Какие еще "маневры" стоит ожидать Беларуси от России?

Александр Заяц / TUT.BY

Иллюстративное фото
25 декабря Александр Лукашенко и Владимир Путин должны провести очередные переговоры. Главный вопрос — компенсация Беларуси за российский налоговый маневр в нефтянке.

Если они не увенчаются успехом (все прогнозы пока к этому сводятся), то в силе останется кремлевский тезис — если хотите дешевле газ и нефть, давайте глубже интегрироваться. В будущем нельзя исключить, что Кремль будет активно продвигать такую риторику и в других стратегически важных секторах белорусской экономики. Чтобы выявить такие точки риска, достаточно провести небольшую ревизию российско-белорусских взаимоотношений.


От общего…

Ни для кого не секрет, что Россия — основной торговый партнер Беларуси: по итогам 2017 года удельный вес России во внешнеторговом обороте Беларуси составил 51,7% всего товарооборота. По сравнению с 2016 годом он увеличился на 23,5% до 32,4 млрд долларов. Тенденция 2018 года имеет также восходящий тренд. Товарооборот за десять месяцев составил почти 30 млрд долларов.

В 2017 году экспорт белорусских товаров в РФ 12,8 млрд долларов. Основные позиции: сыры и творог — 6% всего белорусского экспорта в Россию; автомобили грузовые — 5,8%; масло сливочное — 2,9%; молоко и сливки сгущенные и сухие — 2,9%; говядина свежая или охлажденная — 2,7%; тракторы и седельные тягачи — 2,4%; части и принадлежности для автомобилей и тракторов — 1,8%; молоко и сливки несгущенные — 1,8%; тара пластмассовая — 1,6%; мясо и пищевые субпродукты домашней птицы — 1,5%.

Импорт товаров из России составил 19,6 млрд долларов. Основные товары в структуре импорта: сырая нефть, включая газовый конденсат — 27,1% всего российского импорта в Беларусь; природный газ — 14,2%; нефтепродукты — 5,5%; легковые автомобили — 2,8%.

Объем внешней торговли услугами с Россией в 2017 году составил 4,4 млрд долларов, из них белорусский экспорт — 2,9 млрд, импорт — 1,5 млрд. Больше половины средств было заработано на транзите, транспортных и строительных услугах.

Москва также предоставляет Минску масштабную финансовую поддержку. Сейчас действуют девять межправсоглашений по предоставлению Беларуси российских государственных кредитов: один экспортный (на строительство АЭС) и восемь финансовых. По состоянию на середину мая 2018 года сумма задолженности Беларуси по госкредитам, предоставленным РФ, составила 6,3 млрд долларов и около 60 млрд российских рублей. Просроченных обязательств у Беларуси нет.

Кроме того, в 2016—2018 году подконтрольный России Совет Евразийского фонда стабилизации и развития предоставил финансовый кредит Беларуси на 1,8 млрд долларов на финансирование программ макроэкономической стабильности. Заключительный седьмой транш еще на 200 млн долларов ожидается в ближайшее время.

Россия также является крупнейшим инвестором для Беларуси. Общий объем накопленных в реальном секторе экономики Беларуси иностранных инвестиций на начало 2018 года составил 11,23 млрд долларов. Большего всего средств поступило из России (2,55 млрд), Кипра (2,05 млрд), Турции (823 млн), Нидерландов (806,6 млн) и Великобритании (716,4 млн). Если допустить, что зачастую за офшорными компаниями из других стран также скрывается российский бизнес, то доля РФ еще более весома.


… к частному

Теперь с общего макроуровня перенесемся на микроуровень. Можно увидеть на конкретных примерах, что в настоящее время российский бизнес активно представлен в разных секторах экономики Беларуси. А вот в обратном направлении картина выглядит иначе.

Крупнейшим двусторонним инвестпроектом является строительство Белорусской атомной станции. На сооружение АЭС Москва выделила кредит в 10 млрд долларов (90% стоимости контракта), оставшиеся 10% были дополнительно прокредитованы Внешэкономбанком РФ. Строительство ведет «Росатом» и его дочерние структуры.

«Газпром» является крупнейшим налогоплательщиком Беларуси. Помимо «газовой трубы» («Газпром трансгаз Беларусь») российской монополии подконтрольны сеть заправок («Газпромнефть-Белнефтепродукт») и банк («Белгазпромбанк»).

