайту belnovosti.by. Суд ответил, что мы с Игорем Комликом должны заплатить большую пошлину, хотя мы и так заплатили по 70 рублей каждый, и отказал в приеме иска.

Тогда мы переделали исковое заявление, отказавшись от компенсации за моральный вред - госпошлины должно хватить. Новый судья прислал ответ на полторы страницы, что мы неправильно оформили исковое заявление. Да мы десятками оформляем исковые заявления не только себе, но и членам профсоюза - и неправильно сделали?

В общем, дали нам срок на переделку иска до 3 августа, на основании чего я сделал вывод, что к этому времени судебное заседание по "делу профсоюзов" должно потихоньку сворачиваться. Суды смотрят, какое решение вынесут по уголовному делу. На что смотреть-то? Вы оболгали меня, оболгали Комлика, - и все останется шито-крыто? Независимых журналистов за малейшее прегрешение садят и штрафуют, а вам сойдет с рук? Газеты из Волковыска, из Гомеля перепечатывают почти слово в слово текст с сайта belnovosti; ребята, мы дойдем до каждого, каждый пойдет в суд - и будете доказывать опубликованную информацию. Как вы будете доказывать откровенную ложь - это ваши проблемы. А компенсацию за моральный вред мы взыщем и передадим профсоюзу.

- Значит, идет целенаправленная травля?

- Идет целенаправленная травля, которая с приближением суда будет только усиливаться. Если у следствия и прокуратуры достаточно доказательств для обвинения и судебного приговора, тогда зачем заниматься ерундой? Конечно, такая травля действует морально, но нас из колеи не выбьет.


Липовый ящик с фейковыми "документами"

- На чем следствие строит свое обвинение?

- Единственное "доказательство" в деле - "документы" с фейкового электронного ящика, который создал неизвестно кто. Вначале принадлежность электронного ящика следствие приписывало Игорю Комлику, мол, на почте находится ряд документов, которые интересует следствие; с санкции прокурора электронную почту вскрыли. Но тут внезапно оказалось, что Комлику почта не принадлежит. А кому принадлежит? Оказывается, следствие не знает, кому принадлежит электронный ящик. Что вы творите, люди? Вы набросали туда "документов", вы хотите легализовать их через следствие и суд и создать прецедент в Беларуси. А завтра можно завести фейковый электронный ящик на имя любого гражданина Беларуси, набросать туда фейковых "документов" - и привлекать к уголовной ответственности.

Сегодня реализуется цель размазать профсоюз и уничтожить.

- Речь идет о расчетном счете, якобы открытом профсоюзом в одном из банков Литвы?

- Да. Более того, появляются некие юридические адреса в Литве, по которым якобы зарегистрирован профсоюз РЭП. У профсоюза только один юрадрес: Минск, Кульман, 4 - был и остается. Какой РЭП по литовскому адресу? Разберитесь сначала!

- В обвинении фигурируют 11 тысяч долларов, якобы неуплаченных профсоюзом за 2011 год. Можно предположить, что система хочет "раскулачить" профсоюз. Что с вас можно взять?

- Не думаю, что власти хотят получить только финансовую выгоду, это лишь повод.

С 2001 года власти уничтожают профсоюз РЭП и никак не могут уничтожить; в 2003 году профсоюз насчитывал 641 человека, сегодня у нас - 2500 человек. Сегодня кто-то платит взносы, кто-то не платит; мы можем позволить себе каждый квартал исключать по 100-120 человек и столько же принимать - это внутренние проблемы профсоюза, не надо сюда лезть. А вы все хотите показать "фейковый" профсоюз: мол, пирамиду Мавроди построили. Угомонитесь! Сегодня люди приходят в профсоюз и оказывают благотворительную помощь: отдают свои деньги и уходят, даже фамилии не называют. И переспрашивают: чем еще можем помочь?

- Чего ожидаете от предстоящего суда?

- Я иду не на заклание. Я четко понимаю, что сегодня представляют собой суды Беларуси, но свою честь и достоинство мы не потеряли до сегодняшнего дня, не потеряем и на суде.

- Допускаете ли вы, что одним из следствий судебного процесса может стать закрытие профсоюза РЭП?

- По решению нынешнего суда ликвидация профсоюза невозможна, обвинение не требует закрыть РЭП. Дальнейшее развитие событий зависит от многих факторов, в том числе и от реакции белорусского гражданского общества и международного сообщества на суд. Подготовка к суду идет с процессуальными нарушениями, о которых адвокаты будут говорить, я уверен (как ДФР выбивало из членов профсоюза нужные показания, многие расскажут на суде). Какую корысть вы нашли в действиях Федынича и Комлика? Докажите ее документами, эту корысть!

В любой ситуации профсоюз будет работать, потому что сегодня, слава Богу, РЭП не одинок - как в Беларуси, так и в мире.


Справка.

2 августа 2017 года Департамент финансовых расследований КГК по Минску провела обыски в минском офисе профсоюза РЭП, дома у главного бухгалтера профсоюза РЭП Игоря Комлика, лидера профсоюза Геннадия Федынича и Натальи Пичужкиной, а также в офисе Беларуского Независимого профсоюза в Солигорске.

“Председатель и главный бухгалтер профсоюзной организации с целью личного обогащения открыли от имени профсоюза счета в зарубежных банках, на которые постоянно поступали крупные суммы денежных средств (речь идет о сотнях тысяч долларов США)”, - заявил КГК.

Игорь Комлик два месяца провел за решеткой, его освободили вечером 2 октября 2017 года под подписку о невыезде. Комлик и Геннадий Федынич находятся под подпиской о невыезде.

По "делу профсоюзов" допрошено свыше 800 членов РЭП.

8 мая Геннадию Федыничу и Игорю Комлику предъявлено окончательное обвинение: неуплата налогов в особо крупном размере (часть 2 статьи 243 Уголовного кодекса). Лидеры профсоюза обвиняются в том, что по их вине профсоюз РЭП не уплатил в госбюджет налогов на сумму 22 тысячи 867 рублей 10 копеек.

Суд начнется 30 июля под председательством судьи Советского района Минска М.Федоровой.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