Крупнейшая частная компания России «Лукойл» представлена сетью одноименных АЗС и производителем присадок к топливу «ЛЛК-Нафтан».

«Роснефть» является акционером Мозырского НПЗ и реализует часть нефтепродуктов через собственную сеть заправок.

Какие еще "маневры" стоит ожидать Беларуси от России?

Фото: Reuters

Госоператор «Транснефть» владеет на территории Беларуси нефтепродуктопроводами.

Крупные российские ИТ-компании Softline и «Ланит» обзавелись активами в Беларуси и открыли центры разработки в Минске и областных центрах.

Российские «Мобильные ТелеСистемы» представлены в Беларуси одноименной компанией, в которой владеют 49% долей. Подобная доля приходилась на российских инвесторов и в «Белорусских облачных технологиях». «Космос ТВ» на 50% является частью российской группы компаний «АКАДО».

В сегменте «медиа и интернет» прочны позиции «Яндекса» и Mail.Ru Group.

На белорусском рынке также представлены все крупнейшие металлургические комбинаты РФ.

В Национальный аэропорт Минск летают три ведущие авиакомпании России: «Аэрофлот», «Сибирь» и «ЮТэйр».

Если в классической розничной торговле российские компании не очень активны (можно выделить разве что сеть по торговле обувью и детскими товарами «Кари», на подходе «Детский мир»), то в e-commerce «Вайлдберриз» и Lamoda уже добились в Беларуси определенного успеха. Недавно о желании выйти на белорусский рынок объявил и «Озон».

На белорусских дорогах появляется все больше автомобилей «Лада», а также партнера АвтоВАЗа — Рено. В целом же доминируют машины российской сборки.

В банковском секторе Беларуси львиная доля активов приходится на госбанки. Но вслед за ними следуют кредитные организации с участием российского капитала, причем тесно связанные с государством. В 13 системно значимых банков Беларуси, по методологии Нацбанка, входят 5 «дочек» российских банков (БПС-Сбербанк, БелВЭБ, Банк ВТБ, Альфа-Банк, Белгазпромбанк). Кстати, недавно Белгазпромбанк стал крупнейшим негосударственным банком Беларуси. То есть занимает 3 место в банковской системе по величине уставного фонда и нормативного капитала (350 млн долларов).

Что касается активов белорусского бизнеса в России, то они гораздо скромнее. В топ-500 крупнейших компаний России, по версии РБК, входит только «Торговый дом «БелАЗ». Впрочем, основное представительство белорусских компаний в РФ и сводится к товаропроводящим сетям, что не является особым показателем.

Фабрика «Белвест» активно развивает свои фирменные магазины в России и входит в число крупных продавцов обуви. Ритейлер «Евроопт» также создал свою сеть магазинов в приграничных районах. Но масштабного развития этот бизнес пока не получил.

Подконтрольная белорусскому бизнесмену Koнстантину Шавелю компания ШАТЕ-М является крупнейшим оптовым центром автозапчастей на российском и белорусском рынке.

Разработкой и добычей нефти и газа в России занимаются «дочки» «Белоруснефти». Но объемы добычи небольшие. Свои нефтяные активы в Саратовской области имеют белорусы Валерий Шумский и Артур Зубарик.

«Санта Бремор» Александра Мошенского контролирует в России компанию «Русское море», которой принадлежит завод по производству пресервов из рыбы и морепродуктов в подмосковном Ногинске.

EPAM Systems, уже в большей степени международная ИТ-компания, чем белорусская, имеет офисы в 11 городах России, в которых трудятся 4800 человек.

МТЗ надеется увеличить производство «союзного трактора». «Амкодор» пытается локализовать производство. «Белавиа» открывает новые рейсы в РФ. Пробивается на российский рынок и завод «БелДжи».

Как видим, масштабы бизнеса несопоставимы. С другой стороны, на протяжении 25 лет крупная российская экономика постоянно доминировала в Беларуси и это не вызывало особых волнений. В мире также немало примеров, когда доля одной страны в экономике другой страны довольна высока. Но в белорусско-российском контексте такие перегибы чреваты.


Откуда ожидать «маневра»?

В истории России и Беларуси уже было немало нефтяных и газовых войн. Их природа в том, что Минск покупает углеводороды по ценам ниже мировых. Россия пользуется тем, что является единственным поставщиком нефти и газа в Беларусь. Ежегодно поставляет 18 млн тонн нефти (есть договоренность на 24 млн) и 19 млрд кубических метров газа. Перекрыть такие весомые объемы альтернативными источниками будет проблематично. У Беларуси варианты действий сильно ограничены. Чего нельзя сказать о России. Как показывает история с налоговым маневром в нефтяной сфере, последствия могут быть для Беларуси весьма чувствительными.

Впрочем, если разобраться, то и по другим направлениям возможны неприятности. Излишне говорить о высокой финансовой зависимости Минска от Москвы (цифры приведены выше). О необходимости диверсификации говорил недавно Александр Лукашенко в контексте возможного провала переговоров с Владимиром Путиным. «Мы будем вынуждены переформатировать в какой-то степени нашу внутреннюю, внешнюю политику. И особенно все, что связано с финансами», — заявил Лукашенко.

Какие еще "маневры" стоит ожидать Беларуси от России?

Фото: Reuters

Куда будет устремлен взор нетрудно предположить. Беларусь с 2015 года вела переговоры с МВФ о потенциальном кредите до 3 млрд долларов. Кроме того, активную деятельность в Беларуси обозначают Европейский банк реконструкции и развития, Всемирный банк, Европейский инвестбанк. Проблема в том, что они требуют структурных реформ. Но из-за разногласий с Россией консенсус может быть найден.

Есть чувствительные позиции и в реальном секторе.

Россия на фоне западных санкций объявила курс на импортозамещение. Беларусь может от этого как выиграть, так и проиграть. Но пока все идет по второму сценарию.

Взять, например, машиностроение. На российском рынке довольно прочны позиции БелАЗа и Минского завода колесных тягачей. Но в РФ предпринимаются попытки наладить собственное производство в этих сегментах. Пока, правда, не слишком успешные.

Другой пример — Минский автомобильный завод. Доля грузовиков МАЗ на российском рынке составляет 5,2% и это всего лишь седьмая позиция. КамАЗ и другие компании активно продвигают свою технику. На рынке пассажирских автобусов техника белорусского производства составляет порядка 3,8%. «Положительное влияние оказали поставки автобусов в города проведения игр чемпионата мира по футболу 2018 года, а также сотрудничество МАЗа с российскими партнерами по производству техники на газомоторном топливе», — констатировал вице-премьер Игорь Ляшенко. Но такие чемпионаты в России проводятся редко.

Как видно из статистики, поставки продовольствия, в частности, молочной продукции, являются солидной статьей белорусского экспорта, несмотря на претензии Россельхознадзора. Впрочем, в недавнем интервью ТАСС посол РФ в Минске Михаил Бабич предупредил, что этот источник в ближайшие несколько лет может иссякнуть.

Российский рынок молочной продукции в настоящее время обеспечивается собственными производителями на 82−83%. В планах увеличивать этот показатель на 2,5−3 процентных пункта в год. Таким образом через пять-шесть лет рынок может быть заполнен только российской продукцией. «Сегодня мы действительно создаем приоритет для белорусских производителей, потому что у нас есть дефицит. Но как только его не будет, у кого в России сможет подняться рука на собственного производителя в пользу пусть братского, но иностранного государства?» — сказал Бабич. При этом он поддержал президента Беларуси в стремлении «диверсифицировать совместные усилия и создавать задел для выхода со своей продукцией на рынки третьих стран». Но понятно, что в приоритете будет собственный рынок.

Россия — главнейший партнер, но Минск хочет ее долю снизить и нарастить присутствие на рынках ЕС, Азии, Африки и Америки. В 2017 году белорусское правительство разработало программу развития страны, которая предусматривала распределение экспорта по принципу «трех третей» — треть в Россию, треть в Евросоюз, треть в остальные страны. По словам чиновников, диверсификация идет. Практически в 2 раза возросли поставки инвестиционных товаров на рынок стран ЕС, в основном за счет роста экспорта грузовых автомобилей (прирост составил 113,4 млн долларов при росте физических объемов в 1,6 раза), сказал Ляшенко. Но освоение новых рынков идет не таким быстрыми большими темпами как представляется. Вероятно, что процесс ускорится, когда Беларусь станет полноправным участником мировой торговли, то есть членом Всемирной торговой организации. Однако недавно Лукашенко запретил членам правительства без его ведома вступать в ВТО. «Надо разобраться, куда мы будем вступать», — сказал он.

…Возможно, волатильность в белорусской экономике стала бы меньше, если бы во всем разбирался не только один человек.

Заметили ошибку нажмите Ctrl+R

Читайте также

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники